Как «беззаветный» таранил американцев

Навал сторожевого корабля «Беззаветный» на крейсер ВМС США «Йорктаун», 12/02/1988

Случай, речь о котором пойдет ниже, представляет собой достаточно редкий, хотя и последний по сути пример минувшей эпохи советско-американского противостояния на морях и океанах, длившегося не один год и не одно десятилетие. Собственно говоря, это был достаточно уникальный в своем роде пример использования современных боевых кораблей без примене-ния оружия, т.е. путем навала на корабль противной стороны.

Согласно определению морского толкового словаря, навал — это соприкосновение кораблей, являющееся следствием ошибок в расчетах движения. В отличие от столкновения, повреждения при навале обычно минимальные. Навал широко использовался еще в древние времена. Тогда вслед за навалом на корабль противника на его палубу высаживалась абордажная партия и исход сражения решался в ближнем бою.

Речь пойдет о вытеснении советскими боевыми кораблями американских кораблей из района, считавшегося территориальными водами СССР. Это происходило на Черном море в районе между Ялтой и Форосом. Предыстория этого случая такова.

Дело в том, что у советских и американских специалистов имелись совершенно различные подходы к тому, откуда именно следует вести отсчет 12-мильной зоны территориальных вод. Американцы же придерживались ( и придерживаются до сих пор) той точки зрения, что отсчет следует вести от каждой точки береговой линии.

Советские же специалисты исходили из того, что отсчет следует вести от т.н. базисной линии. Сложности возникали с заливами и т.п. Так, когда вглубь побережья вдается залив, внутри которого имелся своеобразный «язык» нейтральных вод, иностранные корабли имели возможность беспрепятственно вести радиотехническую разведку.

Советский подход к отсчету границы территориальных вод исключал подобную возможность. В таких случаях советские специалисты вели отсчет территориальных вод от линии, соединяющей входные мысы таких заливов. Таким образом, по советской версии, «язык» нейтральных вод в заливах не образовывался.

Американцев это не устраивало и они это наглядно демонстрировали это не один раз, как на Черном море, так и на Дальнем Востоке, практически ежегодно посылая свои боевые корабли в подобные зоны для ведения радиотехнической разведки.

Американские корабли при этом никак не реагировали на сигналы советских морских пограничников и проходили в районы, считавшиеся советской стороной собственными территориальными водами. Делали они это всегда демонстративно, заходя в советские территориальные воды без всякой навигационной надобности, мотивируя свои действия наличием права «свободного прохода».

Естественно, что столь разительное отличие в понимании ситуации каждый раз ставило корабли обеих стран в состояние повышенной боевой готовности.

Всякий раз проходившие вдоль побережья заокеанские «гости» сопровождались кораблями советского ВМФ, авиацией и радиолокационными станциями пограничников и береговой обороны.

Дело в том, что фактически подобный проход допускался по маршрутам, обычно используемым для международного судоходства. Это делалось в соответствии с существоавшим Сводом правил и законов СССР, а также международными договорами СССР.

К подобным районам относился и район у побережья Крыма с координатами 440 СШ и 330 ВД. Особенно янки зачастили в этот район в 80-е годы, причем, совершенно игнорируя при этом тот факт, что в черноморских водах то-гдашнего СССР просто не существовало ни одного маршрута, по которому бы существовало указанное право свободного прохода.

Наиболее вызывающим, по воспоминаниям последнего главкома ВМФ СССР адмирала флота Владимира Чернавина, была акция Пентагона 13 марта 1986 года. Тогда ракетный крейсер «Йорктаун» («Yorktown») и эсминец «Кэрон» («Caron») вошли в территориальные воды у южного побережья Крыма на целых 6 миль.

Причем в отличие от всех предыдущих подобных случаев, в этот раз американские корабли следовали с работающими на полную мощность всеми РЛС и радиоэлектронными средствами. Это означало, что территория страны на несколько сот километров просматривалась и прослушивалась чужими электронными «ушами».

А это совершенно противоречило даже декларированному американцами праву свободного прохода, противореча требо-ваниям международных правил, согласно которым такие районы положено проходить с выключенными радиоэлектронными средствами.

Надо ли гово-рить, что всякое подобное действие иностранных кораблей у отечественных берегов вносило известные ограничения в пользование открытыми средствами связи, особенно в Крыму.

К тому же, в Саках, на специально построенном на авиабазе ВМФ наземном испытательном тренажере корабельной авиации (НИТКА), как раз начались испытания новых палубных самолетов, предназначенных для базирования на строившемся в Николаеве тяжелом авианесущем крейсере «Леонид Брежнев» (впоследствии «Тбилиси», «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов»).

Испытания летной техники сопровождались широким использованием различных электронных систем, которые также проходили испытания на наземном комплексе. А в районе Фороса шло строительство дачи для Президента СССР (именно на ней в августе 1991 г. заговорщики блокируют М. Горбачева). Вероятно, в то время были и другие обстоятельства, побудившие американцев именно послать свои корабли к крымским берегам.

Советский Главнокомандующий ВМФ, адмирал флота Вдадимир Чернавин, внимательно следил за развитием событий на море и заранее принял очередной вызов американцев. Он решил дать отпор, причем действовать он намеревался нетрадиционными средствами, не прибегая к силовому давлению и в то же время, достаточно эффективно.

Правда, для этого ему, как человеку военному, пришлось испросить согласия своего непосредственного начальника, тогдашнего Министра обороны СССР Маршала Советского Союза С. Соколо-ва. Адмирал предложил во время очередного «свободного прохода» кораблей под звездно-полосатым флагом противодействовать им активными мерами.

Но в Советском Союзе просто так ничего не делалось. Тем более это относилось к делам, связанным с обороной. Требовалось согласие партийных инстанций. По-этому Маршал Соколов сделал специальный доклад в ЦК КПСС, подробно рас-сказав «о мерах в случае очередных нарушений американскими кораблями тер-риториальных вод на Черном море».

В докладе предлагалось всячески сковы-вать действия кораблей-нарушителей, вплоть до навала бортом на них и вытес-нения из территориальных вод страны. Это было в середине 1986 г. Вскоре по-сле этого адмирала Чернавина пригласили на Совет обороны страны, прово-дившийся под председательством М. Горбачева.

В присутствии Горбачева, председателя КГБ Чебрикова, министра иностранных дел Шеварднадзе, пре-мьера Рыжкова, министра обороны, начальника Генштаба и главкомов всех ро-дов войск, адмирал подробно рассказал о существе проблемы и предложил это-му своеобразному «малому Политбюро» проучить «зарвавшихся янки».

Для большей доходчивости и наглядности Чернавин рассказал о своей идее навала, приведя пример с танками, более понятный сухопутным военачальникам. Идея всем понравилась, но единства в части формы реализации все же не было.

По воспоминаниям адмирала, точку в этой дискуссии поставил лично Горбачев, который сам одобрил идею, заодно порекомендовав при этом «подобрать корабли покрепче». Он также попросил Чернавина заранее предусмотреть все меры, исключающие жертвы или травмы среди личного состава кораблей.

Прямым следствием полученной директивы стала специально разработанная директива Главнокомандующего ВМФ командующим флотами на Севе-ре, Тихом океане и на Черном море на вытеснение иностранных кораблей-нарушителей.

И вот наступил февраль 1988 г. В начале месяца стало известно о пред-стоящем заходе в Черное море обоих «старых знакомых», ракетного крейсера «Йорктаун» и эсминца «Кэрон» из состава 6-го флота США.

Американские корабли, пройдя турецкие проливы, 12 февраля вошли в Черное море. Их сразу же взяли под наблюдение корабли разведки Черноморского флота.

В тот же день Чернавин отдал командующему Черноморским флотом адмиралу Михаи-лу Хронопуло приказ действовать в соответствии с ранее полученной директивой.

В операцию были назначены два сторожевых корабля: «Беззаветный» (пр.1135, 1977 г.) и СКР-6 (пр. 35, 1963 г.).

Кроме них, американские корабли сопровождались в акватории Черного моря пограничным СКР «Измаил» и разведывательным кораблем «Ямал» (пр.596П, 1967 г.).

Каждый из них решал собственный круг задач, тогда как двум СКР Черноморского флота надлежало стать основной силой, предназначенной для пресечения возможных действий по нарушению границы территориальных вод страны.

По данным центрального командного пункта (ЦКП) ВМФ СССР, события в районе между Ялтой и Форосом, куда в конце концов пришли американцы, выглядели следующим образом.

В 09.45, т.е. за полчаса до предполагаемого входа американцев в форосский залив, с «Беззаветного» открытым текстом передали на «Йорктаун»: «Ваш курс ведет к пересечению территориальных вод СССР». Предлагаю лечь на курс 110.» Сигнал оставлен без ответа.

Тогда начальник штаба ЧФ приказывает командиру «Беззаветного» передать на американский крейсер следующее предупреждение по радио: «По существующим советским законам, право мирного прохода иностранными во-енными кораблями в этом районе запрещено. Во избежание инцидента, настоя-тельно рекомендую изменить Ваш курс с целью предотвращения нарушения территориальных вод СССР».

В 10.15 с «Йорктауна» поступил ответ: «Вас понял. Я ничего не нарушаю. Действую согласно международным правилам».

Тогда в дело вмешался сам командующий ЧФ адмирал Хронопуло. По его приказу «Беззаветный» передает на американский крейсер предупреждение: До входа в территориальные воды СССР-20 кабельтовых. В случае нарушения Вами территоиальных вод имею приказ вытеснять Вас вплоть до навала».

Одновременно Хронопуло передает приказ и «Ямалу» быть в готовности к осуществлению опасного маневра. Конечно, имевший ледовые подкрепления и толстую обшивку «Ямал», построенный в корпусе лесовоза, для осуществления навала был бы идеальным судном.

Но его 15-узловый полный ход не остав-лял никаких надежд догнать американцев, даже следовавших экономическим ходом, не говоря уже о том, что те вполне могли дать и 30 узлов полным ходом. Все остальное время «Ямал» следовал за остальными кораблями и никакого участия в дальнейших событиях не принимал.

Таким образом, шансы на осуществление навала оставались реально только у более быстроходных СКРов.

В 10.45 «Йорктаун» вновь отвечает на «Беззаветный» стандартной фразой: «Курс менять не буду. Пользуюсь правом мирного прохода. Ничего не нарушаю». И тут же пересекает границу территориальных вод СССР. Вслед за ним это делает и следовавший в кильватер ракетному крейсеру эсминец «Кэрон». Пограничный СКР «Измаил» поднимает сигнал: «Вы нарушили границу территориальных вод СССР».

Тем временем СКР-6 стал догонять американский эсминец, который уклонился от навала увеличением скорости хода. Однако СКР-6 продолжал сле-довать за эсминцем. Тут же все советские корабли подняли сигнал: «Вы нару-шили государственную границу СССР. Требую немедленно покинуть воды СССР».

«Беззаветный» в это время находился на траверзе левого борта «Йорктауна», а СКР-6 следовал в кильватер эсминцу «Кэрон». Американские корабли продолжали двигаться в сторону крымского побережья.

Вероятно, из-менение курса не предусматривалось планами американской стороны или же это было уже вне компетенции командиров кораблей. Частный пограничный инцидент приобретал характер международного конфликта.

Боевые корабли двух сверхдержав маневрировали в опасной близости друг от друга, упорно настаивая на собственной правоте, одновременно игнорируя точку зрения противоположной стороны.

В 10.56 эсминец «Кэрон», заметив решительный маневр догонявшего его СКР-6, который находился в 150 метрах, поспешно поднял сигнал:» Не подходить к борту!» В это же время «Беззаветный» следовал всего в полусотне метров от «Йорктауна». Последовал последний обмен сигналами. И вновь на сообщение «Беззаветного» о нарушении границы с «Йорктауна» ответили отрицательно.

И тогда оба черноморских сторожевика, резко увеличив ход, начали навал на вдвое более крупные американские корабли. «Беззаветный» постоянно докладывал на командный пункт флота в Севастополе дистанцию: «до крейсера 20 метров, 10 метров…».

Такого не ведало морское противостояние СССР и США даже в более сложные годы, когда эскадры двух флотов сходились в Средиземном море, рассматривая друг друга в прицелы. На кормовой палубе «Йорктауна», столпились у борта матросы. Одни фотографируют при-ближение «Беззаветного», другие просто смотрят.

Но вскоре всем им стало не до шуток-прямо на леера надвигался нос советского сторожевика. В 11-02 «Беззаветный» навалился на левый борт крейсера, со скрежетом металла он прошелся по леерам и пусковой установке ракет «Гарпун», смяв их.

Это был один из наиболее опасных моментов «Битвы при Форосе». Ведь в пусковых установках находились боевые крылатые ракеты. К счастью, обошлось мини-мальными повреждениями. На «Беззаветном» была только слегка помята наружная обшивка по правому борту. Не пострадали также люди на обоих кораблях.

Тем временем СКР-6 навалился на левый борт в кормовой части эсминца «Кэрон», повредив ему ив ему шлюпку и шлюпбалку. На СКР-6 был смят фальшборт и погнуты леерные стойки. Только точный расчет и мастерство ко-мандиров обоих кораблей позволили выполнить непростой приказ, продемонстрировав решительность собственных намерений, не переходя при этом опасную грань…

Одновременно с этим, в этой сложной ситуации все же удалось избежать более серьезных повреждений и человеческих жертв.

В 11.40 адмирал Хронопуло передал на «Беззаветный» и СКР-6 приказ из Москвы: «Отойти от кораблей США, передать им требование покинуть тер-риториальные воды СССР. Быть готовыми к повторному навалу. Отойдя от американских кораблей на безопасное расстояние, оба сторожевика продолжи-ли сопровождение нарушителей в полной готовности к повторению маневра. Однако необходимость в этом отпала. Оба американских корабля легли на курс выхода из территориальных вод, не рискнув возвращаться тем же путем, как они это практиковали прежде. Выйдя в нейтральные воды, они легли в дрейф, ведя активные переговоры по радио со своим начальством. Затем оба корабля взяли курс в сторону Босфора, не заходя более в советские территориальные воды. Так завершилась необычная «военно-морская операция» более чем 30-летнего периода «холодной войны» в Мировом океане.

автор текста — В.П.Заболоцкий

Он получил приз на кинофоруме «Золотой витязь»

Читайте также:  8 советов по отделке откосов окон внутри и снаружи

Источник: https://bazaistoria.ru/blog/43379092741

Сумасшедшие «Иваны»: как советские корабли обратили в бегство американский крейсер

В феврале 1988 года военное руководство США дало команду двум своим кораблям войти в территориальные воды СССР в районе главной военно-морской базы ЧФ города Севастополя.

Эта миссия была возложена на ракетный крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон», которые неоднократно ранее заходили в акваторию Черного моря и прекрасно знали здешний морской театр действий.

Корабли углубились в территориальные воды СССР на целых шесть миль. При этом их радары, включая средства радиотехнической разведки, работали на всю свою мощность. То есть корабли находились в полной боеготовности, что являлось откровенным вызовом.

«Беззаветный» и «Йорктаун»

Начальник штаба ЧФ вице-адмирал Валентин Селиванов (командующий в тот день находился в Москве), доложив «наверх» об инциденте, дал команду на пресечение провокации.

На перехват американцев вышли сторожевые корабли «Беззаветный» (проект 1135) и СКР-6 (проект 35).

Намеренно акцентируем внимание на проектах наших кораблей, которые  были в трое («Беззаветный» в сравнении с «Йорктауном») и почти в девять раз (СКР-6 с «Кэроном») меньше по водоизмещению американских нарушителей границы.

Когда эсминец уклонился от столкновения с СКР-6 и продолжил идти вглубь акватории СССР, командиры обоих сторожевиков начали сближение. Как вспоминает сегодня командир «Беззаветного» контр-адмирал в отставке Владимир Богдашин, наблюдая за маневром, американские моряки, столпившись на верхней палубе, смеясь и показывая неприличные жесты, активно фотографировались на фоне «сумасшедших Иванов».

Зная о разных габаритах (в свою пользу) кораблей, они не сомневались: русские ни за что не пойдут на прямой контакт.

Встреча в Черном море

Но едва только «Беззаветный» с раздирающим душу скрежетом навалился на левый борт американского крейсера, всех весельчаков и фотографов, как ветром сдуло. Примерно в то же время СКР-6 ткнул правой «скулой» своего форштевня в левый борт кормовой части «Кэрона».

По словам Богдашина, четырехтрубный торпедный аппарат «Беззаветного» с правого борта находился в полной боевой готовности. У американца восемь ракетных установок «Гарпун» тоже наверняка были заряжены «под завязку».

СКР-6 вторая попытка навала даже не понадобилась. Американцы решили свою судьбу больше не испытывать. Они совершили маневр, который на флоте называется «все вдруг – на обратный курс», и пошли на выход из территориальных вод СССР.

Возмущенный Госдеп

Самое поразительное, что возмущенный Госдеп, спустя всего несколько часов после случившегося, направил ноту протеста в МИД СССР. Но не с извинениями, а с претензиями, что, мол, Советский Союз провоцирует военный конфликт с США.

Что-либо комментировать в этой ситуации, тем более спустя три десятилетия, нет смысла. Особенно сегодня, когда  очень похожие реакции из-за океана мы наблюдаем в ответ на любые действия российских воинских подразделений.

Даже учения, проводимые на своей территории, тут же объявляются актом агрессии со стороны России. При этом все полеты, «заплывы» и продвижения боевых единиц НАТО в восточном направлении они называют практической отработкой           навыков своих военных.

Пусть говорят все, что хотят. Только пусть помнят: никто не давал права нашим американским «партнерам» (ни тогда и ни теперь) вести себя с Россией с позиции сильного. Тем более, что никогда таковыми они не были.  Кто сомневается, пусть вспомнит этот малюсенький инцидент в Черном море.

И – еще один факт, от которого отмахнуться нельзя. За свою более, чем 240-летнюю историю, спровоцировав и развязав за пределами своей страны свыше двухсот войн и военных конфликтов, американские янки не победили ни в одном открытом противостоянии.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201802131043-v8xr.htm

Как советские сторожевики таранили американские боевые корабли у берегов Крыма (ФОТО, ВИДЕО)

Ровно 30 лет назад, 12 февраля 1988 года, в Чёрном море два советских сторожевых корабля СКР «Беззаветный» (проект 1135) и СКР-6 (проект 35) провели беспрецедентную операцию по вытеснению двух новейших боевых кораблей 6-го флота ВМС США – крейсера «Йорктаун» (тип «Тикондерога») и эсминца УРО «Кэрон» (тип «Спрюенс»), нагло и умышленно нарушившим государственную границу СССР.

Операция, проходившая в районе между Ялтой и Форосом, беспрецедентна по целому ряду позиций. СКР «Беззаветный» в три раза меньше по водоизмещению, чем новейший в ту пору крейсер «Йорктаун», а СКР-6 (его водоизмещение немногим более 1000 тонн) в шесть раз меньше эсминца УРО «Кэрон». Огромному техническому и военному превосходству американских кораблей были противопоставлены смелость, решительность, мужество советских моряков, грамотно выстроенная умелая тактика действий. В результате они одержали победу, и американские корабли, получив повреждения, вынуждены были выйти из тервод СССР, а затем и вовсе покинуть Чёрное море.

Общее руководство операцией по вытеснению осуществлял начальник штаба ЧФ вице-адмирал Валентин Егорович Селиванов.

До этой должности он семь лет прослужил на Средиземноморской эскадре, сначала, как начальник штаба, а затем, как командир эскадры.

Одна из главных задач эскадры – противостояние кораблям 6-го флота ВМС США в Средиземном море, поэтому адмирал Селиванов отлично знал и ТТД, и возможности американских кораблей, их историю и даже командиров.

Думаю, не только моряки, а даже простой обыватель представляет, как сложно и опасно выполнить навал корабля на противника в данном конкретном случае. Громадный крейсер, вооружённый до зубов, водоизмещением 9200 тонн видит, как его догоняет сторожевик водоизмещением 3000 тонн.

У американских моряков – эйфория и улыбки, идёт активная фото- и видеосессия в преддверии красивого «шоу». А рядом против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует крошечный остроносый сторожевичок водоизмещением всего в 1300 тонн.

Что было бы с нашим СКР-6, положи эсминец резко руль лево на борт, когда сторожевик готовился к удару и шёл параллельным курсом?! Он мог просто перевернуться.

Предварительно спланированная операция началась, только когда американские корабли действительно вошли в наши территориальные воды и не отреагировали на неоднократные предупреждения о необходимости выйти из наших территориальных вод.

На СКРе следует команда: всем надеть спасательные жилеты. И вот «Беззаветный» наезжает на крейсер «Йорктаун». Скрежет металла. СКР «Беззаветный», вывалив из клюза трёхтонный якорь, наносит удар по крейсеру.

Через минуту после навала Михеев докладывает Селиванову: «Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет «Гарпун». Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул».

Что делают американцы? Улыбки и эйфорию словно корова языком слизала. На крейсере сыграли аварийную тревогу. Аварийщики в защитных термокостюмах поливают пусковую установку с ракетами «Гарпун» из шлангов. Но очень скоро они стали затаскивать шланги внутрь корабля. Как позднее выяснилось, там начался пожар в районе погребов ПКР «Гарпун» и противолодочных ракет «Асрок».

Тут уже не до улыбок. Взорвись крейсер – не поздоровилось бы и нашему кораблю.

Вскоре Михеев доложил и за действия «СКР-6»: «Прошёл вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью».

Селиванов даёт команду Михееву: «Выполнить повторный навал».

Валентин Селиванов: 
«Через некоторое время получаю доклад от Михеева: «Эсминец «Кэрон» отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется». «Кэрон» идёт на столкновение. Селиванов приказывает Михееву: «Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть «Кэрон» его таранит».

Далее американцы начали на сходящихся курсах зажимать СКР «Беззаветный» в клещи. Михеев приказал зарядить реактивные бомбомётные установки РБУ-6000 глубинными бомбами и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца. Американцы это видели. Игра нервов продолжилась. Решительность советских моряков подействовала – американские корабли отвернули.

Но борьба продолжалась. На крейсере стали готовить к вылету пару вертолётов. Михеев доложил на КП флота, что американцы готовят вертолётами какую-то пакость. Михеев передал американцам, что будет с вертолётами, если их поднимут в воздух. Это не подействовало. Лопасти винтов уже закрутились.

Но в это время над американцами на высоте 50-70 метров прошла пара наших вертолётов Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия – вид внушительный. Они сделали несколько кругов над американскими кораблями, демонстративно зависая несколько в стороне от них.

Американцы сдались: свои вертолёты заглушили и закатили в ангар.

На следующий день «Йорктаун» и «Кэрон», не дойдя до наших кавказских морских районов, двинулись на выход из Чёрного моря. Под контролем уже новой корабельной группы наших кораблей. Ещё через сутки побитые корабли 6-го флота ВМС США покинули Чёрное море.

Хочется, чтобы об этом уроке истории 30-летней давности американцы, вновь зачастившие в Чёрное море, помнили.

Источник: https://gazetacrimea.ru/news/kak-sovetskie-storojeviki-taranili-amerikanskie-boevie-korabli-y-beregov-krima-foto-video-28645

Плата за наглость

История о том, как сторожевик «Беззаветный» вытолкал из советских территориальных вод американский крейсер «Йорктаун». Удивительно, но эту историю, произошедшую 12 февраля 1988 года в Черном море, наши кинорежиссеры и сценаристы до сих пор обходят стороной. Хотя и сочинять ничего не надо — сценарий написала сама жизнь.

В нем есть все признаки остросюжетного фильма: и динамичная погоня, и накал страстей. И главное — подвиг советских моряков со сторожевиков «Беззаветный» и СКР-6, которые в тот день отвесили смачную оплеуху двум кораблям ВМС США, нагло нарушившим госграницу СССР. Отвесили так, что янки еще долго с опаской заходили в Черное море!

О некоторых неизвестных подробностях инцидента «Звезде» рассказал контр-адмирал Владимир Богдашин. В 1988 году он командовал «Беззаветным».

Старые счеты

За сутки до описываемых событий «Беззаветный» под командованием тогда еще капитана 2 ранга Владимира Богдашина вернулся в Севастополь из Средиземного моря, где почти полгода нес боевую службу. Выгрузили часть боезапаса, треть экипажа отправилась в отпуск. Сам Богдашин собирался встретиться с ветеранами… Приказ из штаба флота выйти в 6 утра в море стал для всех полной неожиданностью.

Необходимо было встретить у Босфора два американских корабля: крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон». С ними у моряков-черноморцев были старые счеты…

«Дело в том, что за два года до того эти корабли уже входили в Черное море, — вспоминает Владимир Иванович. — И повели себя достаточно нагло.

Политики тогда говорили о сближении США и СССР, а в это время американские военные изо всех сил старались показать, кто в доме новый хозяин. В первый раз они на несколько миль вторглись в наши территориальные воды. И ничего им за это не было.

Никто ведь не понимал, как вести себя в отношении тех, кого Горбачев только что назвал нашими новыми «партнерами»»…

Продемонстрировав флаг, американцы тогда гордо ушли. Но осадочек остался, прощать подобное советские моряки больше не собирались…

Помогли «Герои Шипки»

«Мы вышли в море неполным экипажем, — продолжает Богдашин. — Даже без части офицеров, все инструкции я получал уже в море. К вечеру подошли к Турции и стали ждать.

Еще один сторожевик — СКР-6 вышел из Болгарии и присоединился к нам. Было понятно, что американцы снова затевают провокацию: они шли в полном радиомолчании.

Попробуй пойми, какие из сотен точек на локаторе наши «клиенты»? К тому же их прикрывал густой туман»…

Обнаружить корабли США помогли гражданские моряки с советского парома «Герои Шипки». Они как раз проходили Босфор, их и попросили поглядеть за американцами. Они просьбу выполнили и дали точные координаты. Дальнейшее было делом техники: «Беззаветный» и СКР-6 встретили «Йорктаун» и «Кэрон» и начали сопровождение. Корабли, как и два года назад, шли прямо на Севастополь…

Таран в американских кораблей Чёрном море. 1988 г.

«Первый удар был легким…»

«Когда подошли ближе к нашим водам, мы их стали предупреждать: «Ваш курс ведет в советские территориальные воды! Измените курс», — продолжает Владимир Богдашин. — Но слушать нас они и не думали. Все время отвечали: «Мы ничего не нарушаем». До определенной черты так и было.

А в советских водах американцев поджидало еще вспомогательное судно «Донбасс», оно в случае нарушения тоже должно было навалиться на незваных гостей. «Донбасс» выбирали не случайно — у него был мощный ледовый пояс корпуса. Мы надеялись, что подчиненные дяди Сэма одумаются.

Но они шли, не сбавляя хода».

Первым госграницу СССР пересек «Кэрон». На его перехват пошел СКР-6. Он должен был совершить «навал» — идя параллельным курсом, оттирать, теснить соперника, навалиться на его борт массой своего корабля и вынудить сменить курс. Однако навал СКР-6 оказался как слону дробина: американский крейсер был раз в пять больше, наш сторожевик просто отбросило.

Следом в советские воды вошел «Йорк таун». «Донбасс» тоже было приготовился к навалу, однако отстал. И тогда капитан 2 ранга Богдашин ускорил ход «Беззаветного» и пошел на стремительное сближение с крейсером… Он понимал: обстоятельства требуют самых решительных действий.

«Первый удар был относительно легким, — вспоминает Богдашин. — Своим правым бортом мы на скорости соприкоснулись с левым бортом «Йорктауна». Это был скользящий удар, мы снесли американцам трап в районе ходового мостика. С берега нам приказали отойти и продолжить наблюдение, однако сделать я этого уже не мог…

«Снесли вертолетную площадку, ракеты…»

Читайте также:  9 советов по выбору кессонного потолка из дерева, гипсокартона, мдф и полиуретана

Владимир Иванович подходит к картине, на которой народный художник Крыма Андрей Лубянов изобразил тот самый легендарный «навал Богдашина», и показывает, почему второй удар был неотвратимым: «После соприкосновения корабль стало разворачивать влево.

Была опасность удариться своей кормой о корму «Йорктауна». А на нашем «Беззаветном» в кормовой части расположены и приготовлены к стрельбе четыре торпедных аппарата. Торпеды от удара могли сдетонировать.

У крейсера торчали тоже готовые к бою четыре установки «Гарпун»»…

И Богдашин в той ситуации принимает единственно верное решение: объявляет экипажу, что корабль идет на таран, берет руль резко вправо и снова бьет «Йорктаун». На этот раз удар был весомее: «Беззаветный» своим носом «запрыгнул» на гостя и пошел крушить все, что находилось у того на корме: те самые «Гарпуны», вертолетную площадку, леерные заграждения…

«Правый якорь (а он 3 тонны весит) у меня был спущен, и он тоже кувыркался по их палубе, — улыбается Владимир Иванович. — В какой-то момент он вошел им в борт, оторвался и улетел в море.

После этого нас отбросило друг от друга. Как потом выяснилось, у сторожевика от удара сорвало титановую бульбу (это выпуклая выступающая часть на носу ниже ватерлинии. — Ред.

), а двигатели сдвинулись на несколько сантиметров».

«Мичман хотел стащить ракету!»

Захватывающий «бой» продолжался. Эсминец «Кэрон» попробовал прийти на помощь и взять «Беззаветный» в клещи с левого борта. Даже вертолет выкатили на площадку.

Однако тут появились еще четыре наших корабля и вертушки, которые, зависнув над морем, четко дали понять: не стоит этого делать.

«Гости» намек оценили правильно: свой вертолет загнали обратно, быстро выскочили в нейтральные воды и легли в дрейф. «Беззаветный» последовал за ними.

«Всю ночь с «Йорктауна» летели снопы искр, — вспоминает Владимир Богдашин. — Они срезали покореженный металл и сбрасывали в море. Им же еще Босфор перед турками проходить: очень, видно, не хотелось выглядеть побитыми собаками! У моих ребят глаза просто светились от гордости.

Никто из моих ребят не сдрейфил. В отличие от американцев: они, увидев, что я иду на таран, рванули кто куда.

А у нас мичман Шморгунов весь «бой» стоял у борта с веревкой — хотел накинуть петлю на один из «Гарпунов» и стащить их ракету! Приказа такого не было, но… Эх, чуть-чуть ему не хватило…».

Схема маневров.

Казнить или миловать?

На том русские и американские моряки расстались: покореженный «Йорк таун» в сопровождении «Кэрона» и группы советских кораблей двинулся обратно к Босфору. А героический «Беззаветный» взял курс на Севастополь. Правда, хеппи-энд выглядел не совсем так, как в кино. Владимира Ивановича за тот подвиг… чуть не наказали!

«Первые слова, которые я услышал от комдива: «Ну, вы даете…» — снова вспоминает Богдашин. — Это было сказано с восхищением… А командующий флотом отругал меня за потерянный якорь.

Да и главный штурман всучил пачку документов: изучай, мол, где ты прав.

Намекали, что я нарушил Международные правила предупреждения столкновения судов в море… Как будто мы на отдыхе были и яхтами столкнулись… Я же выполнял приказ!».

По телевизору по-прежнему шли кадры встреч советского и американского президентов. Оба улыбались и рассказывали о «новом векторе отношений». Тогдашнее флотское руководство не понимало, как реагировать на подвиг Богдашина: то ли казнить, то ли миловать… А через пару дней командира «Беззаветного» вызвали в Москву.

«Уже в лифте встретился с заместителем начальника Генштаба, который при двух генералах-летчиках поблагодарил за службу, — говорит Богдашин. —
«А то тут у нас авиация всяких на Красную площадь пропускает», — заметил он.

Некоторые деятели настаивали на том, чтобы меня отдали под суд. Уже позже узнал, что мою судьбу окончательно решил председатель КГБ СССР Чебриков. Это он доложил Горбачеву, что я сделал все правильно.

Тот возражать не стал… А через год, когда я учился в Военно-морской академии имени Гречко, начальник факультета при всем курсе вручил мне орден Красной Звезды. «За освоение новой боевой техники», — прочитал он формулировку указа о награждении.

И добавил: «Хотя все мы знаем, за что эта награда. Никто из экипажа больше награжден не был. Хотя все ребята достойны наград!».

Источник: https://amarok-man.livejournal.com/361462.html

«Дружеский» навал: как советские моряки выгнали американцев из Черного моря

Не было в истории нашей страны более дружелюбного периода по отношению к США, чем конец 80-х.

Перестройка и «новое мышление», казалось, навсегда похоронили Холодную войну, американцы из врагов превратились в благодетелей и мудрых советчиков, перед которыми были открыты настежь буквально все двери.

Еще чуть-чуть — и человечество войдет в новую эпоху всеобщего мира и согласия, добра и процветания. Но при случае «другу Горбачеву» не забывали напоминать, кто хозяин мира, проверяя советского руководителя на прочность.

30 лет назад очередная провокация вынудила СССР дать мощный отпор — корабли ВМС США были вытеснены из советских территориальных вод Черного моря. Владимир Тихомиров напоминает о том, как проходила одна из самых ярких операций времен Холодной войны. 

Все было обставлено самым благопристойным образом. Дело в том, что Международная конвенция по судоходству, подписанная СССР в 1982 году, оговаривала возможный мирный проход боевых кораблей с оружием на борту через «аппендиксы» территориальных вод прибрежных государств. Но только в исключительных случаях с целью сокращения пути.

При этом надо было выполнить ряд требований. В частности, моряки обязались не выполнять разведывательных задач, не поднимать в воздух летательные аппараты, не проводить учения и не доставлять головную боль прибрежному государству.

Правда, эту конвенцию Советский Союз так и не ратифицировал, более того, в принятом в том же 1982 году новом законе о государственной границе СССР были введены ограничения на свободный проход иностранных военных кораблей (ст.

17 — «В территориальных водах СССР, внутренних водах СССР решением советских компетентных органов могут устанавливаться районы, в которых запрещается плавание и пребывание советских и иностранных невоенных судов и военных кораблей). Черное море относилось к таким зонам. 

Ракетный крейсер «Йорктаун»

Но американцам до законов СССР не было никакого дела – в конце концов, всем было понятно, что свободный проход американских военных кораблей через советские территориальные воды является ничем иным, как знаком превосходства.

Излюбленным же местом для такой демонстрации могущества и безнаказанности США стали прибрежные воды Крыма.

Так, еще в марте 1986 года ракетный крейсер «Йорктаун» (USS CG 48 Yorktown) и эсминец «Кэрон» (USS DD-970 Caron) из 6-го флота США вошли в наши территориальные воды.

При этом радары, включая средства радиотехнической разведки, работали на всю свою мощь — корабли находились в полной боеготовности.

После этого случая Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Владимир Чернавин и решил составить план активного противодействия подобным провокациям. Вскоре маршал Соколов сделал и специальный доклад ЦК КПСС, предложив «активно сковывать действия кораблей-нарушителей вплоть до навала бортом на них и вытеснения из территориальных вод страны». План одобрили.

Эсминец «Кэрон»

Когда крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» в феврале 1988 года решили вновь прорваться к берегам Крыма, советские моряки уже знали, что делать. 

Командующий Черноморским флотом адмирал Михаил Хронопуло принял американский поход как личный вызов и приказал пресечь провокацию самым решительным образом. На перехват кораблей 6-го флота США вышли два судна — небольшие по размерам сторожевые корабли «Беззаветный» и СКР-6, которыми командовали капитан 2 ранга Владимир Богдашин и капитан 3 ранга Анатолий Петров.

В этот момент американцы как раз прошли территориальные воды Болгарии, затем они свернули на восток и пошли прямым курсом на Севастополь.

Сторожевой корабль «Беззаветный»

Советские моряки передали американцам радиосообщение: «Ваш курс ведет в советские воды, что недопустимо. Имею приказ вытеснять вас, вплоть до навала и тарана«.

Первым на сближение с «Кэроном» пошел СКР-6, который был по размерам раз в шесть меньше американского эсминца. «Беззаветный» же догнал «Йорктаун», и некоторое время корабли шли параллельными курсами практически вплотную, словно присматриваясь и притираясь друг к другу.

После первого удара моряки получили команду отойти и, не вступая в контакт, перестроиться для второго навала. Но тут выяснилось, что повторное столкновение корабля может привести к непредсказуемым последствиям. По всем законам физики, когда оба корабля столкнулись носами, их немного развернуло – так, что корабли стукнулись кормами.

Но приказ есть приказ.

И капитан Богдашин, матерясь так, что покраснели даже боцман и старпом, приказал приспустить якорь и вновь повел свой корабль на таран таким образом, чтобы не дать столкнуться кормовым частям.

В итоге «Йорктаун» понес сокрушительные потери – «Беззаветный» своим якорем снес и часть вертолетной площадки, и часть палубы, и четыре установки ракет «Гарпун» — хорошо, что ни одна из них не сдетонировала.

Столкновение не прошло даром и для «Беззаветного» — лопнул корпус в носовой части, образовалась пробоина выше ватерлинии, порвали в клочья гидроакустический комплекс в носовой части.

Совсем иначе обстояли дела у пары СКР-6 и «Кэрона». Советский корабль лишь ткнулся носом в огромную тушу эсминца и, как мячик, отлетел в строну. После этого «Кэрон» дал максимальный ход и пошел на таран «Беззаветного», но капитан Богдашин вовремя увернулся и приказал демонстративно зарядить реактивные бомбометные установки РБУ-6000.

Американские корабли прекратили сближение, но на «Йорктауне» стали готовить к взлету палубные вертолеты. Тогда из Севастополя американцам была передана радиограмма от самого адмирала Михаила Хронопуло: 

В подтверждение своих слов адмирал приказал направить в район инцидента два ударных вертолета Ми-24, которые американцы окрестили «Крокодилами».

Пролет «Крокодилов» над американскими вертолетами тут же произвел успокоительный эффект: вертолеты американцы закатили обратно в ангар, корабли изменили курс и ушли в нейтральные воды, где легли в дрейф.

На следующий день капитанов Богдашина и Петрова вызвали в Москву. Причем, никто и не знал зачем именно – то ли хотели под трибунал отдать, то ли наградить. В Генштабе их тут же встретили как героев: «Ну спасибо, флот!»

Контр-адмирал Владимир Богдашин

Как позже выяснилось, моряков буквально спас председатель КГБ Виктор Чебриков, который убедил Горбачева в том, что флот все сделал правильно. В итоге оба капитана получили по ордену Красной Звезды, правда, с формулировкой «За освоение новой техники». Ну что ж, навал — это тоже новая техника морского боя. 

А вот американского капитана «Йорктауна» уволили из флота – «За пассивные действия и предоставленную советскому кораблю инициативу, что нанесло моральный ущерб престижу американского флота», а американский Сенат на полгода заморозил финансирование всех разведывательных походов 6-го флота США в районах Средиземного и Черного морей. После этого натовские корабли к берегам Крыма старались уже не приближаться.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать Ruposters в ленте «Яндекса» https://zen.yandex.ru/ruposters.ru

Источник: https://ruposters.ru/news/13-02-2018/sovetskie-moryaki-vignali-amerikantsev

Позорному бегству крейсера «Йорктаун» и эсминца «Кэрон» (6-й флот ВМС США) 12 февраля 1988 посвящается..

12 февраля 1988 года на Чёрном море произошли события, которые получили грандиозный резонанс в политических, военных и военно-морских кругах различных стран. В этот день произошёл серьёзный инцидент с участием боевых кораблей 6-го Флота США – крейсера УРО «Йорктаун» и эсминца УРО «Кэрон», пожаловавших в Чёрное море и нарушивших государственную границу СССР.

Многие источники пишут, что это просто провокация. Некоторые американские источники утверждают, что это была спецоперация двух американских кораблей «Caron» и «Yorktown», нашпигованных сложной аппаратурой. Эта система на их борту была способна записывать все данные с советских радаров и сигналы оборонной связи. Но!.. 

В этот день советский флот как следует дал американцам по морде, am жёстко прекратив провокацию: два боевых корабля США нагло попытались войти в территориальные воды СССР, но были протаранены сторожевыми кораблями Черноморского Флота СССР.

Трусливо поджав свои куцые хвосты и показав всему миру своё истинное «лицо», храбрые пожиратели гамбургеров быстро убрались восвояси – побитые корабли «доблестного» 6-го Флота ВМС США с позором покинули негостеприимное для них Чёрное море.

Как сообщали иностранные источники, после инцидента «Йорктаун» несколько месяцев ремонтировался на одной из верфей. ag Командир крейсера был снят с должности за пассивные действия и предоставленную советскому кораблю инициативу, чем нанёс моральный ущерб престижу американского флота. Конгресс США почти на полгода заморозил бюджет военно-морскому ведомству. 

«Никто в отличие от американцев не сдрейфил! Ни одного нарушения, все чётко. Мичман у меня был Шморгунов – просто нечеловеческой силы! И, когда эти «Гарпуны» подходили к нашему борту, он стоял там с верёвкой: «Ещё бы немного, я бы их ракету зацепил и вытащил!» Я его знаю: он наши 120-килограммовые ракеты вручную грузил!»

«Янки не агрессивны, когда им дадут в лоб!..»

Четверть века назад русские моряки наглядно продемонстрировали обнаглевшим генетическим носителям демократии, что такое на самом деле – защищать свою Родину от нахалов. Нам есть кем гордиться и с кого брать пример.

СКР-6 наваливается на корму эсминца «Кэрон» (фото с борта СКР «Беззаветный»)

Читайте также:  7 советов по отделке ванной комнаты обоями: выбор и поклейка

Второй, самый мощный, таран «Беззаветного» (справа), снят с СКР-6

Американцы стояли на палубе и ржали, показывая советским морякам непристойные жесты, но уже через минуту их буквально смыло с палубы, а на всех записях слышны только ругань, ахи и охи – это «Беззаветный» прошёлся по левому борту «Йорктауна».

Сломана пусковая установка ракет «Гарпун». Снесены все леера, вдребезги разбит командирский катер, местами порваны борт и боковая обшивка носовой надстройки. Американцы тут же сыграли аварийную тревогу.

Как рассказывает Владимир Богдашин (см. видео), командир сторожевика «Беззаветный», на палубу выскочила кормовая аварийная группа, состоящая в основном из чернокожих матросов, и с пожарными шлангами в руках бросилась вниз. Но когда негры увидели ещё и сломанные висящие головки ракетных комплексов, то взялись за головы и разбежались, и в ближайшие 15 минут не появлялись. ag

А тем временем на крейсере начался пожар – СКР-6 прошёлся носом и якорем по вертолётной палубе, круша всё на своём пути.

«Беззаветный» и «Кэрон»

И это при том, что наши СКР в 2-4 раза меньше «американцев». Зато куда решительнее – когда янки попытались поднять в воздух вертолёты, над ними появилась пара наших вертушек с полными подкрыльевыми пилонами. Вертолёты американцы шустро закатили в ангар, потушили пожар и наперегонки кинулись к Босфору. 

– Они хороши как мореплаватели. Но психологически слабее. Погибать за родину в их планы не входит… Они были ошарашены: легенда о том, что они самые лучшие, разрушилась. Получили-то они от группы кораблей, которые меньше их. Они же, когда я им помощь предложил (так положено), по каютам сидели. Крейсер был словно мёртвый – настолько в шоке они были...

– Какие политические последствия имел навал?

– Для СССР очень даже неплохие. Командира «Йорктауна» сняли. Американский сенат на полгода заморозил финансирование всех разведпоходов 6-го флота США в районах Средиземного и Чёрного морей. После этого натовские корабли ближе, чем на 120 миль, к нашим берегам не подходили.

– Через год, когда я учился в Военно-морской академии, мне вручили орден Красной Звезды. «Мы знаем, за что, – сказал начальник факультета. – Но здесь написано «за освоение новой техники». 

Командир «Беззаветного», ныне контр-адмирал, Владимир Богдашин: «И тут мы стали крушить все подряд…» Выше – отрывки из его интервью. Ниже – полностью:

– Владимир Иванович, зачем это было нужно американцам? Железный занавес рухнул, холодная война закончена, в Союзе начало перестройки…

– И беспорядка. Понимаете, в 1986 году, когда американцы зашли в наши территориальные воды впервые, с советской стороны, кроме протеста, никаких видимых действий не последовало. Но Министерство обороны разработало специальную программу: перед военно-морским флотом была поставлена задача не допустить больше подобных вторжений.

– Насколько я знаю, американцы тогда заявили, что они имеют право мирного прохода через территориальные воды других государств.

– Нагло врали. Да, во всём мире существует подобная практика с целью сокращения пути. Но тогда надо уведомить страну, чью границу вы собираетесь пересечь.

Без предупреждения военный корабль другого государства может войти только в том случае, если терпит бедствие или есть угроза жизни членам экипажа. Ничего подобного с американцами не случилось.

Они около двух суток провели у берегов Турции, позже проводили учения в открытом море, а потом подошли к нашей границе.

– Вы их сразу обнаружили?

– Понимаете, мы всегда встречали военные корабли иностранных государств у Босфора и «вели» их, постоянно были с ними на связи. Американцы же сразу повели себя некорректно. Они зашли в Чёрное море в полном радиомолчании, мы не могли их обнаружить.

Их даже самолёты-разведчики не видели – в тот день был сплошной туман. Тогда здорово помог паром из Ильичёвска. Мы вышли на связь с капитаном и попросили передать нам сигнал, если они встретят суда с определёнными бортовыми номерами. Как только мы этот сигнал получили, успокоились, а вот американцы заметались.

Они в течение нескольких часов пытались от нас «отцепиться».

– Вы хотите сказать, что вас спасла случайность?

– Со стороны американцев эта провокация была подготовлена очень серьёзно. Они предусмотрели всё. Кроме парома (смеётся). Их корабли были оснащены новейшей техникой и оружием, на крейсере «Йорктаун» даже вращающихся антенн не было – вместо них специальные фазированные решётки. Но ведь и мы тоже не на шлюпках вышли.

– Что же тогда помешало?

– Рустовские амбиции. Ведь когда немецкий пилот-спортсмен Руст посадил на Красную площадь свой самолёт, на всех военных без исключения легло такое пятно! Обвинили всех – авиацию, ПВО, флот. Нами был получен приказ от генерала армии Третьяка о том, что как только взлетит вертолёт с их корабля – сбивать.

Представляете себе этот накал страстей? Мы прекрасно понимали, что сбивать нельзя. Потому что вертолёт мог летать над открытым морем, не нарушая границу. И тогда наши действия будут расценены как нападение, нарушение всех международных правил. Поэтому, когда мы их обнаружили, нам не оставалось ничего другого, кроме как ждать.

Но когда они подошли к нашим терводам в районе Севастополя и легли на курс 90 градусов, стало ясно – через час они будут у нас.

– Как далеко зашли американцы в советские территориальные воды?

– «Йорктаун» на пять миль, «Кэрон» – на семь. Это как раз случилось в районе мыса Сарыч – самой южной точки Крымского полуострова.

– Когда вы поняли, что нарушение границы неизбежно, какая первая мысль была?

– Я сразу передал командованию, что через час американские корабли пересекут нашу границу.

– Но что это было – страх, паника?

– Злость. Такая злость! А паниковать причин не было. В тот момент я действовал на автомате, потому что все действия в подобной ситуации были отработаны до мелочей. В 1988 году командиром «Беззаветного» я был уже пять лет.

Это один из лучших наших кораблей, у меня 192 человека сильнейшего в Союзе экипажа, за плечами колоссальный опыт. Мы два с половиной года провели на боевой службе в Атлантическом океане и в Средиземном море, выполняли боевые и отрабатывали курсовые задачи.

И за это время видели всё – и горели, и тонули, и выполняли политические миссии. «Беззаветный» был одним из самых мощных кораблей в мире по количеству вооружения на объём водоизмещения.

Модернизированный ракетный ударный комплекс, два зенитно-ракетных комплекса самообороны, артиллерийская автоматическая двуствольная установка, два четырёхтрубных торпедных аппарата, реактивные бомбомётные установки. И это далеко не всё.

– Если бы не такая серьёзная подготовка, какими могли бы быть результаты?

– Катастрофическими. Когда мы начали сближаться с «Йорктауном», на корабле была объявлена боевая тревога. Зарядили оружие, бомбомёты, торпедные аппараты привели в действие, в баллоны высокого давления набит воздух (для пуска торпед), артиллерийский запас был на линии заряжания.

– А американцы?

– Они не готовились. У них было очень лёгкое, очень интересное настроение. Они высыпали на палубу поглазеть: что будет делать этот русский мелкий кораблик, который в три раза меньше их махины? Они махали руками, показывали на нас пальцами, посмеивались. Среди них были участники предыдущего похода, они никак не ожидали от нас активных действий.

– Экипаж вашего корабля как реагировал?

– Мы были в напряжении, потому что понимали – на этот раз протестами, выраженными флагами на борту, не обойдётся.

Всё происходило так стремительно, что не шло даже речи о том, чтобы элементарно почистить зубы и побриться.

Я сам не видел, но нам рассказывали, что, когда американцы демонстрировали видеоплёнку, наш экипаж был похож на полярников, которые вышли на отлов тюленя, – небритые, злые, в канадках (смеётся).

– То есть тарана противник не ожидал?

– Нет. Да сначала о таране и речи не шло. Мы приняли решение оттеснить лёгким касательным ударом. Но скорость была огромной. И при 18 узлах очень сильное притяжение, воздушный поток. Когда мы первый раз ударили, то нос стал отходить, а корма приближаться к его корме.

На корме у них ракетные установки «Гарпун», у нас на борту – торпедные установки. Если бы «Гарпуны» американцев сорвали нам торпедные аппараты, была бы катастрофа. Температура горения ампульной батареи более 1000 градусов, она бы, как сварка, расплавила всё под собой. Пожар, детонация, объёмный взрыв.

От нас обоих только бы дым остался! Вот тогда американцы и испугались!

– Говорят, пожар всё-таки начался?

– На кораблях – нет. Но от первого удара посыпались искры и загорелась краска. Она вспыхнула, пошло огромное дымовое облако. Пограничные корабли передали на берег, что произошёл взрыв и на корабле пожар. Это вызвало шок. Мы-то видели, что нам оборвало леера (ограждение на борту судна. – Прим.

автора), оборвался якорь – не самое страшное. Но чтобы предотвратить срыв ракетных установок, принять решение надо было за несколько секунд. Команда – полный вперёд, руль заложили вправо, второй удар, скорость – 26 узлов, 17-градусный крен, поднялась наша корма и… «Беззаветный» днищем залез на американский корабль.

На днище у нас была титановая бульба, в ней антенны гидроакустической станции. И вот эта бульба на «Йорктауне» смела всё. Мы смели с левого борта ограждение вертолётной площадки, командирский катер, торпедный аппарат, сломали четыре ракетные установки. У американцев началась паника. К ним подтянулся их второй корабль.

Так и шли: «Беззаветный» по центру, справа – «Йорктаун», слева – «Кэрон», довели их до границы, потом мы увеличили ход, развернулись и вернулись на базу. А американцы то, что мы недоломали, срезали сваркой и выбросили за борт, чтобы не опозориться перед миром.

Наши ещё шутили: «В результате проведённых действий могу доложить: на кораблях американцев имеется много сварки, варят днём и ночью».

– Как оценили ваши действия на берегу?

– Назвали преступником. За то, что якорь потерял. На флоте это считается позором. У нас ведь как? На всякий случай надо отругать. Как потом сложится – время покажет, но в целях перестраховки надо наехать. За несколько часов я написал массу объяснительных, потом вызвали в Москву. Там особо не хвалили, но не посадили — и то хорошо.

– Могло быть и так?

– Легко. Понимаете, Советский Союз ведь тогда заигрывал с американцами, наши международники не хотели портить отношения. Поэтому меня могли бы им сдать – отдать под суд и посадить.

– За что?

– Формально я нарушил правила. На море ведь они тоже есть. Я должен был уступить ему «дорогу». На манёвры у меня времени не было, но кто бы это учитывал?

– Владимир Иванович, вы хотите сказать, что вас не только не наградили, но ещё и обвинить хотели?

– Меня наградили. Через год, когда я учился в Военно-морской академии в Ленинграде, мне вручили орден Красной Звезды. Мол, ты-то знаешь за что, но мы об этом говорить не будем. Отсюда и формулировка – «За освоение новой техники».

– Вам не обидно?

– Знаете, самое главное в жизни моряка – верить в свою фортуну. Я всегда верил. И всегда любил свою тяжелейшую службу. Время показало: тогда я был абсолютно прав.

Этот случай описан в американских учебниках, психологи изучали наши действия, чтобы преподавать американским военным правила поведения в аналогичных ситуациях. А у нас всё постарались забыть.

Даже не забыть, а вытереть из истории. Вроде как и не было ничего.

– Вы поэтому ушли с флота?

– Я ушёл только год назад, отдал морю 37 лет своей жизни. И даже сейчас я без моря не могу.

– А вам важно, какое это море?

– Только Чёрное. Оно самое лучшее. Никакие Египты, Кипры, Турции… Поверьте, я это точно знаю.

– Владимир Иванович, что бы вы пожелали нашей молодёжи?

– Меня назвали в честь моего дяди. Ему был 21 год, он командовал взводом разведки и погиб под Сумами. Нас воспитало поколение, выигравшее самую страшную войну. Низкий им за это поклон. И с праздником Победы! Но беда в том, что нас не научили помнить.

Мы ведь 9 Мая плачем, обнимаемся, поздравляем всех, а уже 12-го плачут ветераны оттого, что их забывают. Мы живём от праздника до праздника, от мая к маю. Поэтому мне хотелось бы, чтобы, во-первых, наши дети ничего не забывали. А во-вторых, были счастливыми.

Потому что только счастливый человек может понять, как тяжело досталось ему это счастье…

Уникальная съёмка с американского крейсера УРО «Йорктаун» беспрецедентного факта боевого тарана американского крейсера советским сторожевиком «Беззаветный».

В 1990 году об этих событиях режиссёром Евгением Шерстобитовым был снят художественный фильм «Проект «Альфа».

источник

Источник: https://cont.ws/post/584508

Ссылка на основную публикацию