Освобождение минска

Освобождение Минска в 1944 году от немецко-фашистских захватчиков. История Минска :

Много лет назад, 3 июля 1944 года, столица Белорусской республики город Минск был отбит от немецко-фашистских захватчиков.

Сделать это удалось во время освободительной операции, проведенной армиями генерала Ивана Черняховского, генерал-полковника Георгия Захарова, маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского, а также при участии Первого Прибалтийского фронта под руководством Ивана Баграмяна. Действие продолжалось с 29 июня по 4 июля 1944 года и являлось составной частью кампании «Багратион».

История Минска в военные годы очень печальна, поскольку Беларусь стала одной из наиболее пострадавших областей Советского Союза, так как на протяжении трёх лет она находилась под гнётом противника.

Захватчики полностью разгромили территорию республики: населённые пункты были разорены, больше миллиона домов в сёлах сожжено, около 7 тысяч учебных заведений превращено в развалины. Фашисты уничтожили несколько миллионов пленных и миролюбивых жителей.

В Белорусской Республике не было ни одной семьи, которая не понесла бы потери от гитлеровцев.

Белорусские партизаны

Несмотря на всё это, летом 1944-го на территории республики функционировало около 140 тысяч партизан.

Управляли ими нелегальные организации коммунистической партии БССР во главе с Пантелеймоном Кондратьевичем Пономаренко, который в то же время являлся главнокомандующим Центрального штаба партизанского движения СССР. Сталин его особо ценил за беспристрастность, надёжность и глубокие аналитические таланты.

Белорусские партизаны сыграли существенную роль в белорусской наступательной операции. За несколько дней до начала ими был нанесён ряд чувствительных ударов по фашистам.

Партизанские отряды уничтожили немецкий транспорт, линии связи и фактически вывели из строя вражеский тыл в момент нападения.

Кроме того, партизаны принимали участие в самой операции, нанося удары по отдельным подразделениям противника и нападая на тыловые немецкие структуры.

Предпосылки наступательной операции

Освобождение Белорусской Республики осуществлялось несколькими этапами. По опубликованным сведениям, линия фронта с восточной стороны подошла к границе Витебск — Орша — Могилев — Жлобин к началу июня 1944 года, сформировав, таким образом, значительный выступ, направленный вглубь СССР, который прозвали «Белорусским балконом».

Советским войскам удалось добиться хороших результатов на Украине (в веренице «котлов» попрощалось с жизнью большое количество солдат Вермахта, на территории практически все земли были освобождены).

Однако попытка прорваться в сторону Минска зимой 1943–1944 гг. не принесла предполагаемых результатов.

Поэтому к окончанию весны 1944-го наступления в южном направлении приостановились, и командование пришло к выводу поменять направление усилий.

Силы сторон

Освобождение Минска было неизбежным и стремительным. Со стороны СССР в операции приняли участие 1 миллион 200 тысяч военнослужащих без учёта тыловой части со стороны противника.

В состав подразделения «Центр» вошло около 900 человек (плюс примерно 400 тысяч в тылу). Кроме того, в следующей фазе боя приняло участие левое крыло команды «Северная Украина» и правая сторона группы «Север».

По опубликованным данным установлено, что в бою четырём советским фронтам противостояло такое же количество солдат полка Вермахта.

Организация операции

Прежде чем приступить к наступлению, красноармейцы старательно готовились к кампании по освобождению Минска. В самом начале предполагалось, что операция «Багратион» станет похожа на Курскую битву – что-нибудь вроде «Кутузова» или «Румянцева», с огромными затратами боеприпасов и небольшим продвижением километров на 200.

Поскольку операции подобного рода, без прохождения в оперативную глубину с настойчивыми, продолжительными сражениями в тактическом участке на измор, требовали невероятного количества боеприпасов, незначительного объёма горючего для механизированных частей, а также немного мощностей по восстановлению железнодорожных линий, то реальный результат кампании по освобождению Минска оказался для руководства страны неожиданным.

В апреле 1944 года в Генеральном штабе приступили к разработке оперативной программы Белорусской операции.

Командование рассчитывало одержать победу над флангами фашистской группировки «Центр», оцепить её основные мощности по восточной стороне Минска и окончательно освободить Белорусскую Республику.

Схема выглядела невероятно масштабной и амбициозной, поскольку во время войны последовательный разгром нескольких групп противника планировался очень редко.

Подготовка

В процессе подготовки были проведены кардинальные перемещения кадров. Сама подготовка ко Дню освобождения Минска стартовала в конце мая. В последний день месяца личные директивы Ставки Верховного Главнокомандования с содержанием чётких инструкций были доставлены командующим участвующих фронтов.

Красная армия сформировала тщательную рекогносцировку сил и позиций вражеской армии. Информация добывалась по самым разным направлениям. Например, агентурным войскам 1-го Белорусского фронта удалось схватить около 80 «языков».

Кроме того, проводилась шпионская, интенсивная разведывательная операция, исследовались позиции врага артиллерийскими наблюдателями и прочее.

Ставка всеми силами пыталась добиться максимальной внезапности. Командиры армий все приказы полководцам раздавали без посредников. Любые разговоры о подготовке к наступлению строго запрещались и по телефонной связи, и даже в зашифрованном виде.

Фронтам, принимающим участие в операции, был наложен режим радиомолчания.

Армия сосредотачивалась и перемещалась в основном ночью, выполнение правил конспирации нужно было отслеживать, поэтому территория патрулировалась специально выделенными офицерами Генерального штаба.

Перед наступлением командирами всех степеней, вплоть до ротных, проводились рекогносцировки, подчинённым задачи устанавливались на месте. Чтобы улучшить взаимодействие, в танковые отряды направлялись офицеры боевых воздушных сил и артиллерийские корректировщики.

Вермахт

Генеральный штаб Третьего Рейха и военачальники группы «Центр» находились в это время в полном неведении о намерениях и мощностях Советской армии. Гитлер и высшее главнокомандование были уверенны, что нападения необходимо ждать на Украине.

Они рассчитывали, что Красная армия атакует чуть ниже Ковеля по направлению к Балтийскому морю, отрезав тем самым отряды «Север» и «Центр».

Обстановка в Белорусской Республике была до такой степени спокойной, что фельдмаршал Буш уехал отдыхать за три дня до начала наступления.

Схема Минской операции

Программа по освобождению Минска от немецко-фашистских захватчиков заключалась в следующем:

  • Находящиеся ближе всего к столице первый и третий фланги Белорусского фронта, состоящие из манёвренных танковых частей, должны были сходящимися ударами со всех сторон окружить большой отряд немецких войск, продвигающихся по направлению к Минску.
  • В это время левая сторона первого и правая третьего флангов Белорусского фронта должны быть остановить войска неприятеля, двигающиеся на подмогу минской группировке.
  • Задача второго фланга Белорусского фронта в этот момент заключалась в отвлечении соединений Вермахта, отходивших к Минску, и освобождении тем самым выхода к городу для близлежащих фронтов, прежде чем туда успеют подойти основные мощности фашистских войск.

Как и предполагалось планом, 29 июня 1944 года стартовала операция по освобождению Минска. Белорусским войскам предстояло решить одну из наиболее непростых задач, поскольку конкретно на этом участке немецкая армия имела наиболее мощную группировку, которая сосредоточилась в Борисовском районе.

В первый день операции солдаты Красной армии подошли к реке Березина, в этот же день отрядами штурмовиков в сотрудничестве с партизанами удалось освободить несколько населённых пунктов, увеличив тем самым границы западной стороны реки.

30 июня все основные фронтовые силы были переброшены через Березину, в ночь на 1 июля солдатам 11-й гвардейской армии при содействии 5-й танковой и 31-й армии удалось освободить Борисов. Дорога к Белорусской столице была свободна.

С не меньшим успехом действовал Первый Белорусский фронт под предводительством Константина Константиновича Рокоссовского.

На пути к Слуцку конно-механизированная коалиция под руководством Плиева встретилась с санкционированным сопротивлением, для отражения которого было решено выполнить трёхсторонний штурм.

Этот шаг стал успешным, и 30 июня 1944 года в рамках операции по освобождению Минска город Слуцк был свободен.

События первых июльских дней

Благодаря успешно проведённым боевым операциям всех трёх фронтов в «котёл», диаметром в 25 километров попало почти 40 тысяч фашистов. После уничтожения важнейших гитлеровских защитных линий пришёл черёд танковых войск.

2 июля гвардейский танковый отряд Ротмистрова и прославленный танковый корпус второй степени ордена Суворова в объезд основных пунктов врага, избегая продолжительных столкновений, подошли к Минску с северной и северо-западной стороны. В это же время была перекрыта трасса Минск — Вильно, и захвачена узловая станция железной дороги Вилейка.

Кроме того, тогда же конный отряд Плиева Первого Белорусского фронта загородил железнодорожный путь Минск — Барановичи.

Тем временем войска Второго Белорусского фронта Захарова тоже не отставали от своих сослуживцев и 1 июля 1944 года перекрыли Могилёвское шоссе.

В отличие от соседей по флангу, цель этого фронта заключалась в сковывании, дроблении и уничтожении соединений врага.

Они должны были блокировать любую возможность фашистов оторваться и отойти в западном направлении к Минску. Задача была выполнена на «отлично».

1 и 2 июля в северо-западном направлении от Минска произошло крупное столкновение между пятой танковой армией гвардейцев и германским танковым соединением. Обе стороны понесли тяжёлые потери.

В результате схватки у немцев осталось только около 20 боеспособных машин, они практически лишились возможности повлиять на оперативную обстановку, чего нельзя было сказать о Советской армии, ударные ресурсы которой не были побиты.

https://www.youtube.com/watch?v=ppCUHPgugiE

Ночью со 2 на 3 июля 1944 года освобождение Минска началось со штурма города. С северной стороны и севера-запада вошли войска Ротмистрова и второй танковый корпус Белорусского фронта, а с юго-восточной части города подоспел первый гвардейский отряд.

Немцы, оборонявшие Минск, не смогли оказать серьёзного противодействия. Уже вечером в день освобождения Минска ровно в 10 часов в небо взлетели огни фейерверка.

Было дано двадцать четыре залпа, прогремевших в честь героев-освободителей столицы Белорусской Республики.

Итоги операции

Минск был важнейшим стратегическим узлом, защищающим врага в западном направлении. Окружённое четвёртое полевое войско предпринимало отчаянные попытки выбраться на запад.

Руководство армии к этому моменту уже успело покинуть котёл, бросив на милость судьбы собственных солдат. В конечном счёте остатками военных руководил командир 12-го военного корпуса Мюллер вместо Типпельскирха.

Немцы, ощущая безнадёжность, старались прорвать окружение, штурмуя Советскую армию холодным оружием.

Значительную поддержку войскам Красной армии оказывали партизанские отряды, поджидавшие неприятеля на путях отступления, организовывали им засады, крушили штабы и их самостоятельные части, уничтожали мосты и захватывали переезды. К 12 июля вся группа немецко-фашистских сил была уничтожена. По опубликованным сведениям, утраты со стороны врага превысили 70 тысяч человек убитыми и приблизительно 36 тысяч захваченными, в число которых вошли 12 генералов.

Уничтожение немецкой группировки в Минске, а также разгром витебского и бобруйского отрядов сформировали благоприятные условия для продвижения на запад основных сил Красной армии. Фашистам был нанесён мощнейший урон, в стратегическом фронте врага образовался огромный разрыв длиной около 400 км, три десятка их соединений были ликвидированы или отрезаны.

Дорога была свободна, открылась возможность для стремительного продвижения в направлении западных границ Советского Союза. За квалифицированное и доблестное поведение в операции по освобождению Минска 1944 года получили почётное звание «Минские» 52 соединения и части. В память о действиях того дня было написано полотно, знакомое многим под названием «Освобождение Минска».

Потери

Человеческие потери при освобождении Минска известны точно. Всего за время операции погибло, попало в плен и пропало без вести 178 тысяч 507 военнослужащих, а получили ранения и заболевания 587 тысяч 308 человек. Эти цифры даже в сравнении со Второй мировой войной очень большие.

Безусловно, они сильно превышают число жертв не только в удачных, но и во многих безуспешных операциях. Для сравнения, провал операции весной 1943 года под Харьковом стоил РККА чуть больше 45 тысяч потерянных солдат, а Берлинская кампания – 81 тысячи.

Этот разрыв связан с длительностью и размахом плана, осуществляемого на сложной местности против осведомленного и предприимчивого врага, подготовившего серьёзные оборонительные рубежи.

Что касается потерь Вермахта, точных данных нет и по сей день. Западные специалисты считают, что у фашистов было 262929 человек, попавших в плен и пропавших без вести, 109776 раненых и 26397 погибших, суммарная численность составляет 399102 солдата. Именно эти сведения были изъяты из десятидневных отчётов, составленных немецкими войсками.

Немецкие солдаты, пленённые в сражении за Минск численностью 57600 человек, проследовали маршем по Москве. Вереница пленных шла по улицам в течение нескольких часов. Это было сделано для того, чтобы показать другим государствам мощь Советского Союза.

После окончания шествия каждая улочка была очищена и промыта. Этот день в истории Минска останется навсегда. Современники празднуют 3 июля День Республики (День независимости Республики Беларусь).

Это важный день, напоминающий жителям об освобождении Минска от немецких фашистов в 1944 году и непоколебимости русского народа.

Источник: https://www.syl.ru/article/336447/osvobojdenie-minska-v-godu-ot-nemetsko-fashistskih-zahvatchikov-istoriya-minska

Пятый сталинский удар. Часть 6. Освобождение Минска

Одним из ключевых этапов Белорусской стратегической операции 1944 года стала Минская операция (29 июня — 4 июля 1944).

Она была проведена силами 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов при содействии 1-го Прибалтийского фронта.

Операция была проведена с целью окружения и уничтожения минской группировки вермахта и освобождения Минска, столицы Белоруссии.

Ситуация к началу операции. План операции

В результате осуществления Витебско-Оршанской, Могилевской и Бобруйской операций 1944 г. 4-я армия и часть сил 9-й армии немецкой группы армий «Центр» под командованием Вальтера Моделя (он сменил Эрнста Буша 28 июня) оказались глубоко охваченными советскими войсками. Немецкое командование перебросили несколько свежих соединений, включая 4-ю, 5-ю и 12-ю танковые дивизии.

Читайте также:  Виды сухих штукатурных смесей: состав и функциональные особенности

К исходу 28 июня войска 1-го Прибалтийского фронта под командованием И. Х. Баграмяна вели боевые действия в районе Полоцка, на рубеже Дретунь, восточнее Ушачи, Лепель. Части 3-го Белорусского фронта под командованием И. Д. Черняховского выходили к реке Березина, охватывая немецкие войска с севера. Войска 2-го Белорусского фронта под командованием Г. Ф.

Захарова теснили врага с востока. Войска 1-го Белорусского фронта под командованием К. К. Рокоссовского, взломав оборонительные рубежи немецких войск на Березине и охватывая его с юга, пробились на рубеж Свислочь, Осиповичи, Старые Дороги, Копаткевичи, далее вверх по реке Припять.

Подвижные соединения фронтов, действовавшие в районах Борисова и Осиповичей, располагались в 100 км от Минска.После крушения северного и южного флангов под Витебском и Бобруйском, немецкая 4-я армия оказалась под угрозой окружения. Фланги 4-й армии оказались практически неприкрытыми. Командующий армией генерал К.

фон Типпельскирх отдал приказ об общем отступлении через реку Березину к Минску. Однако единственным путём к отходу была дорога Могилев — Березино. Тыловые части, обозы, войска и техника просто не могли оторваться от советских войск. Они подвергались постоянным ударам советской авиации и атакам партизан.

Тому же ситуация осложнялась тем, что к отступающим войскам присоединились многочисленные группы солдат из соединений, разбитых на других участках фронта, включая солдат разгромленной витебской группировки. Поэтому переправа немецких войск по единственному мосту через Березину шла медленно и сопровождалась большими жертвами.

При этом давление со стороны армий 2-го Белорусского фронта было небольшим, так как в планы советского командования не входило быстрое выдавливание немецких войск из возможной зоны окружения. Ставка Верховного Главнокомандования 28 июня поставила задачу окружить и уничтожить минскую группировку противника.

Войска левого крыла 3-го Белорусского фронта и правого крыла 1-го Белорусского фронта планировали нанести сильные удары по сходящимся направлениям на Минск. Одновременно войска 2-го Белорусского фронта продолжали наступление на запад. Войска трёх фронтов должны были окружить и уничтожить минскую группировку немецких войск.

В то же время части 1-го Прибалтийского, правого крыла 3-го Белорусского и 1-го Белорусского фронтов должны были продолжить наступление на запад, сковывать войска противника, не давая им возможности прийти на помощь минской группировке, создать условия для дальнейшего наступления на шяуляйском, каунасском и варшавском направлениях.

Наступление 3-го Белорусского фронта

28 июня Ставка Верховного Главнокомандования приказала 3-му Белорусскому фронту с ходу форсировать Березину, и левым крылом, обходя опорные пункты противника, стремительно развить наступление на Минск, а правым крылом — на Молодечно. Основной удар на минском направлении наносили войска 11-й гвардейской и 31-й армий, 5-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардейского танкового корпуса. При этом верховное командование, потребовало решительных и смелых действий от 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова, которая во время предшествующего наступления действовала медлительно. 29 июня войска фронта передовыми отрядами захватили ряд плацдармов на Березине. При этом части 3-го гвардейского механизированного корпуса из состава Конно-механизированной группы Осликовского (КМГ) сбили заслоны противника на Березине и продвинулись на 5-10 км. 3-й гвардейский кавалерийский корпус КМГ встретил упорное сопротивление противника, был вынужден вести тяжелые бои, поэтому к концу 29 июня корпус только форсировал реку. В это же время части 5-й армии Крылова догнали КМГ и с ходу форсировали Березину, захватив ряд плацдармов. Быстрому продвижению соединений армии способствовали партизанские отряды, которые указывали наиболее удобные пути движения через леса и болота, охраняли переправы и прикрывали фланги движущихся колонн. 11-я гвардейская армия Галицкого, встретив серьёзное сопротивление противника, продвигалась медленнее. Части армии были вынуждены весь день вести бои с сильными немецкими соединениями в районе Холопеничи — Крупки. Здесь сопротивление оказывали части немецкой 5-й танковой дивизии (её перебросили из района Ковеля) и остатки 14-й и 95-й пехотных дивизий. Немецкое командование старалось не допустить выхода советских войск Борисову, основному опорному пункты на Березине, который прикрывал минское направление.Серьезно поврежденный танк Pz-4 5-й танковой дивизии5-я гвардейская танковая армия, наступая вдоль Минской автострады, вышла к Березине севернее Борисова. Используя успех танковой армии Ротмистрова и 2-го гвардейского Тацинского корпуса, войска 31-й армии Глаголева в течение дня продвинулись на 40 км, дошли до реки Бобр южнее Крупки. 30 июня войска фронта вышли основными силами к реке Березине, и начали её форсировать. 5-я армия, развивая успех передовых отрядов, сломила оборону трех немецких дивизий, расширила плацдарм и прошла 8-15 км. 3-й гвардейский мехкорпус громя тылы противника, занял Плещеницы, перехватив дорогу Вилейка — Борисов. 3-й гвардейский кавкорпус также успешно наступал. В результате была создана угрозы флангу и тылу борисовской группировки. 11-я гвардейская армия смогла сломить сопротивление противника, вышла к Березине и форсировала реку. Дивизии левого фланга выдвинулись к Борисову и завязали бои на юго-восточных подступах к городу. Одновременно танкисты Ротмистрова завязали бои северо-восточных и восточных подступах к городу. Дивизии 31-й армии Глаголева прошли более 30 км, Левое крыло 31-й армии пробилось к реке Березина.Советская пехота в походной колонне. 3-й Белорусский фронт

Подвиг танкистов. В ночь на 30 июня 1944 года танковый взвод Павла Рака из состава 3-й гвардейской танковой бригады 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии получил задачу ворваться в город Борисов и продержаться до подхода основных сил корпуса.

Из четырёх танков взвода только танк Т-34 П. Рака смог прорваться через реку Березину в город. Второй и третий танки под началом старшего лейтенанта Кузнецова и лейтенанта Юнаева были подбиты ещё на подходе.

Четвёртый танк капитана Селина прошёл по мосту на противоположный берег реки Березины, но был подбит и загорелся, экипаж погиб. Затем немцы взорвали мост. В течение 16 часов экипаж, в него кроме командира входили механик-водитель Александр Петряев и стрелок-радист Алексей Данилов, вёл неравный бой.

Прорыв советского танка вызвал панику у немецкого гарнизона и способствовал освобождению города 1 июля. Герои бились до последнего, уничтожая живую силу и технику врага, и пали смертью храбрых, когда против них бросили несколько танков и штурмовых орудий. Павел Николаевич Рак (1910 г.

рождения), Александр Акимович Петряев (1925 г. рождения), Алексей Ильич Данилов (1923 г. рождения) были удостоены звания Героя Советского Союза.

Судьба экипажа танка довольно характерна для этой великой эпохи. Павел Рак из крестьянской семьи, работал конюхом, трактористом, возглавлял тракторную бригаду. В Красной Армии с 1941 года. Окончил Саратовское танковое училище, участник Сталинградской битвы. Александр Петряев работал в колхозе, по достижению 18 лет в 1944 году призван в армию.

Окончил полковую школу танкистов. Алексей Данилов также родился в деревне. Работал трактористом, бригадиром тракторной бригады. В 1941 году оказался на оккупированной территории, его вместе с другими юношами и парнями отправлен в Германию, в рабство. Смог сбежать, два месяца пробирался по занятой врагом территории, вышел к своим. Окончил полковую школу танкистов.

Из простых сельских пареньков Советский Союз выковал стальных воинов, которые не посрамили себя и Родину.Памятник экипажу П. Рака в БорисовеНемецкое командование в течение дня организовало в районе Борисова несколько сильных контратак, но все они были отражены.

Одновременно активизировались немецкие ВВС, группы по 18 самолетов пытались нанести удары по боевым порядкам советских войск и сорвать переправу через Березину. Однако советская авиация надежно прикрывала наши войска и не дала сорвать переправу. Было сбито 9 вражеских самолетов.

В то же время советские бомбардировщики и штурмовики наносили мощные удары по войскам противника и скоплениям техники на дорогах Борисов — Плещеницы и Борисов — Логойск.30 июня Ставка несколько сместила разграничительную линию между 3-м Белорусским и 1-м Прибалтийским фронтами на север.

Поэтому командование фронта приказало 5-й армии Крылова развивать наступление в направлении Долгиново, Вилейка. КМГ Осликовского получила приказ взять Вилейку и Молодечно. В ночь на 1 июля части 11-й гвардейской и армии и 5-й гвардейской танковой армии освободили Борисов от гитлеровцев. Развивая успех, армия Галицкого продвинулась на 25 км.

5-я гвардейская танковая армия в течение дня основными силами переправлялась через Березину. 31-я армия форсировала Березину и частью своих сил приняла участие в боях за Борисов. 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус переправлялся через Березину. КМГ продолжала наступление и вела бой с немецкими войсками.

5-я армия заняла крупный населенный пункт Бегомль, перехватила шоссе Бегомль — Плещеницы.1-я воздушная армия продолжала наносить мощные удары по скоплениям войск и техники противника, его тылам в районах Вилейка, Молодечно, Красное, Жодино, Смолевичи. Одновременно советская авиация прикрывала переправу войск фронта через Березину.

За сутки самолеты армии сделали 2432 самолето-вылета. Было сбито 8 самолетов врага.

Таким образом, к исходу 1 июля советские войска форсировали Березину, был захвачен плацдарм 110 км по фронту и 35 км в глубину. Фланг и тыл минской группировки вермахта, державшей фронт против 2-го Белорусского фронта, были открыты.

Сильный опорный пункт немецких войск — Борисов, был захвачен. Борисовская группировка вермахта потерпела поражение. Потерпели поражение части 6-го армейского корпуса (3-я танковая армия), 27-го армейского корпуса (4-я армия), 5-й танковой дивизии противника, двух охранных дивизий, нескольких отдельных соединений (два полицейских полка СС, пулеметный полк СС и т. д.).

Немцы потеряли убитыми и пленными более 35 тыс. человек (убитыми — более 22,5 тыс. человек, пленными — более 13 тыс.). Было уничтожено 173 танка и САУ, более 200 орудий и минометов, около 2,8 тыс. машин и другое оружие, техника и имущество. В качестве трофеев было захвачено 33 штурмовых орудия, более 100 орудий различных калибров, более 2 тыс. автомашин, 37 паровозов, 1365 вагонов, 107 складов с боеприпасами, продовольствием, снаряжением и другим военным имуществом.

Командующий 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистров

Развитие наступления 3-го Белорусского фронта. Освобождение Минска

Немецкое командование, потерпев неудачу с созданием прочного рубежа обороны на реке Березина, и в районе Борисова, попыталось организовать сопротивление на реке Илия, на рубеже Логойск — Смолевичи. Чтобы подкрепить уже разгромленные части, в бой были брошены различные охранные, тыловые, полицейские, строительные и другие части.

Немецкие войска действовали разрозненными отрядами по 100-300 бойцов, усиленных танками, штурмовыми орудиями и артиллерией. Не имея сил и возможности создать сплошной фронт, они старались оказать сопротивление в населенных пунктах, на узлах коммуникаций. Проводились срочные работы по оборудованию Минского укрепрайона.

Немецкое командование всеми силами старалось задержать наступление советских войск севернее Минска и избежать катастрофы. Советские передовые отряды и подвижные соединения старались не ввязываться в затяжные бои, обходили узлы обороны, опорные пункты врага, прорывались в глубокий тыл, угрожая немецким гарнизонам окружением.

2 июня передовые части КМГ форсировали реку Вилия и на рассвете вошли в города Вилейка и Курепец. После небольшого боя оба населенных пункта были освобождены от немцев. Одновременно другие части КМГ перерезали железную дорогу Минск — Вильнюс, и освободили город Красное. В результате были перерезаны пути сообщения, которые шли из Минска в Вильнюс и Лиду.

Минская группировка была блокирована с северо-западного направления. Передовые части вышли к реке Нарочь. За сутки наступления части 3-го гвардейского механизированного корпуса прошли более 70 км. Соединения 5-й армии, громя отдельные части противника, прошли за день более 30 км, освободили от гитлеровцев 230 населенных пунктов, включая Будслав, Долгиново.

11-я гвардейская армия освободила Логойск и вела бои с немецкими войсками северо-западнее и западнее этого поселения. 5-я гвардейская танковая армия завершила переправу Березины и вышла в район Логойска. 31 армия прошла 25 км и вышла в район севернее Смолевичей.

2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, форсировав Березину, развил наступление севернее Минской дороги, освободил Смолевичи. К концу дня корпус сосредоточил силы к северу и югу от Смолевичей.Советская авиация в этот день продолжала бомбить районы Минска и Молодечно. Было проведено 600 вылетов. На станции Молодечно подожгли шесть эшелонов противника.

В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 11 немецких самолетов. Овладение войсками 3-го Белорусского фронта 2 июля населенными пунктами Вилейка и Красное имело стратегическое значение. Особенно с учётом того, что армии 1-го Белорусского фронта в это время овладели городами Столбцы, Городея, Несвиж, перехватив вражеские коммуникации, идущие на Брест и Лунинец.

Таким образом, минская группировка противника была лишена важнейших коммуникаций, были созданы возможности для дальнейшей изоляции и окружения войск немецкой 4-й армии, части сил 3-й танковой и 9-й армий противника.В ночь на 3 июля командующий фронтом генерал армии Черняховский дал ряд приказом командующим армиями и корпусами.

Командир 3-го мехкорпуса должен был овладеть районом Сморгонь, Беница, Заскевичи и укрепиться на нём до подхода пехоты. 4 июля продолжать наступление на вильнюсском направлении. Конно-механизированная группа должна была занять район Молодечно. 5-я армия продолжить наступление на запад, выделить силы для закрепления на рубеже Вилейка.

11-я гвардейская армия также должна была развивать наступление на запад. Части танковой армии Ротмистрова, 31-й армии и 2-го гвардейского танкового корпуса получили задачу освободить Минск и продвинуться западнее города на 30 км. 3 июля соединения 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса, 31-й армии и 5-й гвардейской танковой армии освободили Минск.

Читайте также:  5 советов, какое кресло выбрать в гостиную

Утром они завязали бой на северо-восточных и восточных окраинах Минска и уже в 7.30 прорвались в центр города. Через два часа боя столица Белорусской ССР была освобождена от гитлеровцев. В этот же день южной и юго-восточной окраин города достигли части 1-го гвардейского Донского танкового корпуса и 3-й армии 1-го Белорусского фронта.«Минск 3 июля 1944 года».

Художник Валентин Викторович Волков (1881-1964) В результате был образован огромный «котёл», в который попала минская группировка вермахта, которая не успела отступить на запад. Соединения 3-го Белорусского фронта продвинулись на запад от Минска на 10-12 км. В Минске был оставлен один стрелковый корпус 31-й амии. Соединения 11-й гвардейской армии 3 июля продвинулись до 35 км.

Были освобождены около 100 населенных пунктов, в том числе крупный районный центр Белорусской ССР город Радошковичи. 5-я армия решила поставленную командованием фронта задачу. КМГ не смогла выполнить поставленную командованием задачу. Она весь день вела тяжелые бои севернее Сморгони и на окраинах Молодечно.

Немецкое командование, придавая большое значение железной дороге Минск — Молодечно как важнейшей коммуникации, сосредоточило в районе Молодечно 17-ю пехотную дивизию, которую перебросили из состава группы армий «Север».

Правда, части дивизии вводились в сражение с ходу, неравномерно и частями, поэтому появление этой дивизии не могло повлиять на изменение оперативной обстановки. Однако наступление КМГ немцы притормозили. 4 июня армии и корпуса 3-го Белорусского фронта продолжали наступление на запад. 5-я армия вышла на рубеж озера Нарочь. КМГ продолжала вести бои в районе Сморгоги и Молодечно. Из Молодечно немецкие войска постепенно выдавливали. 11-я гвардейская армия продвинулась в район Красного, железной дороги Минск — Красное.Командование 3-го Белорусского фронта в штабе. Слева направо: начальник штаба А.П. Покровский, командующий фронтом И.Д. Черняховский, член Военного совета В.Е. Макаров

Продолжение следует…

Источник: https://topwar.ru/53559-pyatyy-stalinskiy-udar-chast-6-osvobozhdenie-minska.html

70 лет на службе Отечеству

08.07.2013

История и боевой путь 29-го Знаменского ордена Ленина Краснознамённого ордена Суворова II степени танкового корпуса

Автор-составитель – полковник в отставке Кулан Иван Николаевич Редактор – член Белорусского союза журналистов Шевченко Николай Дмитриевич Консультант – научный сотрудник НИИ Вооруженных Сил Республики Беларусь Кожевников Юрий Константинович

Рецензент – доктор философии в области политологии, профессор Гайдук Святослав Михайлович

В книге использованы материалы Музея истории 29-й танковой дивизии, фотографии и материалы ветеранов, которые в составе корпуса участвовали в Великой Отечественной войне и продолжали в послевоенное время воинскую службу в составе прославленного соединения.

Схемы боевых действий взяты из альбома боевых действий Великой Отечественной войны, разработанного Генеральным штабом Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Содержание

Введение

Часть 1. Формирование 29-го танкового корпуса

Часть 2. Боевое крещение корпуса в Прохоровском сражении

Часть 3. Корпус в боях за Украину

В Белгородско-Харьковской операции

В составе Степного фронта     

В боях за Кривой Рог     

Вперёд на Знаменку и Кировоград     

Корсунь-Шевченковский котёл     

К государственной границе

Часть 4. В боях за освобождение Советской Белоруссии и Прибалтики 

Освобождение Минска. 3 июля 1944 г.

На Вильнюс

К Балтике в составе 1-го Прибалтийского фронта

Часть 5. Снова к Балтике

29-й танковый корпус в фотографиях военных лет

Часть 6. В готовности к защите Отечества

Переформирование корпуса в дивизию

Создание Совета ветеранов

Ветераны 29-й тд – Почетные солдаты Вооружённых Сил Республики Беларусь

Гремя огнём, сверкая блеском стали…

Об авторе

Скачать книгу «70 лет на службе Отечеству» в формате PDF (книга заархивирована — WinRAR. 26 mb)

Заводов труд и труд колхозных пашен, Мы защитим, страну свою храня, Ударной силой орудийных башен И быстротой, и натиском огня.

Шел суровый 1943 год. Красная Армия, разгромив отборные фашистские полчища в битве на Волге, продолжала победоносное наступление, не давая врагу покоя ни днем, ни ночью. Под ее сокрушительными ударами немецко-фашистские войска на широком фронте все дальше откатывались на запад.

Решительный характер…

Читать далее

Случалось в тех сраженьях даже так, Что, загораясь ненавистью страшной, Покинув навсегда горящий танк, Танкисты бились насмерть в рукопашной. Пускали в ход ножи и кулаки, И пламя боль в сердцах не заглушало. Хвалёные фашистские полки

Читать далее

В трудных снах оживая, Бьёт метель фронтовая… Вся в рубцах и ожогах Наша память живая.

Сергей Островой

В Белгородско-Харьковской операции
Войска Воронежского фронта…

Читать далее

В ходе Курской битвы Ставка Верховного Главнокомандования разработала план дальнейшего ведения наступательных действий. Перед войсками Центрального, Воронежского, Степного фронтов ставилась задача освободить от врага Левобережную Украину, выйти к Днепру, с ходу форсировать его и захватить на западном берегу…

Читать далее

Разгромив гитлеровские войска на Курской дуге, Красная Армия перешла в общее стратегическое наступление и одержала ряд крупных побед. В конце сентября 1943 года она освободила богатые сельскохозяйственные районы Левобережной Украины и важнейший промышленный центр Донбасс. Её войска на широком фронте от Львова до…

Читать далее

Правое крыло 2-го Украинского фронта продолжало вести наступательные действия на кировоградском направлении. Для развития наступления в направлении городов Знаменка и Кировоград командующий войсками фронта перебросил сюда 5-ю гвардейскую танковую армию.

Немецко-фашистское командование предпринимало…

Читать далее

Войска 2-го Украинского фронта разбили противника под Кировоградом, выйдя на рубеж Дмитриевка, Смела, Фёдоровка, Варваровка, приостановили наступление и готовились для нанесения очередного удара по противнику.

Войска 1-го Украинского фронта достигли рубежа Сарны, Полонное, Ржищев, Бубновская Слобода…

Читать далее

Противник с 26 февраля по 1 марта 1944 года произвёл перегруппировку войск. В первую линию обороны были поставлены пехотные части. На Уманское направление были переброшены из района Винницы 4-я горно-стрелковая дивизия, 2-я авиадесантная дивизия, находившиеся на отдыхе в районе Ново-Украинка. В район севернее…

Читать далее

Основной удар по врагу летом 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования решила нанести в Белоруссии.

Советско-германский фронт в Белоруссии представлял собой огромный выступ, обращённый своей вершиной на восток. Этот выступ или «белорусский балкон», имел большое…

Читать далее

Механик-водитель старший сержант Зубов Г.Н., который в январе 1944 года за отличие в боях при освобождении Кировограда был представлен к званию Героя Советского Союза, на предельной скорости направил свою объятую пламенем боевую машину на вражеский «Тигр» и таранил его, ценой своей жизни нанеся урон…

Читать далее

5-я гвардейская танковая армия являлась мощной ударной силой командующего войсками 3-го Белорусского фронта. Она уже не раз доказывала свою таранную мощь. И на этот раз ей первой выпала честь подать руку братской помощи литовскому народу. Армия получила задачу выйти в район Ошмяны, Клевица, Гольшаны с утра 7 июля…

Читать далее

Действовавшая в Прибалтике на тысячекилометровом фронте немецко-фашистская группа армий «Север» оказалась в крайне невыгодном оперативно-стратегическом положении. Тем не менее, гитлеровское командование не думало её отводить. Удержанию в своих руках Прибалтики оно придавало огромное значение и…

Читать далее

Мы на огне горели, Мы по сугробам спали, Многие постарели, Многие в поле пали. Многое нынче память Восстановить не может. Новый день наступает, Старый со славой прожит.

Николай Грибачёв

Читать далее

Т-34-76 обр. 1942 г. 29-го тк на исходных…

Читать далее

Стал дивизией в мирные годы, Дали новые танки, людей. Обучали для боя все роты Для защиты державы своей!

Пётр Девятериков

Переформирование корпуса в дивизию

Читать далее

В 1996 году командир 29-й базы хранения техники и вооружения полковник Тышкевич Александр Валентинович пригласил ветеранов 29-го танкового корпуса в часть для встречи с воинами в канун праздника Великой Победы. На приглашение откликнулись 32 ветерана.

В ходе встречи с командованием базы ветераны…

Читать далее

В Советских Вооружённых Силах лица, имевшие особые заслуги перед Красной Армией, Военно-Морским Флотом и Советским государством удостаивались звания Почетный красноармеец или краснофлотец. Он избирался на общих собраниях личного состава отдельных частей, соединений, кораблей и получал соответствующую служебную…

Читать далее

Три танкиста
Композиторы братья Покрасс, слова Бориса Ласкина

На границе тучи ходят хмуро, Край суровый тишиной объят. У высоких берегов Амура

Часовые Родины…

Читать далее

Автор-составитель хроникально-документальной книги полковник в отставке Кулан Иван Николаевич – известный в республике военный историк. Он проделал большую и многогранную научно-исследовательскую работу, показал историю и боевой путь 29 го Знаменского ордена Ленина Краснознамённого ордена Суворова II степени…

Читать далее

Источник: http://nasledie-sluck.by/ru/sluchina/114/3543/3628/

освобождение Минска

Продолжение. Начало здесь.

Внешне дом, где прятались в подземелье узники гетто, выглядел так: полуразрушенное, нежилое брошенное здание, имевшее невзрачный, даже страшный вид. Особенностью этого одноэтажного дома было то, что в нем был подвал с железобетонным перекрытием (см. фото 2).

Дом находился возле еврейского кладбища, на Слободском переулке, почти на углу улицы Сухой, недалеко от Юбилейной площади. Еврейское кладбище в то время начиналось в конце Сухой улицы. В семидесятых годах прошлого столетия, в процессе реконструкции этого микрорайона, переулок исчез и ушел в историю, как и еврейское кладбище. В настоящее время на месте кладбища – сквер с памятными знаками.

Дом, в подвале которого во время войны спаслись 13 человек, узников Минского гетто.

Существует несколько мнений относительно точного места, где находился схрон. По рассказу Эли Гобермана, дом, в подвале которого они прятались, в послевоенные годы был восстановлен, и в нем было ателье по пошиву головных уборов. Значительно позже этот дом неоднократно перестраивался и достраивался, там размещались различные организации. Этот дом на улице Сухая, 25, был построен больше века.

Давно установлено, что, если некоторая группа лиц, в состав которых входят разные по профессии, возрасту, эмоциональному состоянию, культуре воспитания постоянно, днем и ночью, находится в замкнутом пространстве, то уже через 15-20 дней люди даже с высокой психофизиологической устойчивостью нередко срываются.

В такой группе возникает конфликтность, склонность к невротическим состояниям. А если учесть еще и то, что группа людей полуголодная и находится почти в постоянной темноте, то в любой момент времени могут возникнуть непредсказуемые ситуации.

Сохранять психологическую устойчивость в таком коллективе является героизмом.

По установленным данным состав «проживавших» в подземелье был такой: печник Пиня Добин со старенькой матерью, женой и двумя сыновьями, Борисом и Семёном; родственница Добина Рахиль Гимельштейн с маленьким сыном Фимочкой; извозчик Эля Гоберман с женой; достаточно преклонного возраста бухгалтер, которого звали Берл; относительно молодая женщина Рася Гухман со своим сынишкой Мариком; работница обувной фабрики Муся с дочкой; пятнадцатилетняя девушка Лея (Лиза); не первой молодости часовщик-ювелир Айзик; лет тридцати женщина Фридман с восьмилетним сыном Эдиком. В подземелье были еще несколько молодых женщин с детьми разного возраста от 7 до 13 лет и две подруги – молодые девушки, в возрасте 19-20 лет.

Вот такая группа людей, пытаясь спастись от смерти, собралась в подземелье Пини Добина. Как видно, группа была разновозрастная, с разными характерами и взглядами.

Возрастное и социальное различие, замкнутое и ограниченное пространство, постоянная угроза для жизни, монотонность и отсутствие работы – всё это, как правило, создает нервозность.

Кроме того, темнота, отсутствие чистого воздуха, ограниченное общение, в том числе с живой природой, недостаток информации из внешнего мира и пустота в желудке – всё это приводит к раздражительности и срывам, так называемому «действию пещеры». Однако нарушения психологического равновесия в подземелье не произошло.

У членов этой небольшой общины был удивительный баланс между частной жизнью каждой семьи и коммунальным существованием. У каждого был свой маленький закуток, где можно было уединиться. Все, как могли, помогали друг другу. Они держались вместе. У всех была одна цель – выжить и начать новую нормальную жизнь. Особых ссор между «жителями этой коммуналки» не было.

Поселившись в это подземелье, люди ради жизни лишили себя всего, чем наслаждается человек на земле. Они постоянно были голодными. Они не видели солнечного света, не слышали шума деревьев и пения птиц, не дышали свежим воздухом, не ощущали вкуса свежей и чистой воды, были лишены физических нагрузок.

Привыкание к такой необычной жизни первоначально проходило более-менее нормально. В подземелье у людей было больше уверенности в том, что их не выследят полицаи и немцы, и узники чувствовали себя в относительной безопасности. Необычным было отсутствие «божьего света».

Свечка горела несколько часов, остальное время находились в темноте. Время тянулось очень медленно. Бухгалтер Берл рассказывал детям, как надо кушать сухари, когда их очень мало. Он говорил, что сухарик не надо откусывать: его надо отламывать по маленьким кусочкам, класть в рот и не жевать, а сосать.

Так будет дольше казаться, что ты кушаешь, и наступит ощущение сытости.

Некоторые женщины тихо пели грустные еврейские песни, дети рассказывали друг другу различные истории и сказки, играли. Для конспирации, чтобы прохожие не услышали разговоры в полуразрушенном доме, пришлось поменять день с ночью – спать днем, а бодрствовать ночью. К этому привыкли достаточно быстро.

Следует отметить, что как таковой смены дня и ночи в подземелье не было. Темно было и днем, и ночью. Правда, при желании можно было определить, когда на улице день или ночь: небольшой лучик света попадал в подземелье через печную трубу. Однако вскоре это никого уже не интересовало.

Читайте также:  7 советов по выбору пвх труб для канализации

Пиня был весьма дальновидным человеком. При подготовке подвала к заселению он, кроме продуктов и воды, смог достать, на всякий пожарный случай, несколько бутылок водки. Таких «пожарных случаев» за время пребывания в схроне было несколько.

Продуктов, первоначально заготовленных в схроне, не могло хватить на столько людей, поэтому раз в две-три недели делались вылазки за продуктами.

Добыча и пополнение запасов продуктов легли на плечи Добина и молодой, красивой белокурой женщины славянской внешности – веселой и неунывающей Рахиль. Она совершала опасные вылазки где-то раз в 15-20 дней.

Ее возвращение всегда очень и очень все ждали, ведь она приносила узникам источники жизни.

Однако бывали случаи, когда она возвращалась ни с чем, а однажды даже с «хвостом». Это было где-то в январе 1944 года: Рахиль после очередной вылазки возвращалась в убежище. За красивой молодой женщиной увязался полицай. Было очень холодно, и она, замерзшая, торопилась быстрее согреться. Она не заметила, что за ней тащится «хвост».

Буквально следом, как только она влезла в окно, за ней тут же полез в окно полицай. Рахиль условным знаком дала знать об этом Добину. Добин вылез из подвала и начал упрашивать полицая, чтобы он их не выдал. Рахиль, которая присутствовала при переговорах, на глазах у полицая сняла с себя золотые серьги и отдала ему, а Пиня вручил ему бутылку водки и попросил, чтобы полицай забыл об этой встрече.

Тот не ожидал такого подарка и поклялся Богом, что не выдаст.

Вероятнее всего, после ликвидации гетто, когда появились незаселенные дома, этот полицай перебрался жить куда-то недалеко от этой «малины».

Недели через две в подвале послышался знакомый голос этого полицая: «Эй, жиды, вылазьте!» Пиня поднялся наверх. Перед ним стоял в дым пьяный знакомый «старый знакомы». «Ну, что ты кричишь?» – спросил Пиня.

«Дорогой, – произнес полицай, – может, у тебя есть что выпить?» Пиня налил ему стакан водки, полицай выпил залпом и ушел восвояси.

Жизнь в схроне по воспоминаниям Эли Гобермана:

«Жизнь в схроне была под постоянной угрозой, нас не покидала мысль о том, что могут эту «малину» обнаружить. Были и другие серьезные опасности – голод, отсутствие свежего воздуха и света, ограниченность движений и скованность. Мы не разделяли ни дня, ни ночи.

Воздух в наше жилище проникал только через печную трубу. Труба дымохода нижним концом упиралась в схрон. И, наконец, были отрешенность, пустота, отсутствие всякой информации. Всё время темнота, недостаток питания, а в некоторые дни и его полное отсутствие.

Мы потеряли счет времени, не представляли, который час, день или ночь.

Из-за голода, страшной антисанитарии, недостатка воды, отсутствия свежего воздуха и божьего света мы слабели день ото дня. Уже через месяц «жизнь» в таких нечеловеческих условиях начала давать свои результаты. Ослабленные, опухшие жильцы подземелья стали умирать. Умирали необычно, как будто засыпали.

После смерти нескольких мучеников остальные стали относиться к смерти как-то спокойно. Такая участь сегодня-завтра ожидала каждого. Периодически приходилось рыть ямы для захоронения. Хоронили всех умерших прямо в подземелье под нашими нарами, где мы жили.

Из части земли делали могилки, оставшуюся землю не выносили, а равномерно раскидывали по всей поверхности и притаптывали.

Где-то в апреле я резко сдал. Начали опухать и болеть ноги. Активность резко упала. Все время хотелось только лежать. Кто-то предложил сдаться. Но сильный духом старший Добин пресекал эти попытки».

Голодание, ограниченность движения и отсутствие целого ряд других жизненно важных условий приводило узников этого подземелья к различным заболеваниям.

Из воспоминаний Хьены Гоберман:

«Месяца через три у меня усилились головные боли, кружилась голова, постоянно меня сопровождала сонливость. Сон был не глубокий, но как только засну, тут же просыпалась. Появилась отечность лица. Все зубы стали шататься. К весне я стала беззубой. Зубные проблемы были не только у меня одной.

Несмотря на то, что у нас почти не было запасов продуктов, в подвале было много крыс. Я их очень боялась.

В последние дни пребывания в этом подвале я уже почти не вставала, не было сил. Все время лежала. В последнее время мы почти уже ничего не ели, у нас не было чем питаться. И самое интересное, состояние было такое, что ничего не хотелось и кушать тоже».

Не все были в состоянии вынести эти тяжелые условия жизни.

Борис Добин.

Из воспоминания сына Добина – Бориса:

«В ноябре умерла моя бабушка Хая, папина мама. Ее похоронили прямо здесь. Папа и дядя Эля выкопали под нарами небольшую яму, обернули ее небольшое легкое тело бабушкиной простынею, уложили в углубление и засыпали могилку.

Когда мы впервые спустились в схрон, то все ходили там в полный рост. Потом, из-за могильного слоя земли, даже мы, дети, в некоторых местах ходили, согнувшись в три погибели.

В декабре месяце случилась беда – наш лаз снаружи кто-то забросал. Все, кто был в состоянии, используя имеющийся «инструмент» (ножи и вилки), ковыряли стену и делали лаз. Работали достаточно долго, дней 20.

Все это время, конечно, из нашего жилища никто не вылезал. Все запасы были израсходованы. Наконец, лаз был прорыт, размеры его были очень малые. Папа с трудом пролез.

Когда он возвратился и принес снег, все набросились на это счастье.

После освобождения Минска нас обнаружили только на второй день, т. е. 5 июля. Как нас обнаружили, неизвестно. Наши спасатели стучали в наш потолок, однако ни выйти, ни даже кричать мы были не в состоянии. Нас вытаскивали из подземелья на руках».

Вслед за матерью Добина через некоторое время умерли бухгалтер Берл, часовщик Айзик. Их, как и бабушку Хаю, хоронили тут же, в подземелье, под нарами.

С течением времени условия пребывания в подземелье становилось все хуже и хуже. В конце февраля почти полностью исчезла вода. Ночью, выбирались на улицу, набирали снег в мешок и приносили в подземелье. Воды было очень мало, хватало только для смачивания губ. Правда, где-то через месяц вода в подземелье пришла сама.

Бурное таяние снега создало мощные потоки подземных вод. Вначале в одном месте подвала стало мокро, через день-два это мокрое пятно сильно увеличилось. В месте, где первоначально стала проявляться мокрота, сделали приямок, который прямо на глазах стал наполняться водой. На следующий день воды стало достаточно много.

Водой наполнили пустые бочки. Однако вода всё поступала. В течение нескольких дней весь пол покрылся водой. Это значительно ухудшило и без того тяжелое положение и физическое состояние. Все перебрались на второй этаж лежаков. Стали думать, как спастись от затопления.

К нашему счастью, через несколько дней вода стала убывать.

После потопа две девушки стали просить и умолять Добина отпустить их из этого подземелья. С одной стороны, Добин был согласен, но с другой стороны, он сомневался, что они смогут благополучно добраться до партизан.

Кроме того, он боялся, что, если их поймают немцы (а эсэсовцы устраивали очень жесткие, нечеловеческие пытки), то девушки не выдержат издевательств и пыток, укажут их «малину». В конечном счёте они через несколько дней всё же уговорили его.

Где-то в конце марта они покинули это подземелье. Какова судьба этих девушек, неизвестно.

Семен Добин с женой.

Семен Добин вспоминает:

«В этом подземелье мы не жили, а существовали. Где-то после нового года нас становилось все меньше и меньше. После потопа четверо покинули подземелье. Столько же узников пришлось захоронить. Хоронили всех здесь в подземелье, и этим в основном занимались дядя Эля и папа. Слава Богу, что наш мозг не оставил в памяти все те ужасы, что мы там пережили».

После ухода двух девушек стала проситься «на волю» и родственница Добина – Рахиль. Ей он доверял больше, так как лучше ее знал, а кроме того, она часто выходила из подземелья и ориентировалась на местности.

Также она оставляла на попечение своего сына – Фимочку, так она все время его звала. Пиня дал согласие, и при этом порекомендовал ей уходить не одной, а вдвоем. Рахиль уговорила Мусю покинуть это подземелье, которая тоже оставила в подземелье дочь Лизу.

Женщинам собрали кое-какие оставшиеся припасы и проводили в дорогу.

Следует отметить, что милые, симпатичные, жизнерадостные, задорные, относительно молодые женщины, прожив около полугода в страшных условиях, потеряли свою жизнерадостность, и от их красоты и молодости не осталось следа.

Бледные, сильно исхудавшие, со впавшими глазами и потухшим взглядом – такими они вылезли из подземелья. Женщины направились на Юбилейный базар (так называли эту торговую точку в те времена), чтобы купить себе что-то в дорогу.

Базар находился на Ратомской улице, за 600-700 метров от схрона.

Прямо при входе, возле первого торгового ряда, Муся увидела хорошо знакомую женщину, с которой вместе до войны работала на обувной фабрике Тельмана.

– Ганна, – обратилась к ней Муся. Женщина сразу не узнала ее, но уже после следующих слов «Ты что, не узнаешь меня?» женщины обнялись. Прикупив некоторые продукты, Ганна повела их к себе домой. Она жила на Колхозной улице. Женщины рассказали Ганне, что более пяти месяцев прятались в пещере. Все вместе плакали.

Ганна накормила своих гостей. Спустя несколько часов хозяйка посоветовала им, как лучше, безопасней выбраться из Минска.

Оставить гостей ночевать, чтобы они отдохнули в относительно нормальных условиях, она боялась. Проводив гостей, Ганна дала им в дорогу несколько головок лука и чеснока, булку хлеба, кусок сала.

Женщины несколько дней бродили по лесам и благополучно примкнули к партизанскому отряду.

После ухода Рахиль основным поставщиком продуктов питания и воды стал Добин. Как-то поздно вечером, он, выбравшись из подземелья и подойдя к водокачке, чтобы набрать воды, обратил внимание на человека, который стоял недалеко от нее и пристально смотрел в сторону Пини. Добин, набрав воды, с полным ведром подошел к незнакомцу и задал вопрос:

– Вы верите в Бога?

Неожиданный вопрос застал человека в недоумении. Незнакомец по-украински ответил:

– Вірую.

Поняв, что их убежище раскрыто, Добин обратился к незнакомцу с просьбой:

– Дорогой, очень прошу Вас, ради Бога, забудьте всё то, что Вы видели, и не рассказывайте никому о нашей встрече, а то мы все погибнем.

В ответ Добин услышал слова, которые он впоследствии долго вспоминал:

– Во имя Бога я не только не выдам, но буду помогать Вам… – и показал место, где будет оставлять помощь.

Этот верующий человек исполнил свое обещание перед Богом. Несколько раз он оставлял в установленном месте продукты.

Как-то после очередного выхода Добина на волю он принёс в пещеру добрую весть – партизанскую листовку. Из нее все узнали, что советские войска наступают, что недалек тот день, когда они будут в Минске. В тревожном ожидании этого дня люди в пещере даже перестали замечать, что совсем уже нечего есть.

О том, что Минск освобожден, в пещере узнали на вторые сутки. Большинство из оставшихся тринадцати живых выползали на свет божий на четвереньках. Воины, освободившие город, помогали нам. Потом прибыло командование и среди них, говорили, приехал и сам Илья Эренбург. Вызвали военврачей. Ведь узники ослепли от постоянной темноты, ходить не могли.

И вот свобода. На улице теплый июльский день. Чистое небо. В далекой небесной синеве висит яркое солнце. Радуйся! Однако выразить чувства радости и счастья после освобождения из этого ада они не могли ни физически, ни эмоционально. У них не было сил, это были живые трупы.

Самостоятельно смог только выйти Пиня Добин. Остальные постояльцы подземелья выбраться самостоятельно не могли, их выносили. Все узники подземелья выползали на свет божий скрюченные, измученные, исхудавшие, грязные, заросшие, похожие на собственные тени. От них исходил невообразимый запах. Многие, глотнув свежего воздуха и увидев яркий свет, теряли сознание.

Поскольку они находились в постоянной темноте, то от июльского солнца слепли, и потому закрывали ладонями глаза. Уже, будучи на свободе, то есть вне подземелья, им всё еще долгое время не верилось в избавление от этого ада. Все были так обессилены, что не могли ходить, только ползли, как маленькие детки.

Они не могли выразить радость, нормально произнести простые человеческие слова.

(окончание следует)

Источник: https://belisrael.info/?tag=osvobozhdenie-minska

Ссылка на основную публикацию