Рокерское движение ссср

Неформалы в СССР | Back in the USSR

Неформалы. Целая группа молодёжных движений в СССР 80-90-х годов. В целом они не отличались большим разнообразием. Тем не менее они сформировали свой язык самовыражения, уличные стили, моду, искусство, коммуникации, и самодостаточный меломанский рынок.ХиппиРасцвет движения основанного на меломанских психоделических и хардроковых пристрастиях, породившее всесоюзную систему вписок, лесных и пляжных лагерей, домашних концертов, а так же путешествий автостопом, пришелся на середину 70-х. К началу 80-х, мода на хиппи захлестнула столицы, в Москве коммуникация хиппи охватывала бульварное кольцо, Арбат и площадь Маяковского.Ряды движения пополнили студенты-битломаны, уличные барды и поколение детей советской интеллигенции, занимавшихся неофициальным творчеством. Хиппи 1984 годХиппи. Недалеко от Туриста, 1988 годХиппи. У входа в Сайгон, 1987 годСтилягиВ 1980-е годы движение возродилось благодаря интересу молодёжи к ретро-стилю. Эти группы фигурировали в Ленинграде под наименованием «секретистов» в Ленинграде , а в Москве назывались «бравистами»(по названиям групп Браво и Секрет) Стиляги. Антон Тедди и товарищи, 1984 год.Фото Дмитрия КонрадаСтиляги. Рус Зиггель и Тедди бойз. Ленинград, 1984 год. Фото Дмитрия КонрадаШирокие Стиляги. Москва, 1987 годНьювейверыДвижение ньювейва получило в советском обществе достаточно размытое проявление. Изначально опиравшееся на меломанские предпочтения в виде электронных экспериментов и эстетику постпанковских «новых романтиков», отечественные ньювейверы компилировали свою внешнюю эстетику на базе «чистого стиля», прическами определенного вида и макияжа, с элементами вобранных из других уже сложившихся движений, начиная от брейкерских очков, кончая постпанковским «мрачным стилем»После 85 года, вслед за частичной легализацией зарубежных нерадикальных стилей, популяризации диско и подъемом металлистической волны, общая масса «новой волны» разделилась на два лагеря. Дискотечные поклонники зарубежной эстрады и потреблявших брэндовые вещи и получившие ярлык «попперов» из-за увлечение поп-музыкой 80-х. И более продвинутые модники -ньювейверы, которые находились в плотном соприкосновении с творческим андеграундом, экспериментировавших в рамках модовских и постпанковских традиций.Ньювейверы. Ленинград, 1984 годНьювейверы. Ньювейв в МИФИ, 1983 годНьювейверы. На Маяке, 1990 годБрейкерыВ начале 80-х до советской молодежи докатились отголоски хип-хоперского движения, получили свое проявление в виде движения «брейкеров»( по самочинному местному определению танцевального стиля). Изначально представлявшее из себя стиль жизни комбинировавший скейтбординг и дискотечного танца, этот стиль был представлен немногочисленной студенческой модной средой и «золотой молодежью» Юга-Запада Москвы. Но уже к середине 80-х вслед за, открытием молодежных кафе и выходы фильма «Танцы на крыше», брейкеров представляли не иначе как танцевальную субкультуру, со своими экспериментами в области внешнего вида. Брейкеры. Арбат, 1986 год. Фото Сергея БорисоваБрейкеры. Арбат, 1987 год. Фото Ярослава МаеваБрейк дэнс, 1987 годРокабиллыСам стиль, получил широкое распространение благодаря общеевропейскому возрождению классического рок-н-ролла и началу сайкобилли движения во второй половине 80-х. В Советском Союзе это проявление наложилось на ньювейверскую костюмную моду, но уже после 86 года обособилось, частично в Купчинском андеграунде (Ленинград), частично рокерском (Москва, МХАТ), и в среде фан клуба Элвиса Пресли (Москва) с тусовочными местами на ст.метро Площадь Революции и Катакомбах (руины Греческого зала)Рокабиллы. Еж и Мавр, 1987 годРокабиллы. Ленинград, 1987 годРокабиллы. Рокабилли на Арбате, 1989 годРокерыТермин «рокеры», появился в начале 80-х и распространялся изначально на советских поклонников рок-музыки. Но, уже начиная с 1984 года, ярлык «рокер» закрепился за поклонниками именно тяжелого рока, тяготеющих к внешнему стайлингу аналогичному британским «кофебар ковбоям» и американским байк клубам. В сентябре 1984 года ( в день рождения Ковердейла), этот термин был был поднят на флаг тусовкой поклонников тяжелого рока в ЦПКО им. Горького, и в дальнейшем распространился на первые мото гэнги Москвы «Black aces» и «Street wolfs», далее на все мото объединения вплоть до 1989 годаРокеры, 1987 годРокеры, на задворках МХАТа, 1988 годРокеры, Ночной выезд, 1988 годМеталлистыСобственно сам термин «металлист», зародился на филофонических тусовках еще в начале 80-х, когда на рубеже десятилетий сменились ритмы у групп ранее по советским меркам проходившие как «тяжелый рок». Калькируемый с иностранных журналов слоган «хеви металл» изначально распространялся на «кисоманов» и иных поклонников «хардрока» начала 80-х.Но уже к середине десятилетия, после самоопределения части меломанов в «рокеры» и появления отечественных коллективов «99%», «Коррозия металла», «Э.С.Т.» и иных группы поклонников стали именоваться именно «металлистами»Металлисты из Горького, 1987 годМеталлисты. ВДНХ, 1986 годМеталлисты. ХМР-89, ОмскПанкиНаиболее идеологизированное, и одновременно аполитичное, движение получило первые свои проявления на рубуже 80-х. Не обладая полнотой визуальной информации о зарубежных аналогах, но понимая эффективность артистического карикатурного лайфстайла, этот феномен проявился в виде пародийного уличного идиотничания, артистического юродства, постепенно обрастая несоветской атрибутикой, музицированием и художествами.Будучи наиболее «обидным» для совноменклатуры общественными проявлениями ( откровенно порочащими облик советского гражданина перед иностранными туристами), «советский панк» подвергался наиболее интенсивному прессингу со стороны комсомольцев, милиции и гопоты. Все это привело к радикализации; слиянию панков и рокеров, формированию хардкор, красти и киберпанк стилей, с первыми «ирокезами» на невменяемых головах носителей. К удивлению самих представителей советского панк-андеграунда, когда в «железном занавесе» обнаружились информационные бреши , обнаружилось что эти проявления совпали с передовыми общемировыми субкультурными тенденциями.Панки. ДК Горбуново, 1987 годПанки. Ленинград, 1986 год. Фото Наталии ВасильевойПанки. Москва, 1988 годМодыС подачи первых «новых стиляг» и получивший свой стартовый толчок то модовского движения 60-х, в СССР получил обратный вектор развития от советского панка к винтажным мотивам прошлого. При этом, нисколько не утратив радикализма, советский «мод стайлинг» периода авангардных художественных движений 80-х, стал визитной карточкой для многих участников музыкальных и художественных проектов, объединив разнородный артистический люд тяготевших к меломанской всеядности и пропускавших через себя все последние новинки от моды и музыки. Такие персонажи, пренебрежительно именуемые в арт среде «модниками» участвовали в большинстве ключевых показах и перформансах, были носителями последней модной и околокультурной информации и частенько эпатировали население пародийными на соцноменклотурные костюмами и панковскими выходками. Моды. Москва, 1988 годМоды. Москва, 1989 год. Фото Евгения ВолковаМоды. Челябинск, начало 80-хХардмодыКратковременное проявление этой промежуточной зарубежной стилистики 70-х, пришлось на конец 80-х, в связи со сплочением радикальных неформальных кругов во время противостояния прессингу и наплыва новой волны действительно маргинальных элементов, вслед за популяризацией неформальных движений на рубеже 87-88 года (аккурат после перелома в уличных баталиях с «люберами» и гопниками). Стоит отметить, что подобные проявления в карикатурном ироничном виде присутствовали на просторах нашей родины, когда радикальные неформалы рядились в протоскинхедовские наряды, из вредности стригли головы налысо, и толпились в людных местах. Пугая своим внешним видом милиционэров и обывателей, на полном серьезе внимавших советской пропаганде, что де все неформалы-это фашиствующие молодчики. Хардмоды же конца 80-х, являлись сублемацией из панковского, рокабильного и милитаристкого стиля, и конечно же ни разу не слышав про то как они должны по стилистической классификации именоваться, предпочитали самоназвание «стритфайтеры» и»милитаристы».Хардмоды. Красная площадь, 1988 годХардмоды. Московский зоопарк, 1988 годСайкобиллыСайкобилли, будучи в большей степени проявился в Ленинграде на рубеже 90-х, вместе с группами Swidlers и Meantreitors, когда группы молодых людей оформили это направление музыкально, выделившись из рокабилльной среды. Но и до этого существовали отдельные персонажи выпадающие из рамок новых субкультурных лиг и предпочитавших полимелорманию рок-н-ролльного толка. В плане дресс-кода это тяготение было близко и панковской эстетикеСайкобиллы. Во дворе рок-клуба, 1987 год. Фото Наталии ВасильевойСайкобиллы. Ленинград, 1989 годСайкобиллы. Москвичи в гостях у ленинградцев, 1988 год. Фото Евгения ВолковаБайкерыВ ходе столкновений с гопниками и «люберами» в период с 1986 по 1991 год, в рокерской и хеви-металлической среде выделилась особые активные группы, которые на рубеже 90-х преобразовались из мотто гангов в первые мотто клубы. Со своей визуальной атрибутикой по образцу иностранных байк клубов , и на тяжелых мотоциклах, модернизированных вручную или же вовсе послевоенные трофеиных образцах . Уже к 90-му году в Москве можно было выделить группировки «Hell Dogs», «Night wolves», «Сossacs Russia». Так же присутствовали менее долгосрочные мото объединения, такие как «мс Давыдково». Самоназвание байкеры, как символ отделения этого этапа от рокерского прошлого, сначала закрепилось за группой сплотившейся вокруг Александра Хирурга, и далее распространилось на все мотто движение постепенно охватывающее многие города постсоветского пространстваБайкеры. Хирург, 1989 год. Фото Петры ГаллБайкеры. Кимирсен, 1990 годБайкеры. Ночные волки на Пушке, 1989 год. Фото Сергея БорисоваБайкеры. Тема, 1989 годБитникиЯвление не менее многогранное чем эстетика панка, советское битничество ведет свое происхождение из далеких 70-х.Когда под этот термин попадали модные декаденты посещающие злачные места, отрастившие волосы ниже плеч и разряженные в кожаные куртки и «битловки». Под этот термин попадали и «лабухи» -музыканты лабающие музыку на заказ в советских ресторациях, и просто люди вне каких то «лиг», ведущие обособленный и аморальный, с точки зрения советской эстетики, образ жизни. Такая тенденция к началу 80-х усугублялась небрежным внешним видом, вызывающим поведением и наличием какого то отличительного элемента в одежде. Будь то шляпа или шарф или яркий галстук.Битники. Битнички, Тимур Новиков и Олег Котельников. Фото Евгения КозловаБитники. Парад на первое апреля, Ленинград-83Битники. Челябинск, конец 70-хФанатыДвижение зародившееся в конце 70-х и состоявшее из «кузьмичей»( простых посетителей стадионов) и выездной элиты , сопровождавшей команды на матчах в других городах, уже к началу 80-х обрело своих районных лидеров, обросло «бандами», мерчендайзом и превратилось в околофутбольную коммуникацию. Вслед за быстрым стартом спартаковских фанатов(наиболее известным центром тусовки начала 80-х стал пивной бар «Саяны» на ст. метро Щелковской), проводивших свои городские акции и парады, так же быстро стали появляться «банды» вокруг других командФанаты. Москва, 1988 год. Фото Виктории ИвлевойФанаты. Москва-81. Фото Игоря МухинаФанаты. Приемка фаната Зенита в Днепропетровске-83ЛюбераСвоеобразное направление образовавшееся на стыке увлечения культуризма и программы по надзору за молодежью.Изначально закрепленное за локальной группой лиц из Люберец,часто пребывающих в столицу в места отдыха молодежи, название «любера» уже с 87 года интерполировалось не только на разнородные группы не имеющих между собой связи,но и на более крупные группировки сконцетрировавшиеся в этот период в ЦПКО им.Горького и Арбате. Ждань, Лыткаринские, совхозмосковские, подольские, карачаровские, набережночелновские, казанские-это неполный перечень «подмосковного братства»,пытавшегося контролировать не только обозначенные территории ,но и иные злачные места и привокзальные площади.Изначально поощряемые властями надеявшихся поместить эти образования в канву «народной дружины», эти группы не имели общего дресскода кроме тяготения к спортивной одежде, но и имели противоречивые интересы консолидировавшиеся только в рамках агресии против модников и «неформалов».Любера. 1988 годЛюбера. Африка и любера, 1986 год. Фото Сергея БорисоваЛюбера. Любера и подольские в ЦПКО им.Горького, 1988 год
Читайте также:  Советская книга о вкусном и здоровом питании

Источник: http://maxpark.com/community/129/content/3524536

Девяностые. Вид с мотоцикла «Урал»

Приходите на «Остров 90-х»!
Вход бесплатный. Программа — тут.

На фестивале «Остров 90-х», который мы проводим 20 сентября в МУЗЕОНе совместно с Фондом «Президентский центр Б.Н. Ельцина» (Ельцин Центр) и порталом «Твоя история», будет представлена выставка берлинского фотографа Петры Галл «По дорогам СНГ».

В 1991—1996 годах Петра Галл приняла участие в нескольких байкерских турах, прошедших по дорогам Содружества независимых государств — геополитического образования, возникшего на обломках советской империи.

Объезжая на мотоциклах «Урал» постсоветское пространство от Вильнюса до Самарканда, Петра Галл снимала репортажи по заказу немецких журналов Biker News и Motorrad.

На фотографиях Галл запечатлены мгновения защиты Белого дома в 1991-м, прибалтийского сепаратизма и многие другие моменты из повседневной жизни 90-х, содержавшей элементы коммунистической архаики и признаки наступившего нового времени.

Куратор выставки Михаил Бастер

Петра Галл родилась в холмистом Сааре, ставшем десятой землей ФРГ только в 1957 году. Убежав из дома в подростковом возрасте, Петра очутилась в Берлине в 1981-м.

Сейчас это уже давний момент истории о разделенной послевоенной Германии, но и в нынешнее время тема ГДР/ФРГ находит отклик в немецких сердцах — особенно в Берлине; разделение на капиталистическую и социалистическую части страны прошло прямо через ее столицу и ознаменовалось постройкой знаменитой Берлинской стены.

Тема ГДР и возможности альтернативной общности не обошла вниманием и Петру. Может быть, это были ее первые фотоопыты в рамках поездок на «поездах дружбы», которые колесили по странам соцлагеря семидесятых годов.

Наверняка оттуда же берет свое начало и ее интерес к Стране Советов, где Петра очутилась, будучи уже профессиональным фотокорреспондентом агентства «Зебра», по заданию молодежного журнала «Бликпункт».

Она сразу оказалась в некоей terra incognita для большинства иностранных корреспондентов: ее принял как свою московский молодежный андеграунд.

Сделав не одну сотню фотографий о закулисной жизни мото-рокерского движения СССР, Петра Галл длительное время сотрудничала с различными немецкими журналами и в девяностые годы, когда она влилась в феминистическое движение Германии.

Именно благодаря ее фотографиям жизнь переходного периода между СССР и нынешней Россией, периода распада советской общности, можно теперь посмотреть в виде одной цельной фотосессии с крайне необычного ракурса. Ракурса видения мотоциклиста, перемещающегося на огромные расстояния от Гибралтара до Самарканда с короткими остановками для концертов, неформальных свадеб, рокерских мототусовок и клубных вечеринок.

Прямая трансляция фестиваля из всех социальных сетей — тут
Наш хэштег #остров90

Источник: https://www.colta.ru/articles/ostrov90/8571

Рок движение в Советском Союзе

В новейшей истории России, рок- направление давно уже заняло свою нишу и прочно обосновалось там. Очень редко переплетаясь с современной попсовой, шансонной культурой, идя своей дорогой.

И что самое главное — это обстоятельство нисколько не снижает рейтинги рок культуры в нашей стране. Рок стоит обособленно.

И это не удивительно, ведь именно рок-андеграунд появился в СССР и был «сам по себе», медленно, но верно протаптывая себе путь в мир советского, неискушенного зрителя.

Из покон веков музыкальная культура – это определенный протест, который возникал на фоне внутренних и внешних факторов. Советский Союз не стал исключением. Первые отголоски направления появились еще при Сталине, когда «накал» между СССР и США возрос до максимума. Времени, когда рамки были повсюду.

Народ, уставший от этого, очень быстро принял новое направление в своё лоно. Первые джазовые вечера (да, да, именно джаз дал начало року в Союзе) умело вписывали в музыкальные кружки, виа ансамбли. Именно в 50-е годы появились те самые стеляги – яркие, беззаботные, бесстрашные, со «смелыми» танцами.

 

Времена «оттепели» можно назвать временем появлением непосредственно рока в СССР. Новые внешние идеалы, привезенные из вне, буквально заняли умы молодежи. Начиная от самого рок-н-ролла, заканчивая прической, потертыми джинсами, умением вести себя откровенно, без стеснения. Постепенно рок-н-ролл стал доступен всей молодежи союза, а не только детям интеллигенции. 

С приходом Брежнева вновь «просыпается» ненависть ко всему чуждому, западному. И как раз в это время появляется знаменитая четверка «Beatles».

Именно группа «Битлз» дало начало созданию рок-групп в СССР. «Славяне», «Соколы», «Авангард»… А что уж говорить о подпольных группах, их было множество. Началась настоящая облава, досмотры заведений, аресты. «Битлз» был под запретом.

Чем больше запрещали, тем ярче разгорался протест, выливаясь в создание новых групп. По популярности Битлов, пожалуй, можно сравнить только с «Rolling Stones».

И пошло-поехало: «Led Zeppelin», «Cream», «Pink Floyd», «Yes» ,»Deep Purple»…

Как было сказано выше, рок всегда обособлял себя от эстрады. Так было и в советские времена. Именно по этой причине первые рок-группы стали именоваться ВИА – вокально-инструментальный ансамбль. Никакой перспективы официального создания группы , никаких привилегий, ни официального заработка, ничего не давало надежду на успешное продвижение в будущем.

Многие уходили в самодеятельность, в кружки филармонии. «Поющие гитары», «Песняры», «Веселые ребята» , все эти группы, увы, не смогли существовать как самостоятельная единица рок-группа. Но именно таким «роком» и прикрылось полит. Культура. Именно ВИА подменил западный рок. Спокойная, однообразная музыка, нужные слова, ничего лишнего, это все, что тогда было нужно.

Молодежь Советов приняла эту подмену. 

Но не все так гибло, как казалось. Все же оставались группы, которые смогли выжить, давая концерты. И каждый раз, после каждого концерта их могли без объяснений закрыть. 

«Машина времени», «Интеграл», «Автограв», «Арсенал». Именно эти группы собирали залы, зарабатывали колоссальные сборы, в отличии от ВИА. Официально группы курировали и все сборы тогда уходили на благо родины. 

Время шло, рок-группы все выше поднимались, все больше стало людей виртуозно владевших рок-инструментами, все больше писалось текстов открытых, все больше прослушивались тяжелые биты. «Машина времени» Макаревича, «Скоморохи» Градского были те самыми группами, которые «ловили свою волну». 

Но не все принимала публика, многие рок- направления не прижились в СССР. Это сейчас в России почти по каждому направлению есть более или менее знаменитая группа. 

80-е годы дали такие группы как «Аквариум», «Звуки Му», «Бригада С», «Наутилус Помпилиус», «Кино», «Алиса», «ДДТ», «Звуки», «Ва-Банк», «Крематорий» и другие.

Все эти группы существуют и сейчас, конечно, уже в другом виде. Перестройка сделала своё, где-то убрав, где-то, наоборот, что-то добавив.

Но тот самый драйв — не желея себя «отдаваться» зрителю, до сих пор живет в нашей (уже российской) рок-культуре.

автор: tambo

Источник: http://www.vsssr.com/stati/kultura/muzyka/rok-dvizhenie-v-sovetskom-soyuze.html

История байкерского движения

Мы как то с вами обсуждали, что есть современный Американский байкер,  а ведь на самом деле, история байкерства  (англ. biker, от bike ← motorbike ← motorbicycle «мотоцикл»)  известна лишь в общих чертах из-за замкнутости и скрытности этого сообщества.

Достоверно можно сказать, что байкеры, как субкультура, появились в Америке после Второй Мировой войны.

По одной из самых распространенных версий, первыми байкерами были бывшие военные летчики палубной авиации, которые вернулись домой.

Отсюда, мол, и «крылатая» тематика, и пристрастие к кожаной одежде, и любовь к большим скоростям. Эта легенда ничуть не хуже остальных, но доказательств ее правдивости найти не удалось.

Так или иначе, американские города послевоенного времени постепенно начали наполняться ревом мощных моторов, который, нередко, не давал людям спать ночами. Впрочем, не это стало причиной довольно быстро сформировавшегося негативного отношения к байкерам.

А вот что было дальше …

1070-е, США

Первые мотоклубы появились в Америке еще в начале XX века, когда мотоцикл был экзотикой, — например, «Yonkers МС», «San Francisco МС», «Oakland МС» и т. д.

Но субкультура байкеров сформировалась только в 1950-е годы, когда появились мотоклубы, называющие себя «аутло» (outlaw — вне закона) или «motorcycle gang» («банда мотоциклистов»), сокращенно «МG».

Байкеры, состоявшие в этих клубах, не очень-то заботились о приличиях, плевать хотели на законы и установленные правила (вроде правил дорожного движения), накачивались пивом и могли похулиганить

Насколько эти байкеры были общественно опасны и соответствовали ли названию «вне закона» — вопрос. Но скоро за ними закрепилась крайне отрицательная репутация.

Все началось с одного инцидента в начале июля 1947 года в городе Холлистер, штат Калифорния, который в СМИ назвал «холлистерским мятежом». При этом точно не известно, имел ли место собственно мятеж.

Точно установлено лишь то, что с 4 по 6 июля в Холлистере проходило моторалли, на котором присутствовал несколько тысяч человек.

Но по сообщениям СМИ, в эти дни в Холлистере произошли беспорядки и погромы с участием байкеров.

В свою очередь, статьи в газете «Сан-Франциско кроникл» и в журнале «Лайф» (этот материал был иллюстрирован постановочным фото пьяного парня на мотоцикле) вызвали немалый общественный резонанс.

Через пару лет на основе этих статей был снят фильм «Дикарь» (The Wild One) с Марлоном Брандо в главной роли, нарисовавший негативный портрет байкеров. Так начал складываться стереотип байкера как погромщика и хулигана.

Читайте также:  Как действует водородная бомба и каковы последствия взрыва

Американская ассоциация мотоциклистов (АМА) среагировала на «холлистерский инцидент», заявив, что из всех мотоциклистов только один процент может быть причислен к «аутло», а остальные девяносто девять — законопослушные граждане.

Идея «одного процента» сразу же понравилась байкерам-«аутло» которые ни во что не ставили ни АМА, ни ее мероприятия, ни участников ассоциации, считая их слишком благопристойными и «чистенькими».

В результате эти байкеры стали называть себя «однопроцентниками» (1-percenters), а все остальные мотоклубы – «99-процентниками» (99-percenters). Некоторые «аутло» носили на своих куртках знак «1 %».

Деление на «однопроцентников» и «99-процентников» существует до сих пор, но оно уже не имеет никакого отношения к законопослушности и «аутло». Единственное формальное отличие — участие или неучастие в АМА.

А во всем остальном между мотоклубами — членами ассоциации и теми, что в нее не входят, — может и не быть особых различий.

Хотя байкеры из клубов-«однопроцентников» заявляют, что они и есть настоящие байкеры, для которых мотоцикл — образ жизни, а не просто хобби выходного дня.

Несмотря на конфликт в Холлистере, движение байкеров и мотоклубы запрещены не были. Более того, в лихорадочные для Америки 60-е и 70-е года, когда только ленивый не становился хиппи или байкером, оно набирало обороты и выплеснулось за пределы США. Байкерские клубы начинают заполонять Европу, а в начале 80-х они появляются даже в Советском Союзе, где байкеров называли «рокерами».

Правила, по которым существуют мотоклубы, сформировались еще в 1950-е годы и остаются практически без изменения во всех странах, где есть филиалы. Даже независимые клубы — вроде российских «Ночных волков», — не являющиеся подразделениями американских, в основном существуют по тем же правилам и используют ту же терминологию.

Процедуры вступления в мотоклуб также сохранились с 1950-х годов, хоть многие клубы уже далеки от идеологии «аутло». Прежде чем стать членом клуба — «мембером» (member), нужно пройти испытательный срок.

Кандидата в члены клуба называют «проспект» (prospect), миниимальный кандидатский срок в каждом клубе свой. Есть еще термин «пробэйт» (probate) — это новый член клуба уже имеющий байкерский опыт.

«Пробэйтами», например, на первое время становятся все члены «чептера» (chapter) — регионального подразделения, — если они переходят из одного клуба в другой.

Источник: https://masterok.livejournal.com/2781231.html

История русского рока — легенды советского времени

Русский рок как понятие

Русский рок – неотъемлемое и уникальное явление отечественной культуры. Существует достаточное количество вариантов определения этого понятия, однако большинство из них базируется на ошибочных или недостаточно точных утверждениях, среди которых наиболее распространены следующие:

Как правило, к нему  относят коллективы, представляющие, кроме собственно рок-музыки, достаточно широкий спектр музыкальных стилей – регги, рэп-кор, бардовскую и авторскую песню и т.д.

Но, кроме традиционной гитарной музыки, исполнители часто используют электронные элементы звука или даже ставят их в основу звучания группы.

Отечественный  рок не ограничивается протестными мотивами – в песнях присутствует любовная или философская лирика, текстуальный абсурд или что-либо иное.

Наличие автора-исполнителя не является обязательным – музыканты нередко исполняют песни со словами или музыкой других людей.  В конце концов, не принципиально даже наличие русского языка в тексте. Некоторые рок-музыканты в своих творческих экспериментах обращались и к другим языкам, в том числе и несуществующим.

В этой связи наиболее верным будет следующее определение: «русский рок» – это музыкальное направление, которое начало формироваться в СССР в 60-е годы под влиянием западной культуры рок-н-ролла, ставшее своеобразной альтернативой советской эстрадной традиции, развивавшееся на основе внешних заимствований, совмещаемых с отечественными культурными моделями.

Истоки нашего рока — 1960-е. 

Интерес к рок-музыке в СССР стал появляться в 60-е. В качестве причин следует отметить начавшуюся на западе в 1963 году «битломанию». Огромная популярность коллектива «The Beatles» стала причиной проникновения в Советский Союз сперва аудиозаписей «битлов», а после – и других рок-коллективов.

В 1960-е стали появляться первые советские самодеятельные коллективы («Сокол», «Скифы», «Славяне»), которые пытались играть рок-музыку. Можно выделить такие характерные черты их творчества в этот период:

  •  в первое время их репертуар состоял только из кавер-версий западных композиций;
  •  собственное творчество первоначально базировалось преимущественно на композициях с английским текстом (считалось, что русский язык, в силу своих лингвистических свойств, не подходит для рок-музыки);
  • низким качеством звучания в силу отсутствия соответствующей аппаратуры.

В целом можно утверждать, что в 60-е годы рок-культура на территории СССР лишь начинала формироваться, творчество музыкантов сводилось к копированию западных творческих стандартов, а самобытной русской рок-традиции в тот период ещё не было.

 ВИА и «самодеятельные» коллективы — 1970-е

Появление на западе коллективов «Pink Floyd» и «Led Zeppelin» обусловило рост популярности арт-рока и хард-рока среди советских групп в 70-е годы.

Наследуя новый стиль, коллективы, тем не менее, всё больше склонялись к созданию и исполнению собственного материала.

Все коллективы этого периода могут быть разделены на две большие группы в соответствии со спецификой их музыкальных решений и отношений с официальной властью:

  • вокально-инструментальные ансамбли (ВИА) («Ариэль», «Голубые гитары», «Весёлые ребята», «Цветы»). Официальные коллективы, исполнявшие лишь репертуар, утверждённый на худсоветах, и имевшие возможность издания материала на студии грамзаписи и выступления на крупных площадках. Поскольку в то время среди прочего от музыкантов требовали «умеренного звучания на сцене», на музыку ВИА налагалось множество ограничений. Так, например, не поощрялось использование гитарных «примочек», излишне экспрессивные гитарные и барабанные партии, а вокальная манера и поведение на сцене должны были максимально соответствовать академическим. Таким образом, репертуар ВИА являлся рок-музыкой лишь с позиций музыкальной гармонии и состава инструментов на сцене, в остальном же он подчинялся советским эстрадным традициям.
  • подпольные, или самодеятельные, коллективы («Автограф», «Россияне», «Мифы»). Группы, дававшие неофициальные концерты, песни которых доходили до слушателя посредством магнитофонных записей. В 70-е годы в СССР начинает распространяться практика создания магнитоальбомов – полупрофессиональных студийных записей с материалами групп. Избавленные от цензурных ограничений, самодеятельные музыканты создавали материал, концептуально более близкий к западным рок-традициям.

Фактически именно подпольная рок-музыка и послужила предтечей формирования масштабного рок-движения в 80-е годы.

Рост рок-движения. Квартирники. Появление рок-клубов — 1980-е. 

Внушительное количество подпольных групп, сформировавшихся к началу 1980-х, как и прежде не имело возможности выступать на крупных площадках. Более того, информация о большинстве попыток организовать подобный концерт даже на маленьких площадках местных ДК немедленно доходила до администрации, и попытки эти пресекались.

Это положило начало квартирным концертам, или «квартирникам», – массовому явлению в СССР 80-х. Они давали слушателям возможность познакомиться с песнями коллективов, а музыкантам – источник минимального заработка. Список приглашённых на эти мероприятия, во избежание утечки информации, строго контролировался.
1980-е годы ознаменовались также появлением рок-клубов.

Создание этих учреждений являлось результатом совпадения инициатив музыкантов и советской власти:

  • советское руководство было недовольно тем, что многие выступления (в том числе и квартирники) организуется нелегально и в обход Госконцерта СССР. Признавая невозможным избавиться от этой тенденции, оно приняло решение о создании рок-клубов с целью осуществить своеобразный учёт самодеятельных коллективов и сделать усиливающееся стихийное рок-движение подконтрольным.
  • многие музыканты, давно искавшие возможность концертной реализации, получали способ проведения относительно регулярных выступлений и общения с публикой, невзирая на то, что материальных средств им это не приносило.

В результате этого процесса была создана Московская рок-лаборатория и рок-клубы в Ленинграде, Свердловске и других городах. Была учреждена практика проведения регулярных рок-фестивалей.

Вместе с тем, на «допущенный к исполнению» репертуар налагался ряд ограничений. Тексты должны были подвергаться процессу «литовки», то есть утверждения, что значительно сковывало творческую инициативу.

Создание рок-клубов совпало с ужесточением мер в отношении нелегальных выступлений – за подобное нарушение коллектив просто запрещали.

В 80-е годы отечественный рок наследует новые западные стили – пост-панк и нью-вэйв.

Кроме того, с началом перестроечных процессов значительное место в творчестве музыкантов занимают протестные мотивы. Это обстоятельство послужило причиной того, что русский рок начинает пользоваться небывалой популярностью не только на родине, но и в странах капиталистического лагеря.

Более того, подвергаясь постоянным ограничениям со стороны власти, рок стал для публики своеобразным «запретным плодом», что лишь подогревало интерес к нему, как к чему-то новому и непохожему на официальную музыкальную культуру. Именно в указанное десятилетие создаются или достигают пика популярности такие легендарные коллективы, как «Кино», «Алиса», «АукцЫон», «ДДТ», «Зоопарк» и многие другие.

Региональные направления в советской рок-музыке

К концу 80-х годов в нескольких крупных городах и регионах формируются самостоятельные рок-течения, обладающие собственной спецификой.

Под эгидой Ленинградского рок-клуба удалось создать наиболее мощное течение. Сюда можно отнести группы «Кино», «Алиса», «Аквариум», «Автоматические удовлетворители» и др. Эти коллективы пользовались наибольшей популярностью в СССР, а Ленинград по праву считался центром советской рок-культуры.

Среди «подопечных» Московской рок-лаборатории можно выделить коллективы «Центр», «Машина времени», «Воскресенье», «Браво». Поскольку Лаборатория не являлась стержневой организацией, в отличие от рок-клубов, для московских групп была характерна большая самостоятельность и последующая коммерциализация творчества, начавшая развиваться в конце описываемого десятилетия.

Творческое становление многих групп («Урфин Джус», «Наутилус Помпилиус», «Апрельский марш») Свердловского рок-клуба было связано с именем поэта Ильи Кормильцева, который являлся автором большинства текстов этих коллективов.

Уральское направление характеризовалось относительной малочисленностью, влиянием западных коллективов 70-х, преобладанием клавишных аранжировок, а также оригинальным сценическим имиджем групп (ретро-милитаризм группы «Наутилус Помпилиус», опереточный стиль ранней «Агаты Кристи»).

Здесь было сформировано массовое рок-движение, не имевшее, однако, единого центра. В Новосибирске была образована знаковая для отечественного фолк-рока группа «Калинов мост».

Читайте также:  Топ 10 производителей монтажной пены

Кроме того, здесь была создана плеяда коллективов, представлявших так называемый «сибирский панк» (омская «Гражданская Оборона», тюменская «Инструкция по выживанию») и характеризовавшихся экстремальной подачей материала, наиболее острой политической направленностью и «грязным» звучанием.

К 1991 году русский рок представлял собой массовое самодостаточное явление с собственной культурной спецификой. Это послужило основой для его дальнейшего развития и трансформации в постсоветское время.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Источник: http://velikayakultura.ru/russkaya-muzika/istoriya-russkogo-roka-legendyi-sovetskogo-vremeni

Какими были неформалы в СССР

Тем не менее они сформировали свой язык самовыражения, уличные стили, моду, искусство, коммуникации, и самодостаточный меломанский рынок.

Хиппи

Расцвет движения основанного на меломанских психоделических и хардроковых пристрастиях, породившее всесоюзную систему вписок, лесных и пляжных лагерей, домашних концертов, а так же путешествий автостопом, пришелся на середину 70-х.

К началу 80-х, мода на хиппи захлестнула столицы, в Москве коммуникация хиппи охватывала бульварное кольцо, Арбат и площадь Маяковского.

Ряды движения пополнили студенты-битломаны, уличные барды и поколение детей советской интеллигенции, занимавшихся неофициальным творчеством.

Хиппи 1984 год

Хиппи. Недалеко от Туриста, 1988 год

Хиппи. У входа в Сайгон, 1987 год

Стиляги

В 1980-е годы движение возродилось благодаря интересу молодёжи к ретро-стилю. Эти группы фигурировали в Ленинграде под наименованием «секретистов» в Ленинграде, а в Москве назывались «бравистами» (по названиям групп Браво и Секрет)

Стиляги. Антон Тедди и товарищи, 1984 год. Фото Дмитрия Конрада

Стиляги. Рус Зиггель и Тедди бойз. Ленинград, 1984 год. Фото Дмитрия Конрада

Широкие Стиляги. Москва, 1987 год

Ньювейверы

Движение ньювейва получило в советском обществе достаточно размытое проявление.

Изначально опиравшееся на меломанские предпочтения в виде электронных экспериментов и эстетику постпанковских «новых романтиков», отечественные ньювейверы компилировали свою внешнюю эстетику на базе «чистого стиля», прическами определенного вида и макияжа, с элементами вобранных из других уже сложившихся движений, начиная от брейкерских очков, кончая постпанковским «мрачным стилем».

После 85 года, вслед за частичной легализацией зарубежных нерадикальных стилей, популяризации диско и подъемом металлистической волны, общая масса «новой волны» разделилась на два лагеря.

Дискотечные поклонники зарубежной эстрады и потреблявших брэндовые вещи и получившие ярлык «попперов» из-за увлечение поп-музыкой 80-х.

И более продвинутые модники-ньювейверы, которые находились в плотном соприкосновении с творческим андеграундом, экспериментировавших в рамках модовских и постпанковских традиций.

Ньювейверы. Ленинград, 1984 год

Ньювейверы. Ньювейв в МИФИ, 1983 год

Ньювейверы. На Маяке, 1990 год

Брейкеры

В начале 80-х до советской молодежи докатились отголоски хип-хоперского движения, получили свое проявление в виде движения «брейкеров» (по самочинному местному определению танцевального стиля).

Изначально представлявшее из себя стиль жизни комбинировавший скейтбординг и дискотечного танца, этот стиль был представлен немногочисленной студенческой модной средой и «золотой молодежью» Юга-Запада Москвы.

Но уже к середине 80-х вслед за, открытием молодежных кафе и выходы фильма «Танцы на крыше», брейкеров представляли не иначе как танцевальную субкультуру, со своими экспериментами в области внешнего вида.

Брейкеры. Арбат, 1986 год. Фото Сергея Борисова

Брейкеры. Арбат, 1987 год. Фото Ярослава Маева

Брейк дэнс, 1987 год

Рокабиллы

Сам стиль, получил широкое распространение благодаря общеевропейскому возрождению классического рок-н-ролла и началу сайкобилли движения во второй половине 80-х.

В Советском Союзе это проявление наложилось на ньювейверскую костюмную моду, но уже после 86 года обособилось, частично в Купчинском андеграунде (Ленинград), частично рокерском (Москва, МХАТ), и в среде фан клуба Элвиса Пресли (Москва) с тусовочными местами на ст. метро Площадь Революции и Катакомбах (руины Греческого зала)

Рокабиллы. Еж и Мавр, 1987 год

Рокабиллы. Ленинград, 1987 год

Рокабиллы. Рокабилли на Арбате, 1989 год

Рокеры

Термин «рокеры», появился в начале 80-х и распространялся изначально на советских поклонников рок-музыки.

Но, уже начиная с 1984 года, ярлык «рокер» закрепился за поклонниками именно тяжелого рока, тяготеющих к внешнему стайлингу аналогичному британским «кофебар ковбоям» и американским байк-клубам.

В сентябре 1984 года (в день рождения Ковердейла), этот термин был был поднят на флаг тусовкой поклонников тяжелого рока в ЦПКО им. Горького, и в дальнейшем распространился на первые мото гэнги Москвы «Black aces» и «Street wolfs», далее на все мото объединения вплоть до 1989 года.

Рокеры, 1987 год

Рокеры, на задворках МХАТа, 1988 год

Рокеры, Ночной выезд, 1988 год

Металлисты

Собственно сам термин «металлист», зародился на филофонических тусовках еще в начале 80-х, когда на рубеже десятилетий сменились ритмы у групп ранее по советским меркам проходившие как «тяжелый рок».

Калькируемый с иностранных журналов слоган «хеви металл» изначально распространялся на «кисоманов» и иных поклонников «хардрока» начала 80-х.

Но уже к середине десятилетия, после самоопределения части меломанов в «рокеры» и появления отечественных коллективов «99%», «Коррозия металла», «Э.С.Т.» и иных группы поклонников стали именоваться именно «металлистами»

Металлисты из Горького, 1987 год

Металлисты. ВДНХ, 1986 год

Металлисты. ХМР-89, Омск

Панки

Наиболее идеологизированное и, одновременно, аполитичное движение получило первые свои проявления на рубеже 80-х.

Не обладая полнотой визуальной информации о зарубежных аналогах, но понимая эффективность артистического карикатурного лайфстайла, этот феномен проявился в виде пародийного уличного идиотничания, артистического юродства, постепенно обрастая несоветской атрибутикой, музицированием и художествами.

https://www.youtube.com/watch?v=U28wl-t9VEY

Будучи наиболее «обидным» для совноменклатуры общественными проявлениями (откровенно порочащими облик советского гражданина перед иностранными туристами), «советский панк» подвергался наиболее интенсивному прессингу со стороны комсомольцев, милиции и гопоты.

Все это привело к радикализации; слиянию панков и рокеров, формированию хардкор, красти и киберпанк стилей, с первыми «ирокезами» на невменяемых головах носителей.

К удивлению самих представителей советского панк-андеграунда, когда в «железном занавесе» обнаружились информационные бреши, обнаружилось что эти проявления совпали с передовыми общемировыми субкультурными тенденциями.

Панки. ДК Горбуново, 1987 год

Панки. Ленинград, 1986 год. Фото Наталии Васильевой

Панки. Москва, 1988 год

Моды

С подачи первых «новых стиляг» и получивший свой стартовый толчок то модовского движения 60-х, в СССР получил обратный вектор развития от советского панка к винтажным мотивам прошлого.

При этом, нисколько не утратив радикализма, советский «мод стайлинг» периода авангардных художественных движений 80-х, стал визитной карточкой для многих участников музыкальных и художественных проектов, объединив разнородный артистический люд тяготевших к меломанской всеядности и пропускавших через себя все последние новинки от моды и музыки. Такие персонажи, пренебрежительно именуемые в арт среде «модниками» участвовали в большинстве ключевых показах и перформансах, были носителями последней модной и околокультурной информации и частенько эпатировали население пародийными на соцноменклотурные костюмами и панковскими выходками.

Моды. Москва, 1988 год

Моды. Москва, 1989 год. Фото Евгения Волкова

Моды. Челябинск, начало 80-х

Хардмоды

Кратковременное проявление этой промежуточной зарубежной стилистики 70-х, пришлось на конец 80-х, в связи со сплочением радикальных неформальных кругов во время противостояния прессингу и наплыва новой волны действительно маргинальных элементов, вслед за популяризацией неформальных движений на рубеже 87−88 года (аккурат после перелома в уличных баталиях с «люберами» и гопниками). Стоит отметить, что подобные проявления в карикатурном ироничном виде присутствовали на просторах нашей родины, когда радикальные неформалы рядились в протоскинхедовские наряды, из вредности стригли головы налысо, и толпились в людных местах. Пугая своим внешним видом милиционэров и обывателей, на полном серьезе внимавших советской пропаганде, что де все неформалы — это фашиствующие молодчики. Хардмоды же конца 80-х, являлись сублемацией из панковского, рокабильного и милитаристкого стиля, и конечно же ни разу не слышав про то как они должны по стилистической классификации именоваться, предпочитали самоназвание «стритфайтеры» и «милитаристы».

Хардмоды. Красная площадь, 1988 год

Хардмоды. Московский зоопарк, 1988 год

Сайкобиллы

Сайкобилли в большей степени проявился в Ленинграде на рубеже 90-х, вместе с группами Swidlers и Meantreitors, когда группы молодых людей оформили это направление музыкально, выделившись из рокабилльной среды.

Но и до этого существовали отдельные персонажи выпадающие из рамок новых субкультурных лиг и предпочитавших полимелорманию рок-н-ролльного толка.

В плане дресс-кода это тяготение было близко и панковской эстетике

Сайкобиллы. Во дворе рок-клуба, 1987 год. Фото Наталии Васильевой

Сайкобиллы. Ленинград, 1989 год

Сайкобиллы. Москвичи в гостях у ленинградцев, 1988 год. Фото Евгения Волкова

Байкеры

В ходе столкновений с гопниками и «люберами» в период с 1986 по 1991 год, в рокерской и хеви-металлической среде выделилась особые активные группы, которые на рубеже 90-х преобразовались из мотто гангов в первые мотто клубы.

Со своей визуальной атрибутикой по образцу иностранных байк-клубов, и на тяжелых мотоциклах, модернизированных вручную или же вовсе послевоенные трофеиных образцах. Уже к 90-му году в Москве можно было выделить группировки «Hell Dogs», «Night wolves», «Сossacs Russia».

Так же присутствовали менее долгосрочные мото объединения, такие как «мс Давыдково».

Самоназвание байкеры, как символ отделения этого этапа от рокерского прошлого, сначала закрепилось за группой сплотившейся вокруг Александра Хирурга, и далее распространилось на все мотто движение постепенно охватывающее многие города постсоветского пространства

Байкеры. Хирург, 1989 год. Фото Петры Галл

Байкеры. Кимирсен, 1990 год

Байкеры. Ночные волки на Пушке, 1989 год. Фото Сергея Борисова

Байкеры. Тема, 1989 год

Битники

Явление не менее многогранное чем эстетика панка, советское битничество ведет свое происхождение из далеких 70-х, когда под этот термин попадали модные декаденты, посещающие злачные места, отрастившие волосы ниже плеч и разряженные в кожаные куртки и «битловки».

Под этот термин попадали и «лабухи» —музыканты лабающие музыку на заказ в советских ресторациях, и просто люди вне каких то «лиг», ведущие обособленный и аморальный, с точки зрения советской эстетики, образ жизни.

Такая тенденция к началу 80-х усугублялась небрежным внешним видом, вызывающим поведением и наличием какого то отличительного элемента в одежде. Будь то шляпа или шарф или яркий галстук.

Битники. Битнички, Тимур Новиков и Олег Котельников. Фото Евгения Козлова

Битники. Парад на первое апреля, Ленинград-83

Битники. Челябинск, конец 70-х

Фанаты

Движение, зародившееся в конце 70-х и состоявшее из «кузьмичей» (простых посетителей стадионов) и выездной элиты, сопровождавшей команды на матчах в других городах, уже к началу 80-х обрело своих районных лидеров, обросло «бандами», мерчендайзом и превратилось в околофутбольную коммуникацию. Вслед за быстрым стартом спартаковских фанатов (наиболее известным центром тусовки начала 80-х стал пивной бар «Саяны» на ст. метро Щелковской), проводивших свои городские акции и парады, так же быстро стали появляться «банды» вокруг других команд.

Фанаты. Москва, 1988 год. Фото Виктории Ивлевой

Фанаты. Москва-81. Фото Игоря Мухина

Фанаты. Приемка фаната Зенита в Днепропетровске-83

Любера

Своеобразное направление образовавшееся на стыке увлечения культуризма и программы по надзору за молодежью.

Изначально закрепленное за локальной группой лиц из Люберец, часто прибывающих в столицу в места отдыха молодежи, название «любера» уже с 87 года интерполировалось не только на разнородные группы не имеющих между собой связи, но и на более крупные группировки сконцентрировавшиеся в этот период в ЦПКО им. Горького и Арбате. Ждань, лыткаринские, совхозмосковские, подольские, карачаровские, набережночелновские, казанские — это неполный перечень «подмосковного братства», пытавшегося контролировать не только обозначенные территории, но и иные злачные места и привокзальные площади. 

Изначально поощряемые властями надеявшихся поместить эти образования в канву «народной дружины», эти группы не имели общего дресскода кроме тяготения к спортивной одежде, но и имели противоречивые интересы консолидировавшиеся только в рамках агрессии против модников и «неформалов».

Любера. 1988 год

Любера. Африка и любера, 1986 год. Фото Сергея Борисова

Любера. Любера и подольские в ЦПКО им. Горького, 1988 год

Источник: https://www.ridus.ru/news/188543

Ссылка на основную публикацию