«серебряная птица» или оружие возмездия третьего рейха

«Серебряная птица» третьего рейха: На ракете в Нью-Йорк

Третий рейх, просуществовав всего двенадцать лет, рухнул под ударами союзников. Победителям достались богатые трофеи, и среди них — настоящие чудеса техники, на десятилетия опередившие свое время

Документация на стратегический немецкий ракетный бомбардировщик вызвала шок у советской разведки

«Скачкообразная» траектория полета «Серебряной птицы» при налете на Нью-Йорк

Amerika Bomber под Чикаго (снизу видно озеро Мичиган)

Silbervogel стартовал на специальных ракетных салазках, разгоняющих его до скорости 500 м/с пули

Маршевые двигатели поднимали Silbervogel до высоты 2600 км

Загадочный доклад

В августе 1945 года заместитель наркома вооружений Василий Рябиков сформировал комиссию для изучения немецкой ракетной техники. Было образовано несколько групп, которые отбыли в Германию и приступили к сбору документации и изучению техники в Берлине, Тюрингии и на ракетном полигоне в Пенемюнде.

В составе одной из групп работал инженер Алексей Исаев, известный прежде всего своим проектом ракетного самолета-истребителя «БИ».

В свое первое посещение Пенемюнде он в компании сослуживцев ворошил всякий бумажный мусор, пытаясь найти хоть какие-нибудь документы, связанные с ракетами «Фау». Поиски были безуспешными — работники полигона уничтожили все архивы.

Но однажды Исаев отправился за поленницу дров «по нужде» и, радостно крича, вернулся к сослуживцам с тонкой книжицей в руках. Это был доклад, помеченный красной полосой и надписью «Streng Geheim» — «Строго секретно».

Организованная тут же коллективная экспертиза установила, что документ является проектом ракетного самолета-бомбардировщика.

Позднее Исаев рассказывал об этой редкостной находке так: «Пуля в лоб! Что там придумано! Это самолет! Но не наш жалкий БИ, у которого бутылка каких-то полторы тонны, а там все 100 тонн сплошного огня! Самолет забрасывается этим чертовым двигателем на страшную высоту — километров 300 или 400! Сыпется на сверхзвуке вниз, но не врубается в атмосферу, а ударяется об нее, как плоский камешек, который мы бросаем под минимальным углом к поверхности воды. Ударяется, подскакивает и летит дальше!

И так два или три раза! Рикошетом! Сильная идея!..» Находка была вручена самому надежному исаевскому сотруднику. Не докладывая генералу Соколову, его посадили в «Бостон» и тут же отправили в Москву.

И только там выяснилось, что этот фантастический проект не имеет никакого отношения к ракетам «Фау», которыми войска СС обстреливали Лондон, и на полигоне Пенемюнде оказался случайно. Автором отчета был Эйген Зенгер, знакомый советским военспецам благодаря книге «Техника ракетного полета», опубликованной в 1933 году.

Зенгер придумал концепцию летательного аппарата, предвосхитившего американский «Спейс шаттл» и нашу систему «Энергия-Буран».

Бомбардировщик Зенгера

Австриец Эйген Зенгер родился в 1905 году. В 1929-ом он окончил Высшую техническую школу в Вене и позднее работал там ассистентом.

В апреле 1931 года молодой инженер приступил к серии экспериментов с ракетными двигателями, используя оборудование Венского университета. В течение пяти лет он усовершенствовал (в результате бесчисленных статических испытаний) регенеративно охлаждаемый жидкостный ракетный двигатель, который охлаждался собственным топливом, циркулировавшим вокруг камеры сгорания.

Долгое время существовало мнение, что ракеты должны возвращаться в нижние слои атмосферы под небольшим углом, и почти до конца Второй мировой войны все расчеты строились именно на этом.

Но доктор Эйген Зенгер в сотрудничестве с математиком Иреной Бредт, впоследствии ставшей его женой, предложили новую концепцию.

Согласно их теории ракету следовало возвращать на землю под углом, близким к прямому.

Зенгер и Бредт подготовили соответствующий научный доклад (тот самый — обнаруженный Исаевым за поленницей дров), который был немедленно засекречен и в количестве ста экземпляров разослан наиболее крупным ученым в этой области. Впоследствии еще несколько экземпляров доклада, озаглавленного «Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем», были обнаружены специальными разведывательными группами союзников.

Зенгера интересовал вопрос, что будет, если крылатая ракета войдет в плотные слои атмосферы — скажем, на высоте 40 километров — слишком быстро и слишком круто. Из доклада было ясно, что в этом случае ракета должна рикошетировать, подобно плоскому камню, касающемуся поверхности озера.

«Отскочив» от плотных слоев, ракета снова уйдет вверх, в более разреженные слои атмосферы. Пролетев некоторое расстояние, она опять попадет в плотные слои и вновь срикошетирует. В целом траектория ее полета будет представлять собой волнистую линию с постепенно «затухающей» амплитудой.

По расчетам Зенгера и Бредт, такая траектория весьма значительно повышала возможную дальность полета крылатой ракеты.

Основываясь на этом, Зенгер создал концепцию ракетного «бомбардировщика-антипода» («Antipodal-Bomber»). Эта гипотетическая машина вошла в историю под разными названиями: «Silbervogel» («Зильберфогель» — «Серебряная птица»), «Amerika Bomber», «Ural-Bomber», «Orbital-Bomber» и «Atmosphere Skipper», что только подчеркивает грандиозность планов по ее применению.

Бомбардировщик разрабатывался как сверхзвуковой стратосферный аппарат. Фюзеляж был сильно «зализан» и являлся несущим (частично выполнял функции крыла), крылья были короткими и клиновидными. Имелось и горизонтальное хвостовое оперение, расположенное в самом конце фюзеляжа.

Топливо размещалось в двух больших баках, по одному на каждой стороне фюзеляжа за крылом в хвостовой части. Баки с кислородом были расположены также по одному на каждой стороне фюзеляжа, но впереди крыла. Силовая установка состояла из огромного ракетного двигателя тягой 100 тонн, расположенного в хвостовой части фюзеляжа и работающего на жидком кислороде и керосине.

Кроме того имелись еще два вспомогательных ракетных двигателя, которые размещались по бокам основного.

Пилот находился в гермокабине в передней части фюзеляжа. Для планирующего приземления предусматривалось трехстоечное шасси. В центральном отсеке фюзеляжа устроен бомбоотсек, который вмещал 10 тонн обычных бомб. Никакого оборонительного вооружения устанавливать на самолет не планировалось.

Предполагалось, что длина бомбардировщика составит около 28 метров, размах крыльев — почти 15 метров, сухой вес — 10 тонн, вес топлива — 80 тонн. Таким образом, полный стартовый вес доводился до 100 тонн.

Но при таком весе очень много топлива требовалось бы для взлета; тут не помогли бы и стартовые ускорители. Выход, предложенный доктором Зенгером, заключался в том, чтобы построить длинный и прямой стартовый трек с рельсами длиной 3 км.

Самолет помещался бы на салазки, на которых устанавливалось любое необходимое количество ракетных двигателей. Эти ракетные салазки должны были работать около 10 секунд, что позволяло разогнать самолет на треке до скорости 500 м/с.

Затем он набирал высоту уже с помощью собственного маршевого двигателя.

Теоретически, писал Зенгер, можно довести скорость аппарата до 6000 м/с и поднять его на максимальную высоту в 260 км, а это уже космическая орбита. Далее бомбардировщик должен был двигаться по описанной выше траектории. Девятая нижняя точка лежала бы в 16 800 км от точки старта.

Затем самолет в течение некоторого времени мог оставаться на высоте 40 км, а в 23 000 км от точки старта терял бы высоту и, пролетев еще 500 км, то есть в сумме половину расстояния вокруг Земли, совершал бы посадку.

Согласно расчету посадочная скорость составляла всего 140 км/ч, что давало возможность любому аэропорту того времени принять ракетоплан.

Эйген Зенгер занимался проблемой полетов и на более короткие расстояния. Основная трудность такого полета состояла в развороте ракетоплана на обратный курс.

Оказалось, что развернуть самолет, идущий на скорости 1600 м/с, чрезвычайно трудно: многие приборы и агрегаты могут отказать из-за чрезмерных перегрузок, и, кроме того, для выполнения такого маневра необходимо огромное количество топлива.

Гораздо легче было бы осуществить прямой полет с посадкой на базе, расположенной на «противоположном конце» Земли. В этом случае бомбардировщики стартовали бы с какой-нибудь базы в Германии, сбрасывали свои бомбы в заданном районе и приземлялись в точке-антиподе.

Схема таких полетов была рассчитана довольно точно, хотя и имела некоторые недостатки. Так, точка-антипод для любого места старта в Германии оказывалась в районе Австралии и Новой Зеландии — на территории, контролируемой западными союзниками. Кроме того, города-цели не всегда находились там, где этого требовал «план полета».

Далее, любая бомбардировка должна была производиться с нижней точки траектории, но даже и тогда рассеивание при бомбометании оставалось исключительно большим. Единственным городом в Западном полушарии, который при полете из Германии по схеме Зенгера располагался бы под нижней точкой траектории, оказывался Нью-Йорк.

При этом бомбардировщик направлялся бы в Японию или в ту часть Тихого океана, которая находилась в руках японцев.

Задумывался Зенгер и еще над одной возможностью.

Зачем останавливаться в точке-антиподе? Почему не облететь вокруг Земли и не вернуться на ту базу, с которой был осуществлен старт? Расчеты показывали, что для этого потребуется скорость бомбардировщика 7000 м/с с первым пиком на высоте 280 км и на удалении 3500 км от точки старта и первым снижением до 40 км на расстоянии 6750 км от точки старта. В этом случае девятое снижение лежало бы на расстоянии 27 500 км от стартовой позиции. Посадка должна была состояться через 3 часа 40 минут после старта.

Доклад Зенгера заканчивался рекомендацией принятия схемы с одной базой как наиболее практичной и перечислением исследовательских проектов, которые нужно было выполнить для создания этого поистине «космического» бомбардировщика. Проект Зенгера поддержали военные чиновники из Верховного командования люфтваффе.

Они предложили конструктору создать и возглавить секретный космический НИИ в местечке Трауэн. Работы по строительству испытательного полигона для полномасштабных испытаний ракетного двигателя «Silbervogel» были запланированы на июнь 1941 года. Вся программа рассчитывалась на 10 лет. Именно это и погубило проект.

Летом 1941 года, после начала войны с Советским Союзом, пришло распоряжение закрыть все программы, которые не могли дать ощутимого результата в ближайшие годы.

Доктор Зенгер так и остался обычным инженером-конструктором. Он взялся за работу над проектом прямоточного воздушно-реактивного двигателя для Института планеризма…

Проект «Зенгер»

После войны работы Зенгера получили признание в научном сообществе. В 1950 году он был избран президентом Международной академии астронавтики. А немецкие инженеры, работающие в области космонавтики и ракетной техники, отметили вклад ученого тем, что назвали его именем проект аэрокосмической системы многоразового использования.

«Зенгер» («SКnger») представляет собой перспективную двухступенчатую космическую систему — базовый аппарат в национальной технологической программе Германии по гиперзвуковым летательным аппаратам.

Ее созданием немцы занялись потому, что практическая реализация программы «Зенгер» обеспечила бы европейским странам сравнительно дешевый и независимый от США доступ в космос с возможностью горизонтального старта с обычных воздушных взлетно-посадочных полос в Европе и непосредственного выведения полезного груза на любую заданную орбиту.

Применение в маршевых двигателях экологически чистых компонентов топлива — жидкого кислорода и жидкого водорода — исключает выброс в атмосферу вредных продуктов сгорания.

Проект прошел несколько стадий, на которых сравнивались различные варианты компоновок аппарата. В настоящий момент система выглядит так: длина фюзеляжа — 81,3 метра, размах крыльев — 41,4 метра, полная масса — 340 тонн.

Первая ступень EHTV массой 259 тонн с максимальным (до 100 тонн) запасом водорода представляет собой двухкилевый самолет характерной стреловидной формы. Маршевая двигательная установка состоит из пяти комбинированных турбопрямоточных воздушно-реактивных двигателей.

Первая ступень разрабатывалась с учетом унификации ее характеристик с характеристиками перспективного гиперзвукового пассажирского самолета. Дальность крейсерского полета самолета с 250 пассажирами на борту составит 10 000 км. Скорость полета — до 4,5 Махов, высота — 25 км. Самолет сможет преодолеть за 3 часа расстояние от Франкфурта-на-Майне до Токио через Лос-Анджелес.

Вторая ступень «Хорус» («Horus») представляет собой пилотируемый космический летательный аппарат, во многом сходный с орбитальными кораблями типа «Спейс шаттл».

Основное их отличие состоит в том, что на борту имеется большой (до 65,5 тонн) запас кислородно-водородного топлива. Расчетная продолжительность орбитального полета составляет одни сутки.

Корабль вмещает экипаж корабля: 2 пилота, 4 пассажира и 2−3 тонны груза. В туристском варианте в кабине можно разместить до 36 пассажиров.

Одновременно с «Хорусом» немецкие конструкторы проектировали грузовой аппарат «Каргус» («Cargus») одноразового использования — уменьшенная модификация ступени ракеты-носителя «Ариан-5». «Каргус» предназначен для выведения на низкую орбиту полезного груза до 15 тонн с возможностью последующих стартов на геостационарную орбиту.

Схема полета воздушно-космического самолета «Зенгер» предполагалась следующая. После горизонтального взлета корабль выполняет подъем до высоты 25 км, над критическим озоновым слоем, и далее на этой высоте совершает крейсерский полет со скоростью до 4,5 Махов.

Трасса от старта в центре Европы или на побережье Германии, Франции, Испании или Англии направлена на заданную широту в сторону Америки. Затем следует участок разгона с набором высоты до 30 км и увеличением скорости до 6,8−7 Махов.

После разделения вторая ступень выходит на орбиту, а первая возвращается к месту старта.

Национальная программа предусматривала создание на предварительном этапе демонстрационной модели летательного аппарата, проведение летных испытаний, после чего на стыке столетий планировалось приступить к непосредственной разработке серийного корабля «Зенгер».

Однако после гибели шаттла Columbia доверие к аэрокосмическим системам многоразового использования подорвано, и будущее ракетного самолета «Зенгер» под вопросом.

Источник: https://www.PopMech.ru/weapon/8278-serebryanaya-ptitsa-tretego-reykha-na-rakete-v-nyu-york/

«Вундерваффе» — блеф или супероружие Третьего Рейха?

?
«У нас были летающие управляемые снаряды, ракетоплан, обладавший еще большей скоростью, чем реактивный самолет, самонаводящаяся по тепловому излучению зенитная ракета, морская торпеда, способная преследовать корабль, ориентируясь по шуму винтов.

Читайте также:  Советы и рекомендации по выбору и монтажу освещения теплицы (6 вариантов ламп)

Авиаконструктор Липпиш подготовил чертежи реактивного самолета, далеко обогнавшего тогдашний уровень самолетостроения, – летающего крыла. Можно сказать, мы испытывали трудности от обилия проектов и разработок…» — писал в своих мемуарах министр промышленности Третьего Рейха Альберт Шпеер.

Герр Шпеер, мы знаем, что у вас были сверхтяжелые танки, высокоавтономные подводные лодки, инфракрасные прицелы, баллистические ракеты, суборбитальный бомбардировщик доктора Зенгера, секретные «дисколеты» и базы в Антарктиде… фашистские мерзавцы даже отправили экспедицию в Тибет и вступили в контакт с внеземной цивилизацией Альфы Центавра.

А еще мы знаем, что среди руин Третьего Рейха не было обнаружено ни одного действующего ядерного реактора. Руководитель немецкого атомного проекта Вернер Гейзенберг (лауреат Нобелевской премии 1933 г.) признавал, что немецкие ученые не имеют понятия о технологии получения оружейного плутония.

Зенитные супер-ракеты «Вассерфаль» не сбили ни одного самолета, а немецкие сверхтяжелые танки навсегда остались в мировой истории, как результат победы техники над здравым смыслом. «Вундервафли», одним словом.
Макет ядерного реактора B VIII в г. Хайгерлох. Единственная более-менее реалистичная конструкция немецкого реактора.

Увы, когда его собрали, то оказалось, что количество урана нужно увеличить на 750 кг, немцы просчитались.После победы, союзникам по антигитлеровской коалиции достались богатые трофеи. В том числе – фантастические технические новинки, предметы из будущего.

Во многих конструкциях начисто игнорировались законы природы, единицы «вундерваффе» успели принять участие в боевых действиях, доказав свою полную несостоятельность перед менее революционной, но хорошо отлаженной и запущенной в серийное производство техникой союзников.

Однако, сам факт существования подобных проектов поражал и наводил на мысль, что Третий Рейх был близок к революционному прорыву в технологиях. Миф о великих достижениях фашистов был с жадностью подхвачен прессой, умевшей делать деньги на нездоровых сенсациях.

На самом деле, нет никаких оснований говорить о техническом превосходстве Третьего Рейха, наоборот, справедливо признать, что под конец войны германская наука серьезно отстала от своих противников. Большинство немецких фантастических проектов «супер-оружия» отражали намерения, а не возможности. В это же время, у союзников появлялись не менее передовые образцы техники, которые, в отличии от немецкого «вундерваффе», были запущены в серийное производство и доказали в бою свою высокую эффективность. В этом легко убедиться на нескольких примерах.

Люфтваффе

25 февраля 1945 года. В окрестностях авиабазы Гильберштадт с воем и грохотом падают реактивные Me.262 – американские «Мустанги» подстерегли группу на взлете и в упор расстреляли шесть не успевших набрать скорость, беспомощных «Мессершмиттов»…Впервые с реактивным немецким истребителем союзники встретились в 25 июля 1944 года: в тот день Me.262 безуспешно атаковал разведывательный «Москито» Королевских ВВС. Примечательно, что через два дня – 27 июля 1944 г., свой первый боевой вылет совершили реактивные «Глостер — Метеор», перехватив над Ла-Маншем крылатую ракету «Фау-1». Британский самолет оказался намного совершеннее своего немецкого аналога, «Метеоры» приняли участие в Корейской войне и эксплуатировались по всему миру до конца 70-х годов. Но публика любит громкие сенсации – вся слава досталась «Мессершмитту».
Снова немецкая техника? Нет, это британский истребитель «Глостер-Метеор»Кроме Ме.262, авиапромышленность Германии подготовила множество проектов реактивных самолетов:- блиц-бомбардировщик Арадо-234- «народный истребитель» Хеншель-162 «Саламандер»- бомбардировщик с крылом обратной стреловидности «Юнкерс-287»- «летающее крыло» братьев Хортен Ho.229
ТТРД Jumo 004 на испытаниях в СШАЕдинственной проблемой было отсутствие надежных и тяговитых реактивных двигателей. В наличии у немцев было только два типа силовых установок: BMW 003 и Jumo 004 – на них деражались все проекты «супер-самолетов». Оба были предельно пожароопасны и не обеспечивали требуемых летных характеристик. А без нормальных двигателей все планы становились бессмысленными — и действительно, большинство немецких «супер-самолетов» не вышли за рамки экспериментальных моделей.

Серебряная птица

9 мая 1946 г., авиабаза Берлин-Гатов. Вдоль стройных рядов Ме.262, движется кортеж из лимузинов «Майбах» — сам Герман Геринг будет присутствовать при запуске «Америка-бомбера». В свете прожекторов видна огромная эстакада – сплетение стальных ферм берет начало в восточной части полигона, и стремительно уходя ввысь, упирается в пасмурное небо на Западе. Туда, где за горизонтом раскинулась ненавистная Америка. На эстакаде установлен орбитальный корабль с разгонным блоком. Через мгновение, огнедышащая упряжка из 5 двигателей суммарной тягой 600 тонн сорвут с места космический аппарат, как ураган срывает рекламные щиты, и унесет его в бархатную черноту космоса.За 8 минут «Америка-бомбер» поднялся на высоту 260 километров и на скорости 22 тыс. км/ч взял курс на Нью-Йорк. Через 3500 километров от точки старта суборбитальный бомбардировщик делает первое снижение, и, оттолкнувшись от плотных слоев атмосферы на высоте 40 км, снова поднимается на низкую околоземную орбиту. Через час в радисты услышали прерывающийся голос пилота: «Мой фюрер, вашим именем!.. территория США!..пикирую!.. прощайте, умираю с честью!..». Огненный метеорит прочертил небосклон и врезался в небоскребы Манхэттена…С первого дня войны руководство Рейха скрежетало зубами в бессильной ярости, пытаясь найти средство для нанесения ударов по Нью-Йорку, Вашингтону, другим крупным городам США, военно-промышленным комплексам Урала и Сибири – недостижимым целям для немецкой авиации. «Оперативно-тактический комплекс «Фау-2», обладая дальностью порядка 300 км, был бесполезен для решения этой задачи. Над созданием межконтинентальной баллистической ракеты по проекту А-9/А-10 Вернер фон Браун работал на протяжении всей войны, увы, технологический уровень немецкой промышленности тех лет не позволял создавать что-либо крупнее «Фау-2», а регулярные бомбардировки научных центров и ракетного полигона Пенемюнде еще более тормозили работу. Не оправдал надежд и четырехмоторный дальний бомбардировщик Та.400 – по всем расчетам он не имел шансов достигнуть побережья Америки.Последней надеждой фашистского руководства стал суборбитальный бомбардировщик доктора Зенгера. Феерический проект даже сейчас поражает воображение.«100 тонн сплошного огня! Самолет забрасывается своим адским двигателем на страшную высоту и падает на сверхзвуке вниз, но не врубается в атмосферу, а рикошетит об нее, как плоский камень от поверхности воды. Ударяется, подскакивает и летит дальше! И так два или три раза! Сильная идея!» — рассказывал о немецком проекте «Silbervogel» конструктор Алексей Исаев, создатель первого отечественного ракетоплана БИ-1. К счастью, полная нереализуемость этого проекта была понятна даже самым уперты шизофреникам из тогдашнего руководства Рейха.С точки зрения инновации, бомбардировщик доктора Зенгера мог стать хорошим сюжетом для научно-фантастического романа. Просто красивая идея-мечта. Аппарат Зенгера не более реалистичен, чем звездолет из романа «Туманность Андромеды» — при кажущейся практичности, не было проведено никаких детальных расчетов.

Кригсмарине

30 апреля 1945 года в боевой поход вышла подводная лодка U-2511 под командованием аса А.Шнее (за свою карьеру потопил 21 судно). В районе Фарерских островов лодка встретилась с группой британских крейсеров и эсминцев, но по каким-то причинам отказалась от атаки и вернулась в базу спустя несколько дней после объявления об окончании войны.
«Вундервафля» КригсмаринеТак закончился первый и последний боевой поход подлодок типа XXI, более известных, как «Электролодка». Несмотря на свое совершенное радиоэлектронное оборудование и аккумуляторные батареи нового типа, позволявшие двигаться много часов в подводном положении со скоростью 15 узлов, «Электролодка» в реальном бою испугалась эсминцев и охотников за подводными лодками. Иногда приводится оправдание, что «Электролодка» U-2511 отказалась от торпедной атаки в связи с благими намерениями – 4 мая 1945 года адмирал Дениц отдал приказ о прекращении боевых действий. Может быть и так… хотя эта история имеет трагикомическое продолжение: десять «Электролодок», пытавшихся прорваться в Норвегию в начале мая 1945 года были обнаружены и потоплены авиацией союзников. Не помогли немцам их новейшие разработки…Проблему мог решить только ядерный реактор на борту лодки, но до его создания немцам требовалось еще несколько лет.Немецкие подводники добились потрясающих успехов в годы Второй мировой – на их долю пришлось 50% морских побед. Всего подводные убийцы потопили 2759 судов суммарным тоннажем 14 миллионов брутто-регистровых тонн и 123 военных корабля (из которых 60 были нефтеналивными судами, тральщиками и траулерами, формально приписанными к военному флоту).Здесь возникает интересная ситуация: в первые годы войны немецким подводникам, имевшим всего 50-60 лодок в строю, удавалось топить судов противника общим водоизмещением под 2 миллиона тонн. В 1944 году, имея 500 боеспособных лодок, Кригсмарине с огромным трудом удалось потопить судов общим водоизмещением «всего» на 700 тысяч тонн! При этом в 1940 году немцы потеряли 21 подводную лодку, в 1944 они потеряли за год 243 субмарины! Похоже, полсотни эскортных авианосцев, постоянные воздушные патрули и британский гидролокатор Asdic стали более грозным «супер-оружием», чем все передовые разработки германских кораблестроителей.Примечание. Всего за годы войны Кригсмарине потерли 768 подводных лодок. 28 000 немецких подводников навсегда канули в пучину океана.

Фриц и дочь Рейна

Немцы действительно достигли огромных успехов во всем, что касается ракетной техники (пожалуй это единственная область где они преуспели) Кроме известных «Фау-1» и «Фау-2», в фашистской Германии активно шла разработка противокорабельных ракет и управляемых авиационных бомб «Фриц-Х» и «Хеншель-293», управляемая ракета «воздух-воздух» Х-4, а также 3 типа зенитных ракетных комплексов «Вассерфаль» (нем. водопад), «Шметтерлинг» (нем. бабочка) и «Рейнтохтер» (нем. дочь Рейна).Наибольшего успеха добились управляемые бомбы — их применение стало причиной гибели десятков кораблей и только тотально превосходство союзников в воздухе позволило избежать большого погрома в дни высадки в Нормандии.Управляемая ракета «воздух-воздух» была запущена в серийное производство и, теоретически, могла быть использована в последние недели войны, хотя об этом оружии нет никаких достоверных упоминаний. 1000 ракет этого типа нашли в подземном хранилище.Очень интересен проект «Шметтерлинг» — это не зенитная ракета, а целый беспилотный летательный аппарат (БПЛА) с дальностью полета 35 километров. Однако, немцам так и не удалось создать главного – точной и надежной системы управления. Попытки наведения ракет по акустическому шуму винтов и тепловому излучению полностью провалились. В результате немцы остановились на радиолокационном методе наведения при помощи двух наземных РЛС, но для доработки системы уже не хватило времени. Кстати, при испытаниях, проведенных в 1944 году, из 59 пусков «бабочек» 33 оказались аварийными. Закономерный результат – ни один самолет не был сбит немецкой зенитной ракетой.

Железный капут

«Если вы про «Kоролевский Тигр», то я не вижу никаких реальных усовершенствований — более тяжелый, менее надежный, менее маневренный.» — из книги «Тигры в грязи», автор Отто Кариус (один из лучших танковых асов, на его счету более 150 уничтоженных единиц бронетехники).
Сверхтяжелый танк Maus массой 188 тонн. Апофеоз маразма.Действительно, немецкое танкостроение страдало похожей проблемой, что и авиационная промышленность. Немцы могли создать любой проект:- сверхтяжелый танк «Лев» со 105 мм орудием, масса 76 тонн- зенитный танк Е-100 «Аллигатор» с двумя спаренными (!) 88 мм орудиями- тяжелый истребитель танков «Ягдтигр» со 128 мм орудиемЕдинственная проблема была в отсутствии подходящей трансмиссии и подвески, положение усугублялось неумеренным ростом массы боевых машин – немецкие танкостроитель до конца войны так и не научились создавать компактные конструкции и экономить силы и ресурсы.Из всего вышеперечисленного «вундерваффе» в мелкосерийное производство была запущена только тяжелая САУ «Ягдтигр» на шасси одноименного танка (выпущено от 70 до 79 машин), ставшая самым тяжелым типом немецкой бронетехники. 75 тонн – такую массу с трудом выдерживало даже мощное шасси «Тигра», машина была явно перегружена и даже колоссальная огневая мощь («Ягдтигр» пробивал танк «Шерман» в лоб с дистанции 2500 м) не могла спасти ситуацию. «Ягдтигр» разваливался прямо на глазах. После короткого марша разбалансировалось орудие, ломалась подвеска, не выдерживала колоссальных нагрузок коробка передач. Забавно, но в каждой машине было изначально предусмотрено 2 заряда взрывчатки для уничтожения неисправной САУ. Немцы правильно догадались, что «Ягдтигр» не выдержит ни один мост, поэтому сразу же оснастили все машины шнорхелем для движения по дну рек. Настоящая «вундервафля».
Тяжелый танк ИС-3. Как должно выглядеть супероружие

Результаты расследования

Ограбив десятки стран и народов, арийцы-уберменши, не создали ни одного революционного образца техники, ничего принципиально нового и необычного. Все проекты «супероружия», в лучшем случае, имели сомнительную боевую ценность, а в худшем, представляли собой набор нереалистичных фантазий.Война – двигатель прогресса. И немецкая промышленность, в сущности, делала то, что должна была делать. Другой вопрос, что темпы развития военно-промышленных комплексов стран Антигитлеровской Коалиции превышали темпы развития ВПК фашистской Германии. Немцы научились делать сложные, но бесполезные ракеты. Умели производить качественную оптику, гироскопы и радиоэлектронику. Было хорошо развито двигателестроение (реактивные моторы не в счет), на высоком уровне стояла авиационная промышленность, электротехника, химическая промышленность; строилось огромное количество подводных лодок. У немцев была потрясающая организация и работоспособность, все немецкие изделия отличало высокое качество и внимание к мелочам. Но! Здесь нет ничего фантастического — так и должна была работать промышленность высокоразвитой индустриальной страны.На самом деле, в начале войны немцам удалось создать ряд удачных образцов оружия, на порядок превосходивших по эффективности оружие всех их противников. Пикирующий бомбардировщик Юнкерс-87 «Штука», тяжелый танк «Тигр» — несмотря на свою сложность и высокую стоимость это была мощная, хорошо защищенная и маневренная машина. Хорошие самоходные артиллерийские установки на базе средних танков – Штуг III, Штуг IV, Хетцер (на базе чешского танка), Ягдпантера… Выдающимися достижениями немецких конструкторов стало создание единого пулемета MG34 и промежуточного патрона 7,92х33 для первой штурмовой винтовки. Совершенно простое и гениальное оружие «Панцерфауст» стоило жизни тысячам танков. Как вы могли заметить, в этом списке нет никакого «вундерваффе» — самые обычные образцы вооружения, которые при качественном исполнении и грамотном применении превратились в шедевры.Автор Олег Капцов
http://topwar.ru

Читайте также:  Как выбрать офисное кресло: 11 советов по выбору лучшей модели

Источник: https://picturehistory.livejournal.com/2735263.html

15 Образцов Немецкого «Чудо-Оружия» Времен Второй Мировой Войны

Название «вундерваффе», или «чудо-оружие», было введено в обиход немецким министерством пропаганды и использовалось Третьим Рейхом для ряда масштабных исследовательских проектов, направленных на создание нового вида вооружения, своим размером, возможностями и функциями многократно превосходящего все имеющиеся образцы.

Чудо-оружие, или «Вундерваффе»… Во время Второй мировой войны министерство пропаганды нацистской Германии так называло свое супероружие, которое было создано по последнему слову науки и техники и во многом должно было стать революционным в ходе ведения боевых действий.

Надо сказать, что большая часть этих чудес так никогда и не вышла в производство, почти не появлялась на поле боя или была создана слишком поздно и в слишком малых количествах, чтобы хоть как-то повлиять на ход войны.

По мере развития событий и ухудшения положения Германии после 1942 года претензии по поводу «вундерваффе» стали причинять заметные неудобства министерству пропаганды. Идеи идеями, а реальность такова, что выпуск любого нового вооружения требует длительной подготовки: уходят годы на тестирование и разработку.

Так что надежды на то, что Германия может усовершенствовать свое мегаоружие к концу войны, были тщетными. А образцы, которые попадали на вооружение, вызывали волны разочарования даже среди преданных пропаганде немецких военных. Однако удивляет другое: нацисты на самом деле имели технологические ноу-хау для развития многих чудо-новинок.

И если бы война затянулась намного дольше, то существовала вероятность, что им удалось бы довести оружие до совершенства и наладить массовое производство, изменив ход войны. Силы «оси» могли бы выиграть войну.

К счастью для союзников, Германия не смогла извлечь выгоду из своих технологических достижений. А вот и 15 примеров самого грозного «вундерваффе» Гитлера.

Самоходная мина Голиаф

«Голиаф», или «Зондер крафтфарцойг» (сокр. Sd.Kfz. 302/303a/303b/3036) — наземная гусеничная самоходная мина. Союзники назвали «Голиаф» менее романтичным прозвищем — «золотомойкой». «Голиафы» были введены в 1942 году и представляли собой гусеничную машину размерами 150 × 85 × 56 см.

Эта конструкция несла на себе 75—100 кг взрывчатых веществ, что немало, учитывая ее собственный рост. Мина была предназначена для уничтожения танков, плотных пехотных формирований и даже разрушения зданий.

Все бы ничего, но была одна деталь, которая делала «Голиаф» уязвимым: танкетка без экипажа управлялась по проводy на расстоянии.

Союзники быстро поняли: чтобы нейтрализовать машину — достаточно перерезать провод. Без управления «Голиаф» был беспомощен и бесполезен.

Хотя в общей сложности было произведено свыше 5000 «Голиафов», по своей задумке опережающих современную технику, оружие не стало успешным: высокая стоимость, уязвимость и низкая проходимость сыграли свою роль.

Множество экземпляров этих «машин для уничтожения» пережили войну и сегодня их можно найти среди музейных экспонатов по всей Европе и в Соединенных Штатах.

Артиллерийское орудие Фау-3

Как и предшественники Фау-1 и Фау-2, «Карательное оружие», или Фау-3 было еще одним в серии «оружий возмездия», направленных на то, чтобы стереть Лондон и Антверпен с лица земли. «Английская пушка», как ее иногда еще называют, Фау-3 была многокаморной пушкой, созданной специально под ландшафты, где располагались нацистские войска, обстреливающие Лондон через Ла-Манш.

Хотя дальность полета снаряда этой «многоножки» не превышала дальности стрельбы других немецких экспериментальных артиллерийских орудий из-за проблем со своевременным воспламенением вспомогательных зарядов, её скорострельность теоретически должна была быть гораздо выше и достигать одного выстрела в минуту, что позволило бы батарее таких орудий буквально засыпать Лондон снарядами.

Испытания в мае 1944 года показали, что Фау-3 может стрелять на расстоянии до 58 миль. Однако только две Фау-3 были реально построены, а реально использовалась при ведении боевых действий только вторая. С января по февраль 1945 пушка стреляла 183 раза в направлении Люксембурга. И доказала свою полную…несостоятельность.

Из 183 снарядов только 142 приземлилось, 10 человек было контужено, 35 ранено.

Лондон, против которого создавалась Фау-3, оказался недосягаемым.

Управляемая авиационная бомба Henschel Hs 293

Эта немецкая управляемая авиационная бомба была, пожалуй, самым эффективным управляемым оружием времен Второй мировой войны. Она уничтожила многочисленные торговые суда и эсминцы. Henschel выглядели как радиоуправляемый планер с ракетным двигателем снизу и боеголовкой с 300 кг взрывчатки. Они были предназначены для использования против небронированных судов.

Около 1000 бомб было изготовлено для использования немецкой военной авиацией. Вариант для использования против бронированной техники Фритц-Х был изготовлен чуть позже. После сброса бомбы с самолета ракетный ускоритель разгонял ее до скорости 600 км/ч. Затем начинался этап планирования в сторону цели, с применением радиокомандного управления.

Наведение Hs 293 на цель производилось с самолёта штурманом-оператором с помощью рукоятки на пульте управления передатчика Kehl. Чтобы штурман визуально не потерял бомбу из виду, на её «хвосте» устанавливался сигнальный трассер.

Одним из недостатков было то, что бомбардировщик должен был держаться прямой траектории, двигаться с постоянной скоростью и высотой, располагаясь параллельно цели, чтобы поддерживать некую видимую линию с ракетой. Это означало, что бомбардировщик не смог отвлечься и маневрировать, когда приближающиеся вражеские истребители пытались его перехватить.

Использование радиоуправляемых бомб было впервые предложено в августе 1943 года: тогда первой жертвой прообраза современной ПКР стал британский шлюп «HMS Цапля».

Впрочем, совсем недолго союзники искали возможность подключиться к радиочастоте ракеты, чтобы сбить ее с курса. Само собой разумеется, что открытие частоты управления Henschel значительно снизило ее эффективность.

Серебряная птица

Серебряная птица — проект высотного частично-орбитального бомбардировщика-космолёта австрийского учёного доктора Ойгена Зенгера и инженера-физика Ирены Бредт.

Первоначально разработанный в конце 1930-х, «Silbervogel» представлял собой межконтинентальный космический самолет, который мог быть использован в качестве дальнего бомбардировщика. Его рассматривали для миссии «Amerika Bomber».

Он был сконструирован таким образом, чтобы нести на борту более 4000 кг взрывчатки, оборудован уникальной системой видеонаблюдения, и, как полагают, мог быть невидимым. Похоже, абсолютное оружие, не так ли? Впрочем, это было слишком революционным для своего времени.

У инженеров и конструкторов в связи с «птичкой» возникали все виды технических и прочих трудностей, порой непреодолимых.

Так, например, прототипы сильно перегревались, а средств охлаждения пока еще не было придумано… В конечном итоге весь проект был свернут в 1942 году, а деньги и ресурсы были направлены на другие идеи. Интересно, что после войны Зенгер и Бредт высоко ценились экспертным сообществом и участвовали в создании Французской национальной космической программы. А их «Серебряная птица» была взята как пример конструкторской концепции для американского проекта Х-20 Дайна-Сор…

До сих пор для регенеративного охлаждения двигателя используется проект конструкции, который носит название «Зенгера-Бредт». Таким образом, нацистская попытка создать дальний космический бомбардировщик для нападения на Соединенные Штаты в конечном счете способствовала успешному развитию космических программ всего мира. Оно и к лучшему. 

Источник: https://pure-t.ru/posts/15-obrazcov-nemeckogo-chudo-oruzhiya-vrem/

Чудо-оружие Рейха: Космический бомбардировщик

Третий рейх просуществовал всего 12 лет, рухнув под ударами союзных войск. При этом победителям достались по-настоящему богатые трофеи, среди которых были и настоящие чудеса техники, которые на десятки лет опережали свое время.

Не случайно многими исследователями эти 12 лет существования рейха характеризуются, как квинтэссенция научно-технического прогресса.

Именно Третий рейх открыл человечеству дорогу к звездам, дав существенный импульс развитию ракетной техники…

Одним из таких трофеев стали чертежи орбитального бомбардировщика, который имел множество названий Silbervogel (нем. серебряная птица), Amerika Bomber, Orbital-Bomber и др.

Читайте также:  Флизелиновые обои: выбор, поклейка и покраска

Сегодня он известен многим как космический бомбардировщик Зенгера, названный так по фамилии его создателя. Данный бомбардировщик создавался в рамках программы Amerika Bomber (программа по созданию сверхдальних бомбардировщиков для бомбовых ударов по США), также мог использоваться для бомбардировок удаленных районов СССР, в частности Сибири и Дальнего Востока.

Особый интерес представляет старт данного аппарата. Орбитальный бомбардировщик предлагалось устанавливать на специальные «салазки», которые оснащались разгонными ракетными двигателями. Салазки с бомбардировщиком размешались на специальной эстакаде с монорельсовой дорогой общей длиной в 3000 метров. «Салазки» должны были обеспечить тягу в 600 т. всего за 11 секунд.

После взлета и достижения высоты в 1,5 км. на скорости 1850 км/ч должен был запускаться главный ракетный двигатель бомбардировщика, который по замыслу конструкторов, в течение 8 минут должен был разогнать боевой летательный аппарат до 22 100 км/ч и поднять его на высоту 145 км. Теоретическая максимальная высота полета бомбардировщика составляла 280 км.

Интересным было и движение аппарата в стратосфере.

По замыслу Ойгена Зенгера в результате первоначального ускорения и последующего спуска под действием гравитации до плотных слоев атмосферы (около 40 км) аппарат должен был оттолкнуться от плотных слоев атмосферы и снова подняться вверх. Данная модель перемещения позволяла аппарату не входить в плотные слои атмосферы, избегая многократного интенсивного фрикционного нагревания.

Такая модель движения знакома многим детям и напоминает движение плоского камня пущенного по водной поверхности. Амплитуда таких скачков должна была непрерывно сокращаться до тех пор, пока бомбардировщик не вышел бы на нормальное планирование для приземления с использованием обыкновенного трехопорного шасси.

Расчетная дальность орбитального бомбардировщика составляла 23 500 км. По сути, Зенгер придумал концепцию летательного аппарата, которая предвосхищала американский проект «Спейс шаттл» и советский проект «Энергия-Буран».

Описание проекта

Австрийский ученый Ойген Зенгер родился в 1905 году. В 1929 году Зенгер окончил Высшую техническую школу в Вене и начал свою научную работу. В апреле 1931 года молодой инженер-ученый начал серию экспериментов с ракетными двигателями.

В течение 5 лет он смог усовершенствовать (путем проведения большого количества статических испытаний) регенеративно охлаждаемый жидкостный ракетный двигатель (ЖРД), охлаждение которого осуществлялось собственным топливом, которое циркулировало вокруг камеры сгорания. Этот двигатель Зенгер планировал использовать в своем бомбардировщике.

Долгое время существовало мнение о том, что ракеты должны возвращаться в нижние слои атмосферы под достаточно небольшим углом. На этом мнении почти до конца Второй мировой войны строились все расчеты.

Однако доктор Ойген Зенгер в сотрудничестве с математиком Иреной Бредт, которая в будущем стала его женой, предложил совершенно другую концепцию.

Согласно предложенной ими теории ракету необходимо было возвращать на землю под углом близким к прямому.

Бредт и Зенгер подготовили соответствующий научный доклад, который сразу же был засекречен и в количестве 100 экземпляров разослан наиболее крупным ученым в данной области. Ряд этих докладов под заголовком «Дальний бомбардировщик с ракетным двигателем» впоследствии был обнаружен специальными разведывательными подразделениями войск союзников.

В первую очередь Зенгера интересовал вопрос, что произойдет, если крылатая ракета войдет в плотные слои атмосферы (на высоте 40 км) слишком круто и слишком быстро. Из документов становится ясно, что в данном случае крылатая ракета должна была рикошетировать.

«Отскочив» от плотных слоев атмосферы ракета вновь уходила вверх, в более разряженные слои. После преодоления некоторого расстояния она вновь попадает в плотные слои и вновь рикошетирует от них.

Траектория полета такого летательного аппарата представляла из себя волнистую линию с постепенно затухающей амплитудой.

По произведенным Зенгером и Бредт расчетам, данная траектория существенно увеличивала данность полета аппарата.

Основываясь на этих расчетах, Зенгер спроектировал концепцию ракетного «бомбардировщика-антипода», вошедшего в историю под многими названиями.

Бомбардировщик создавался как сверхзвуковой стратосферный аппарат. Он обладал несущим фюзеляжем, который частично выполнял функцию крыла и был очень сильно «зализан». Клиновидной формы крылья были очень короткими.

Бомбардировщик имел и горизонтальное хвостовое оперение, которое располагалось в самом конце фюзеляжа. Топливо находилось в 2-х больших баках расположенных по обе стороны фюзеляжа за крылом в хвостовой части аппарата. Точно также, но впереди крыла, были размещены баки с кислородом.

Силовая установка бомбардировщика состояла из огромного ракетного двигателя, который мог развивать тягу в 100 т. Двигатель располагался в хвостовой части фюзеляжа и работал на керосине и жидком кислороде. Помимо этого космический бомбардировщик оснащался двумя вспомогательными ракетными двигателями, размещенными по бокам основного.

Пилот размещался в специальной герметичной кабине в передней части фюзеляжа. Для осуществления планирующего приземления использовалось трехстоечное шасси. В центральном отсеке фюзеляжа размещался отсек для бомб, который мог вместить до 10 т. обычных бомб.

Оборонительного вооружения на бомбардировщик устанавливать не планировалось. Предполагалось, что длина орбитального бомбардировщика составит около 28 метров, размах крыльев – 15 метров, сухой вес аппарата – 10 т., вес топлива – 80 т.

Полный вес машины с учетом бомбовой нагрузки доводился до 100 т.

При таком внушительном весе для взлета требовалось огромное количество топлива. Здесь не могли помочь обыкновенные стартовые ускорители. Выход, который предложил Зенгер, заключался в постройке прямого длинного стартового участка – монорельса длиной в 3 км.

Далее бомбардировщик помещался на специальные салазки, на которые можно было поставить необходимое количество ракетных двигателей. Данные реактивные салазки должны были за 10 секунд разогнать бомбардировщик по монорельсу до скорости 500 м/с, после чего он набирал высоту уже при помощи своего маршевого двигателя.

По теоретическим расчетам Зенгера скорость космического бомбардировщика могла достигать 6 000 м/с, а максимальная высота полета в 260 км. делала его орбитальным. Бомбардировщик двигался по описанной выше траектории, девятая нижняя точка находилась бы в 16 800 км. от места старта.

После этого самолет в течение некоторого времени мог находиться на высоте 40 км., а на удалении в 23 000 км от места старта начал бы терять высоту и, пролетев еще 500 км (суммарно половину расстоянии вокруг Земли), совершал бы посадку. Посадочная скорость бомбардировщика равнялась 140 км/ч, что позволяло принять ракетоплан любому из существующих аэропортов тех лет.

Варианты режимов полета предложенные Зенгером

Схема подобных полетов была рассчитана Ойгеном Зенгером достаточно точно, хотя и имела ряд недостатков. К примеру, точка-антипод для любого места старта с территории Германии оказывалась в районе Австралии или Новой Зеландии, т.е. территории, которая находилась в руках союзников. Помимо этого города-мишени не всегда располагались так, как этого требовал «план полета».

Любая бомбардировка производилась бы с наименьшей точки траектории, но даже в этом случае рассеивание при осуществлении бомбометания было бы очень существенным.

Единственным городом в Западном полушарии, который по схеме Зенгера находился бы под нижней точкой траектории, оказывался Нью-Йорк.

При этом сам бомбардировщик направлялся бы в Японию или ту часть Тихого океана, которая была подконтрольна японским войскам и садился на территории союзника.

Первый вариант

Первый вариант предусматривал старт бомбардировщика в Германии, выход его в ближний космос и полет по ниспадающей баллистической траектории до точки бомбометания и посадкой в точке-антиподе.

Так как эти точки приходились на район Австралии или Новой Зеландии ракетоплан неизбежно был бы потерян вместе с пилотом.

Да и бомбометание с очень большой высоты при использовании обычных бомб было очень неэффективным.

При этом рассматривался вариант с возможным пикированием на цель и последующим катапультированием пилота. В этом случае достигалась бы наивысшая точность бомбометания.

Второй вариант

По второму варианту, космический бомбардировщик должен был достичь точки бомбометания, отбомбиться по цели, после чего развернуться на 180 градусов и вернуться на место запуска. При старте ракетоплан должен был разогнаться до скорости 6 370 м/с и достичь высоты в 91 км.

В таком режиме полета по баллистической траектории на удалении в 5 500 км. от места старта скорость его должна была упасть до 6 000 м/с, а высота полета снизиться до 50 км. Еще через 950 км. осуществлялось бомбометание, после чего самолет за 330 секунд выполнял разворот радиусом в 500 км. и возвращался назад.

Скорость машины после выхода из разворота составляла бы 3 700 м/с, а высота полета 38 км. На расстоянии в 100 км. от точки старта уже на территории Германии скорость самолета составляла бы 300 м/с, а высота полета 20 км. Последующий этап планирования и посадки был идентичен обычному самолету.

Третий вариант

При этом варианте Зенгер рассматривал режим «волнообразного планирования», который напоминал траекторию камня, отскакивающего от водной поверхности. При планировании из космоса ракетоплан должен был несколько раз отразиться от плотных границ атмосферы, значительно увеличивая расстояние возможного полета.

Для того чтобы осуществить такой режим, орбитальный бомбардировщик Зенгера должен был развить скорость в 7 000 м/с и достигнуть высоты полета в 280 км. на удалении в 3 500 км. от места старта.

Первое снижение и «отскок от атмосферы» на высоте 40 км. должно было произойти на расстоянии в 6 750 км. от места старта. Девятое планирование и «отскок» происходили бы на расстоянии в 27 500 км. от места старта.

Через 3 часа 40 минут полета раекетоплан, полностью обогнув Землю, должен был приземлиться на аэродроме в Германии. Расчетная точка бомбометания находилась при таком режиме на очередном снижении к границам атмосферы.

Доклад Зенгера заканчивался рекомендацией о принятии схемы с одной базой, как наиболее практичной, а также перечислением исследований, которые необходимо было произвести для разработки этого поистине «космического» бомбардировщика. Проект был поддержан чиновниками из Верховного командования Люфтваффе, которые предложили создать специальное секретное НИИ в местечке Трауэн.

Начало работ по строительству испытательного полигона для полномасштабных испытаний ракетного двигателя Silbervogel было намечено на июнь 1941 года. Срок реализации программы составлял 10 лет, по сути именно это и погубило проект.

В 1941 году, начав кампанию против СССР, Германия свернула все программы, которые не могли дать результата в ближайшие годы.

А вот современная реализация.бомбардировщика Зенгера. Его имя — Атлантис. Были и другие. В частности Колумбия и Челленджер, которые не вернулись из полета.

Экипаж — 2-8 человек
Максимальная взлётная масса — 130000 кг

Размеры:
длина х размах крыла — 37,00 х 24,00 м

Силовая установка:количество х тяга двигателей — 3ЖРД х 3141000 кгвооружение — нет

максимальная нагрузка — 24400 кг

А был еще одинокий Буран, совершивший свой единственный полет. На фото Буран и Буран в транспортном положении на самолете Мрия.

Источник: http://www.softmixer.com/2012/03/blog-post_2485.html

Ссылка на основную публикацию