Деревни и колхозы в ссср

Почему до 1966 года колхозникам в СССР не платили зарплату

Когда в советских селах и деревнях к 30-м годам была проведена коллективизация и уклад жизни хлебопашцев и скотоводов насильственно обобществили, оценкой их труда спецпостановлением Совнаркома государство сделало трудодень.

Эта единая мера учета труда и распределения доходов колхозников просуществовала до середины 60-х годов.

В идеале трудодень должен был стать долей дохода колхоза, которая распределялась в зависимости от степени трудового участия того или иного работника.

Система трудодней, за всю историю своего существования многократно реформировавшаяся, тем не менее, оставалась довольно запутанной схемой материального поощрения колхозников.

Она чаще всего не зависела от эффективности производства, но вместе с тем позволяла дифференцированно распределять доход от выращенного урожая (или сданной на убой скотины) – соразмерно вкладу определенного работника.

За невыработку нормы трудодней в СССР была предусмотрена уголовная ответственность – проштрафившийся приговаривался к исправработам в своем же колхозе с удержанием четверти трудодней.

Вознаграждение за труд представляло собой главным образом, натуроплату (в основном, зерном). В военные горды (1941 – 1945) на трудодень выдавалось менее полкило зерна. Зимой 1946 – 1947 годов в СССР в связи с неурожаем случился массовый голод.

Колхозники с самого начала действия подобной системы оплаты массово протестовали – резали скот, уходили из деревень в города.

В 1932 году в СССР ввели особый паспортный режим, в результате которого жители сел и деревень фактически получили статус крепостных, которым без разрешения «барина» (председателя колхоза или сельсовета) запрещалось покидать населенный пункт.

Для детей крестьян в подобном случае после окончания школы чаще всего была одна дорога – идти работать в колхоз.

В фильмах о колхозной жизни, являющихся классикой советского кинематографа, часто встречаются сцены, в которых председатель решает, отпускать выпускников сельской школы учиться дальше в город или нет. Парни, отслужившие в армии, зная, какая судьба их ждет дома в деревне, любыми способами стремились закрепиться в городах.

Если крепостной крестьянин в России до революции имел возможность получить доход со своего земельного надела и продать излишки, то советский колхозник лишался и этого – на приусадебное хозяйство в деревне или на селе государство накладывало непомерные налоги, селянин вынужден был платить едва ли не за каждую яблоню в саду.

Пенсии старикам в советских колхозах либо не платили вовсе, либо они были мизерными.

Источник: http://russian7.ru/post/pochemu-do-1966-goda-kolkhoznikam-v-sssr-ne-p/

КОЛХОЗ

0 комментариев

Коллективное хозяйство.

В 20-х гг. ХХ в. в СССР существовали три формы колхозов: товарищества обработки земли (ТОЗ), сельские коммуны и сельскохозяйственные артели. В ТОЗ крестьяне объединялись для совместной обработки участка, но остальное хозяйство вели самостоятельно, и доход получали в зависимости от трудового вклада каждого.

Коммуны осуществляли полное обобществление собственности, включая личную. В артелях обобществлялись земля, производственный инвентарь и крупный скот. Движение сельскохозяйственных коммун существовало еще в Российской империи. Крестьяне создавали артели.

После Октябрьской революции коллективные хозяйства стали получать поддержку государства, но участие в них оставалось преимущественно добровольным. В 1929 г. началось массовое создание колхозов — коллективизация. Преобладающей формой колхозов была определена артель, ЦИК и Совнарком СССР приняли 1 марта 1930 г.

примерный устав артели, который определил организацию колхозов. Председатели и правление колхозов формально выбирались колхозниками, но в действительности председатели назначались вышестоящими партийными организациями.

После вступления в колхоз крестьянин из хозяина и организатора собственного хозяйства фактически превращался в сельскохозяйственного рабочего, подчинявшимся председателю колхоза. В итоге резко ослабла заинтересованность крестьян в результатах своего труда.

Колхозное руководство определяло, сколько крестьянин заработал «трудодней», в зависимости от  количества которых распределялся скудный колхозный доход. Покинуть колхоз без разрешения председателя было нельзя. Основная часть продукции сдавалась государству, даже если крестьяне голодали. Считалось, что колхозы продают свою продукцию государству, но закупочные цены были настолько низкими, что до 50-х гг. как правило обеспечивали потребление на уровне выживания.

Начиная с 1953 г. положение колхозников стало улучшаться, государство стало увеличивать закупочные цены. 31 марта 1958 г. колхозы получили технику (формально она была продана в долг, но долги позднее списывались).

На колхозников стали распространяться социальные гарантии, принятые в городе, они получили право покидать колхозы. На помощь колхозникам направляли временных работников из городов (студентов и интеллигенцию).

Росла производительность труда, но качество сельскохозяйственной продукции колхозов было невысоким из-за недостаточной заинтересованности работников в его повышении. В 90-е гг.

крестьяне получили право выхода из колхозов, но предпосылки для успешного развития семенных хозяйств не возникли. Часть бывших колхозников потеряли землю, часть остались в коллективных хозяйствах, которые стали называться акционерными обществами.

Исторические источники:

История колхозного права. Сборник законодательных материалов СССР и РСФСР 1917-1958 гг. М., 1958-1959 гг.;

Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Т.1-4. М., 1999-2002.

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/kolkhoz

Село, которого больше нет. Во что превратились советские колхозы?

Комсомольское, Россия — Это место с разбросанными то здесь, то там заброшенными зданиями, разрушенными элеваторами, с грязными улицами, вдоль которых стоят пустые, полуразрушенные русские крестьянские дома, уже почти превратилось в город-призрак. Сегодня его население составляет всего 10 человек. Петр Волков и его жена Наташа уже на пенсии, но они здесь — самые молодые.

Наверное, из-за бюрократической ошибки в Комсомольском до сих пор работает почта. Она открыта только три дня в неделю, но этого достаточно для того, чтобы люди получали пенсии, доставлялись газеты, и приходили письма. Единственный работающий телефон-автомат, стоящий в зарослях рядом с почтой, для некоторых является единственным средством связи с внешним миром.

Но Петр Волков помнит и другие времена, когда здесь было сельскохозяйственное предприятие — важный элемент советской системы — специализировавшееся на производстве семян свеклы.

Всего лишь 20 лет назад (так в тексте — прим. перев.) в поселке проживали почти 200 рабочих с семьями, здесь была своя администрация и партийная организация. Волков был опытным машинистом, у него был свой дом с садом, и по советским меркам жизнь была вполне нормальной.

Но потом СССР распался, ограничения, обязывавшие рабочих жить в определенных местах (так в тексте — прим. перев.), были сняты, и молодежь начала уезжать в города, а вскоре за ними стали уезжать даже люди среднего возраста.

И Комсомольское — далеко не исключение: по всей стране бывшие советские коллективные хозяйства, колхозы и совхозы, сегодня исчезают и умирают.

Ученые, некоторые политики, а также стареющие жители обреченных сел и деревень все чаще предупреждают, что обжившиеся в городах русские теряют связь со своими родными корнями.

«Культурно-историческое наследие нашего села исчезает настолько быстро, что нынешнее поколение будет последним, кто знает о нем не понаслышке, — говорит Александр Мерзлов, эксперт старейшего сельскохозяйственного вуза России — Российского государственного аграрного университета (МСХА имени Тимирязева). — Нам нужно срочно внедрять программы по улучшению жизни оставшегося сельского населения, по развитию устойчивых секторов сельского хозяйства. Сегодня же многие местные жители чувствуют себя брошенными и совершенно забытыми».


Еженедельник 200028.08.2010The New York Times02.09.2008«Объективный процесс»

По данным последней переписи населения, из 115 тысяч сельских населенных пунктов 13 тысяч полностью заброшены, а в 35 тысячах из них численность населения составляет менее 10 человек.

Исчезает жизненный уклад, а вместе с ним — и ценности сплоченных сельских общин, тесная связь с природой и национальная идентичность, формировавшаяся на протяжении многовекового существования в огромном архипелаге крошечных, изолированных сел и деревень.

Это не печальная история о судьбе российского сельского хозяйства, которое восстановилось после своего постсоветского краха и, похоже, сегодня находится на подъеме.

Плодородные черноземные поля, которые раньше принадлежали местному совхозу, теперь принадлежат нескольким фермерам-частникам и крупным агрофирмам.

Они их обрабатывают и получают гораздо более высокие урожаи, хотя количество работников у них в разы меньше, чем число тех, кто когда-то трудился в совхозе. Главное здесь — демографические последствия.

«Это объективный процесс, и остановить его невозможно, — говорит журналист независимой интернет-газеты „Время Воронежа″ Герман Полтаев. — В целом население России стареет, и это хорошо видно по оставшимся селам.

У нас все население сокращается, но особенно в сельской местности. Люди ностальгируют по советским временам, но эти огромные колхозы были убыточными.

Сегодня с тем, что делали 100 человек, могут справиться два человека, и сельское хозяйство взяли на себя эффективные бизнес-структуры, которые вкладывают в него деньги и получают результаты».

«Понимаю, что смотреть на эти разрушенные, забытые места и бродящих там стариков неприятно. Но что поделаешь?»


Сельская культура

Большинство жителей дореволюционной России подчинялись абсолютной власти царей и помещиков, но они также вели свою основную практическую деятельность на местах в рамках традиционных самоуправляемых сообществ или общин.

В романах Гоголя и Толстого изображена огромная вселенная разбросанных по стране сел и деревень, занесенных снегом зимой и практически недоступных из-за непролазной грязи весной и осенью, которых объединял общий язык, религия и чувство русскости.

На самом деле в (русском) языке сохранились четыре разных слова, соответствующих английскому «деревня» («village»). «Поселок» — это населенный пункт, расположенный вблизи города, в поселках часто находятся дачи. «Село» — это крупный сельский населенный пункт, отличительной чертой которого является наличие церкви.

«Деревня» — это сельский населенный пункт с несколькими десятками крестьянских дворов, как правило, являющийся центром общины. «Хутор» — маленький населённый пункт, представляющий собой отдельную крестьянскую усадьбу с обособленным хозяйством. Хутора встречаются довольно редко — даже в царской России их было немного.

Советская власть провела коллективизацию сельского хозяйства, объединила сельские населенные пункты в совхозы и колхозы, разрушила церкви и приняла законы, которые не позволяли людям уезжать из своих сел и деревень. Но традиции сохранились.

Населенный пункт, находившийся до революции на месте совхоза «Комсомольское», назывался Поддубный. И действительно, здесь и сейчас есть огромный дубовый лес, куда пожилые горожане по-прежнему приезжают летом собирать ягоды, грибы и лесные травы.

В советские времена большинство русских во втором-третьем поколении были выходцами из деревни, и многие россияне до сих пор сохраняют тесные связи с природой и на встречающихся повсюду дачах выращивают всякие овощи-фрукты. Несмотря на то, что становится все более популярным ездить в отпуск по путевке на приморские курорты, у большинства современных россиян по-прежнему есть загородные дома, где они могут укрыться в летнюю жару.

В трудные времена, как, например, в 1990-е годы, бедственные с экономической точки зрения, миллионы россиян вернулись «к земле» только для того, чтобы что-то вырастить, обеспечить себя продовольствием и прокормить семью.

«Многие люди, которые уже немного прижились в городе, вернулись сюда на некоторое время, и им очень повезло, что они все еще помнили, как сажать и выращивать картошку, — говорит Волков. — Но как только экономика стабилизировалась, они уехали. Интересно, а если снова наступит катастрофа, будет ли следующее поколение знать, как себя прокормить».


Хорошая жизнь — уже в прошлом

Старейшие жители Комсомольского Александр и Анна Сергеевы боятся, что после того, как их не станет, здесь все зарастет лесом.

«Когда-то здесь было все. Школы, поликлиника, все работали. На улицах играли дети, рабочие собирали урожай, жизнь была хорошая, — говорит Александр Сергеев. — А сейчас все деревни в округе исчезли. Никто не хочет даже взять себе здесь дачу. Может, потому, что отсюда слишком далеко от городов. И дороги очень плохие. Никто сюда не вернется, потому что здесь нечего делать».

Чтобы чем-то себя занять, Волков создал небольшой музей традиционного крестьянского быта.

Здесь собран рабочий инструмент, музыкальные инструменты, кухонная утварь, упряжь, старый самовар, и то, что, по его словам, необходимо для того, чтобы сохранить рассудок: мощный коротковолновый радиоприемник.

В остальном они с женой выращивают основное, что им надо для еды — в том числе картофель, овощи и зелень. Волков говорит, что посетителей сейчас мало, и приезжают они редко.

«Молодежь уехала, потому что здесь нет никаких перспектив, ни работы, ни общественной жизни, — говорит он. — Они устроились в городе и многие перевезли к себе родителей. Иногда они приезжают сюда погостить, чтобы увидеть родные места. Они всегда отмечают, как здесь тихо и спокойно, как близко к природе, как здесь хорошо. Но надолго никогда не остаются».

Читайте также:  Самоходные атомные станции ссср

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20171227/241101530.html

Как Хрущёв приговорил русскую деревню

Начал Никита Хрущёв свою деятельность с разрушения сельского хозяйства, русской деревни — основы жизнедеятельности русской цивилизации на протяжении тысяч лет. Для всех врагов России и русского народа этот ход — старая проверенная классика.

Русская деревня — это основа хозяйства, воспроизводства русского суперэтноса, его духовного здоровья. Если страна не может себя прокормить, она вынуждена закупать продовольствие, платя за них золотом и своими ресурсами, которые необходимы для развития страны.

Отсутствие продовольственной безопасности очень опасно в условиях начавшейся мировой войны и может привести к голоду.

Хрущёв, считая себя большим специалистом в области сельского хозяйства, запустил сразу несколько разрушительных проектов.

В конце эпохи Сталина и в первые годы после его гибели сельское хозяйство успешно развивалось. Однако успешному подъёму сельского хозяйства быстро пришёл конец. Хрущёв вдруг приказал ликвидировать государственные машинно-тракторные станции (МТС).

Эти государственные предприятия на договорных началах с сельскохозяйственными коллективными хозяйствами осуществляли их производственно-техническое обслуживание.

Большинство колхозов и совхозов не имели достаточно средств, чтобы самостоятельно покупать сложные сельскохозяйственные машины, трактора и обеспечивать их бесперебойную работу, готовить соответствующие кадры. К тому же техники на первых этапах не хватало, и существовала необходимость её концентрации и централизованного распределения.

Сосредоточение крупной сельхозтехники в МТС давало в таких условиях большой экономический выигрыш. Также МТС играли значительную роль в общем подъеме культурно-технического уровня крестьянства. В Советском Союзе появился крупный слой сельского технически грамотного населения — квалифицированных трактористов, шофёров, комбайнеров, ремонтников и т. д.

Всего их к 1958 году было около 2 млн. человек.

Хрущёв же ликвидировал МТС и приказал коллективным хозяйствам выкупить сельскохозяйственную технику — тракторы, комбайны и т. д. Причем цены назначались высокие. На выкуп техники колхозам пришлось потратить всё накопления, которые остались за 1954-1956 гг., что ухудшило их финансовое положение.

Также коллективные хозяйства не имели средств, чтобы сразу создать соответствующую базу для хранения и обслуживания техники. К тому же они не имели соответствующих технических специалистов. Не могли они и массово привлечь бывших работников МТС. Государство могло позволить платить работникам машинно-тракторных станций большую зарплату, чем колхозы.

Поэтому большинство рабочих стало искать себе более выгодные ниши и нашли себе другое применение. В результате многие машины без соответствующего обслуживания быстро превратились в металлолом. Сплошные убытки. Это был сильный удар по экономическому потенциалу советской деревни.

Кроме того, Никита Хрущёв развернул кампанию по укрупнению колхозов и совхозов. Их число сократили с 83 тыс. до 45 тыс. Считалось, что они будут объединяться в мощные «колхозные союзы». Хрущёв надеялся реализовать свой старый проект по созданию «агрогородов».

В результате были созданы новые гигантские, в подавляющем большинстве своем неуправляемые, хозяйства, включавшие в себя десятки деревень. Руководители этих «агрогородов» стали быстро перерождаться в продовольственно-сбытовую «мафию», которая диктовала властям свои правила, в том числе цены и объемы поставок.

Так, «колхозные союзы» фактически добились права сбывать «свою» продукцию главным образом на городских рынках по взвинченным ценам. Кроме того, этот проект требовал крупных капиталовложений, которых не было у колхозов. Колхозы и так потратили последние средства на выкуп техники. В итоге кампания по укрупнению провалилась.

К середине 1980-х годов свыше 60% совхозов, созданных в хрущевско-брежневский период в российском Нечерноземье, оказались убыточными. Интересно, что даже ценовая политика была направлена против русской деревни. Минимальные закупочные цены на сельхозпродукцию государство устанавливало именно в Нечерноземье РСФСР.

Такую политику вели с конца 1950 годов и до конца СССР. В результате национальные республики Закавказья и Средней Азии получили дополнительный канал стимулирования и денежной поддержки.

Приговор русской деревне

Ещё один мощный удар Хрущёв нанёс по деревне, когда начал курс на ликвидацию «неперспективных» деревень. Вдруг ни с того, ни с сего тысячи процветающих советских деревень объявили нерентабельными, «неперспективными» и в короткий срок по такой обманной причине уничтожены.

Невесть откуда взявшиеся «специалисты» стали оценивать, какие деревни можно оставить, а какие «бесперспективны». Сверху спускали указания по поиску «неперспективных» деревень.

Этот процесс начался в 1958 году с Северо-Западного региона РСФСР, в соответствии с «закрытым» решением Президиума ЦК КПСС и Совмина РСФСР.

Фактически нынешние российские «оптимизаторы» («оптимизация» сельских школ, поликлиник и т. д.) повторили опыт хрущевцев. Политика была направлена на сселение жителей из мелких сел в крупные и сосредоточение в них основной части населения, производственных и социально-бытовых объектов.

«Реформаторы» исходили из ложного посыла, что высокомеханизированному сельскому хозяйству должны соответствовать высококонцентрированные формы расселения. Предполагалось, что в будущем каждый колхоз (совхоз) будет включать 1 или 2 поселка с числом жителей от 1-2 тыс. до 5-10 тыс. человек. Исходя из этого, в поселенческой сети выделялись опорные пункты — перспективные села.

В них планировалось переселить жителей из малых, так называемых неперспективных деревень, в разряд которых попадало до 80 % (!) их общего числа.

Считалось, что подобное изменение поселенческой структуры не только создаст возможности для более быстрого развития социально-культурной и бытовой сферы села, приблизив ее к городским стандартам, но и снизит поток мигрантов из деревни в город.Сселение и ликвидация «неперспективных» селений осуществлялись в приказном порядке, без учета желания самих сельчан.

Попав в «черный» список, село уже было обречено, т. к. в нем прекращалось капитальное строительство, закрывались школы, магазины, клубы, ликвидировались автобусные маршруты и т. д. Такие условия вынуждали людей сниматься с хорошо обжитых мест. При этом 2/3 переселенцев мигрировали не в определенные для них населенные пункты, а в районные центры, города, другие регионы страны.

Жителей «неперспективных» деревень переселяли, по всему Советскому Союзу пустели сёла и хутора. Так, число сел в Сибири за 1959—1979 гг. сократилось в 2 раза (с 31 тыс. до 15 тыс.). Наибольшая убыль произошла с 1959 по 1970 г. (35,8 %). Произошло значительное сокращение количества малых сел и всей поселенческой сети.

Надо сказать, что эта же политика, но по «умолчанию», без централизованного сгона людей с насиженных мест, была продолжена и в Российской Федерации.

«Неперспективными» деревни, села и посёлки никто не объявлял, но прекратилось капитальное строительство, начали «укрупнять» школы («оптимизировать», по сути ликвидировать), сокращать поликлиники, госпитали, автобусные маршруты, движение пригородных поездов-электричек и т. д.

Только к концу 1970-х годов политика ликвидации «неперспективных» деревень в СССР была признана ошибочной, но тенденцию сокращения численности малых сел остановить было уже трудно. Деревни продолжали гибнуть и после свертывания этой политики. По Уралу, Сибири и Дальнему Востоку за 1959—1989 гг. количество сел уменьшилось в 2,2 раза (с 72,8 тыс. до 32,6 тыс.).

В большинстве случаев эта политика негативно отразилась на всем социально-экономическом развитии деревни и страны в целом. Страна понесла серьёзный демографический урон. Процесс концентрации привел к снижению уровня заселенности территорий.

Поредение сети населенных мест в восточных районах ослабляло и нарушало межселенные связи и отрицательно влияло на обслуживание населения. Деревня утрачивала одну из главных функций — пространственно-освоенческую. Деревня теряла наиболее активных, молодых людей, многие из которых навсегда покидали свою малую родину. Также имелись морально-нравственные негативные последствия.

Произошла маргинализация значительной части населения, люди утрачивали свои корни, смысл жизни. Не зря тогда деревенские люди считали менее испорченными пороками городской цивилизации. Разгромленная деревня начала «опускаться», спиваться. Резко возросли заболеваемость и смертность сельского населения в «неперспективных» регионах.

Произошло резкое социальное обострение отношений города с деревней. Политика привела к сильному перенаселению городов, так как переселенцы предпочитали мигрировать не в определенные для них населенные пункты, а в районные центры, города. Это вело к постоянному падению цены рабочей силы, как и квалифицированного труда в промышленности и добывающих отраслях.

Разумеется, это нередко приводило к конфликтам с горожанами, не говоря уже о так называемых «колбасных десантах» селян в города.
Эта кампания, инициированная Хрущёвым, нанесла страшный вред русской деревне. Не зря русский писатель Василий Белов назвал борьбу с так называемыми «неперспективными» деревнями «преступлением перед крестьянами».

В первую очередь пострадали коренные русские области Нечерноземья, а также русское сельское население Сибири. Вред был многогранным и огромным: от урона сельскому хозяйству до демографического удара по русскому народу. Ведь именно русская деревня давала основной прирост суперэтносу русов.

Стоит отметить, что удар наносился именно по русскому народу и русской деревне с её традиционными сельскохозяйственными отраслями. Ведь национальных автономий в РСФСР эта кампания почти не затронула. И такие меры не предусматривались в отношении сельских регионов национальных республик СССР.

Последствия этой «реформы» были очень многочисленны и сказывали на русской цивилизациями десятилетиями. И до сих пор сказываются. Так, деградация села с конца 1950-х годов всё активнее распространялась по всему Нечерноземью РСФСР, особенно европейскому.

В результате ко второй половине 1980-х годов свыше 70% всех совхозов и колхозов европейского Нечерноземья России оказались хронически убыточными, а товарные урожаи большинства сельхозкультур и продуктивность свиноводства с птицеводством оказались здесь даже ниже, чем в первой половине 1950-х годов. Схожие тенденции проявились на Урале и в Сибири.

Это был удар по продовольственной безопасности империи. Если при Сталине продукты вывозились из СССР, то с конца 1960-х годов была сделана ставка на импорт сельхозпродуктов из восточноевропейского соцлагеря и Кубы. Это были долгосрочные последствия политики Хрущёва в области сельского хозяйства и деревни (включая целинную и «кукурузную») эпопеи. Дело доходило до того, что в 1970-х публиковались статьи о нецелесообразности выращивания сахарной свеклы в России (!) ввиду «гарантированных поставок тростникового сахара-сырца с братской Кубы». К середине 1980-х годов доля восточноевропейского и кубинского импорта в снабжении городов РСФСР мясом (в том числе и мясом домашней птицы), сахаром и плодоовощами превысила 70%, а деревень — достигла 60%. Это был позор и катастрофа. Огромная советская держава, имевшая традиционно сильное сельское хозяйство, не могла себя обеспечить продовольствием!

Таким образом, СССР подсадили на поставки продовольствия извне, хотя Россия-СССР, как в то время, так и сейчас имеет все возможности для самостоятельного и полного обеспечения продовольствием.

Всё это последствия политики Хрущёва и его последователей, включая современных российских либералов. Не удивительно, что русская деревня с тех времен в хронической агонии, а политика Горбачева — Ельцина — Медведева практически добила её.

А в российских магазинах мы видим мясо, молоко, овощи и даже ягоды со всего света: из Парагвая, Уругвая, Аргентины, Израиля, Китая и т. д.

Никита Хрущев (слева) пьет пепси-колу, за ним наблюдает Ричард Никсон (в центре). Американская выставка в Москве, июль 1959 года

Удар по воспроизводству населения

Как уже отмечалось, эксперименты Хрущёва в сельском хозяйстве нанесли большой вред советской деревне, привели к её обескровливанию. Ещё одним ударом по народу стал указ, разрешивший аборты.

В 1936 году в связи со сложной демографической ситуацией операции по искусственному прерыванию беременности были запрещены под страхом уголовной ответственности Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 июня 1936 г.

Читайте также:  Зиновий колобанов: лучший танкист советского союза

«О запрещении абортов…» Постановление также увеличивало материальную помощь роженицам, установило государственную помощь многосемейным, расширялась сеть родительных домов, детских яслей и детских садов и т. д. При этом аборты можно было производить по медицинским показаниям.

23 ноября 1955 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об отмене запрещения абортов» производство операции по искусственному прерыванию беременности разрешили всем женщинам при отсутствии у них медицинских противопоказаний. Надо отметить, что СССР в этом деле был передовой страной. Во всех развитых западных странах аборты по-прежнему были под запретом.

Советская республика в 1920 году стала первой в мире страной, которая узаконила прерывание беременности по желанию женщины. Надо отметить, что в 1920 году в советском правительстве преобладали троцкисты. В 1955 году снова возобладал курс, который вел Россию-СССР к разрушению, а русский народ к вымиранию.

Для сравнения, аналогичный закон в Великобритании приняли только в 1967 году, в США — в 1973 году, во Франции — в 1975 году и т. д.

С одной стороны, «реформы» Хрущёва были хаотичны и беспорядочны, с другой — они были системны. Суть этой системы — разрушение. При всей их кажущейся сумбурности и беспорядочности, при всем широчайшем спектре хрущевских затей всегда можно выделить одну общую закономерность. Все реформы вели к развалу Советского Союза и советского проекта в целом.

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/91023-kak-hruschev-prigovoril-russkuyu-derevnyu.html

Советские колхозы

Когда недоброжелатели России пишут о колхозах, то сразу заявляют об их низкой эффективности и обязательно заявляют об уничтожении большевиками крестьянства.

Фактически большевики спасли от уничтожения Западом всю Россию, в том числе и крестьянство, которое составляло основное количество жителей страны.

Чтобы это понять, надо отличать февраль 1917 года, когда Россию с помощью Запада расчленили на десятки территориальных и национальных образований, от октября 1917 года, после которого разваленную российскую державу начали собирать и собирали четыре года с 1918 по 1922 год.

Воссоединив российские земли, большевики спасли страну от неминуемой гибели и разрушили все хитросплетения заговора Запада против России. Спасли и крестьян. Крестьяне не только были сохранены, но и объединены в крупные общины, колхозы, где они жили, несомненно, лучше, чем в царской России.

Именно после революции крестьяне получили помещичьи земли, и был решён раздирающий Россию вопрос безземельных крестьян.

Колхозы получили землю в вечное пользование, и колхозники работали на своей земле в колхозе и на своей земле на приусадебном участке. Какое же это раскрестьянивание, когда крестьянин работает на земле!?

Без коллективизации Россия и русская нация исчезли бы с лица земли. Почему? Потому что СССР не смог бы обеспечить себя хлебом и построить до войны 1941-1945 гг. 12,5 тысяч крупных промышленных предприятий, на которых в период В. О. войны было выпущено военной техники и другого оружия в два раза больше, чем в сумме на предприятиях Германии и остальной объединённой Гитлером Европы.

Население противостоящих нам в 1941 году европейских государств составляло значительно более 300 млн. чел. (в СССР на 20.06.1941 г. — 195 млн. чел.).

Коллективизация была жизненно необходима, так как производство зерновых в СССР остановилось на уровне до начала Первой мировой войны: 1913 — 76,5 млн. т; 1925 — 72,5; 1926 — 76,8; 1927-72,3; 1928 — 73,3; 1929-71,7.

Вот поэтому в 1927 году на XV съезде ВКП(б) И. В. Сталин выдвинул задачу всемерного развёртывания коллективизации сельского хозяйства.

«Колхозы и совхозы являются, как известно, — отмечал И. В. Сталин в январе 1928 года, — крупными хозяйствами, способными применять тракторы и машины. Они являются более товарными хозяйствами, чем помещичьи и кулацкие хозяйства.

Нужно иметь ввиду, что наши города и наша промышленность растут и будут расти с каждым годом. Это необходимо для индустриализации страны.

Следовательно, будет расти с каждым годом спрос на хлеб…» То есть, вопрос индустриализации неразрывно связан с вопросом коллективизации.

В 1937 году валовой сбор зерна составил уже 97,5 млн. тонн (по американским оценкам, 96,3 млн. тонн).

В результате коллективизации все проблемы, о которых говорилось выше, были решены. Невиданными в мире темпами росло производство промышленной продукции, увеличилось производство зерна, резко поднялась производительность труда, в результате чего были высвобождены люди для индустриализации.

Например, в 1929 году сельским хозяйством занималось 80 млн. человек, а в 1933 году в сельском хозяйстве осталось 56 млн. человек. Однако и в 1929 году, и в 1934 году был получен один и тот же урожай зерна — 74 млн. тонн. То есть примерно на треть сократилось число занятого в аграрном секторе населения, но производство зерна осталось на том же уровне.

Сельское хозяйство высвободило для промышленности крайне необходимые ей 24 миллиона пар рабочих рук. Надо сказать, что в СССР и через сорок лет после коллективизации не хватало рабочих рук, потому что страна всё время строилась, развивалась, шла вперёд, обгоняя самые развитые страны. И ни в одной стране мира не оберегали рабочих и крестьян так, как в СССР.

Благодаря проведённой коллективизации производство зерна уже через пять лет увеличилось более чем на одну треть и к январю 1941 года СССР смог создать государственный запас в 6,162 млн. тонн зерна и муки.

Войдя после войны в стабильный режим, колхозы и совхозы довели производство зерна в 1986/87 годах до 210 — 211 млн. тонн, что обеспечивало продовольственную безопасность СССР. Произвели это зерно крестьяне СССР, а либералы утверждают, что крестьянство было уничтожено.

Таким образом, ко второй половине 1980-х годов производство зерна было увеличено более чем в три раза, а производство молока, яиц и технических культур – в 8-10 раз.

СССР из года в год увеличивал производство сельскохозяйственной продукции, по производству многих видов сельскохозяйственных культур начав опережать такую страну как США.

Даже либералы пишут, что за 8-ю пятилетку с 1966 по 1970 гг. объём сельскохозяйственной продукции вырос на 21%, но тут же говорят о спаде сельскохозяйственного производства в 1970-1980 гг.

У большинства читателей сразу складывается впечатление, что в указанный выше период, то есть в 9-й и 10-й пятилетках уменьшилось количество производимой в стране сельскохозяйственной продукции, в то время как производство сельхозпродукции в указанный период ежегодно возрастало.

Например, производство зерна в млн. тонн в 8-й пятилетке в период с 1966 по 1970 гг. в среднем составляло 167,6 , в 9-й – 181,6, в 10-й – 205 млн. тонн. Спадом они называют рост производства в процентном отношении ниже, чем в 8-й пятилетке.

В целом по сравнению с 1917 годом валовая продукция сельского хозяйства возросла к 1986 году в 5,5 раза, а по сравнению с 1913 годом в 4 раза, в том числе продукция растениеводства – в 3,8 раза, продукция животноводства – в 4,2 раза.

Далее они пишут, что сельское хозяйство становилось всё более дотационным.

Обратите внимание, у нас оно становилось дотационным, в то время как в странах Запада оно уже давно почти полностью существует на дотациях государственного бюджета, как, например, вооружённые силы.

В западном мире, где намного более благоприятные по сравнению с Россией условия для земледелия, во всех странах без исключения сельское хозяйство получает от государства дотации в больших размерах.

Критика колхозов имела огромное значение в деле разрушения СССР. О сельском хозяйстве в большинстве информации в Интернете, исторических, экономических книгах, издававшихся начиная с 1985 года вы не найдёте правды о колхозах и совхозах СССР.

В них пишут, что государство выделяло огромные деньги на развитие сельского хозяйства, но последнее якобы не развивалось, что деньги, вырученные за продажу нефти (как будто в то время мы жили за счёт продажи нефти) и всё золото уходили за границу на покупку зерна. Об этом написано в подавляющем большинстве книг о сельском хозяйстве СССР, изданных в указанные годы.

Но когда мы начинаем рассматривать факты, то убеждаемся, что нам говорят неправду. Не думаю, что эта неправда порождена недостаточной компетенцией авторов. Возможно, есть отдельные недоучки. Сейчас они в избытке имеются во всех областях знаний. Но больше это похоже на сговор противников России между собой.

Ненависть к нашей стране и западные деньги породили массу лживых книг, статей и передач о сельском хозяйстве СССР.

В действительности при Брежневе СССР покупал незначительное количество фуражного зерна за границей, так как поголовье крупного рогатого скота СССР превосходило поголовье США. Фактически в производстве пшеницы СССР опережал США.

В умы наших граждан заложили мнение о крайней неэффективности колхозов по сравнению с фермерским ведением хозяйства. Коллективные хозяйства (колхозы) – это русская община на новой ступени развития общества и государства. Та самая община, которая веками существовала на Руси и легла в основу построенного социалистического общества.

Критику колхозов, после выдуманных массовых сталинских репрессий и сочинённого количества потерь во время Великой Отечественной войны, можно назвать одним из главных вражеских ударов по СССР.

Всего этих ударов было нанесено десятки тысяч и сегодня каждый день наносятся удары по Советскому Союзу, то есть по нашему великому прошлому.

Причём критика СССР и колхозов основана на сведениях, подготовленных в западных подрывных центрах.

Мы такое идеологическое оружие как неправда не производили и в холодной войне с Западом ложь не применяли. Поэтому и проиграли.

Но по-другому быть и не могло, потому что мы, русские, принадлежим к самой честной и благородной нации на земле. И Россия в своей внешней и внутренней политике всегда была прямой и честной. Коварство и ложь являлись совершенно неприемлемыми идеологическими приёмами, как в царской, так и в Советской России.

А то, что Россию продовольствием могла обеспечить только община, стало очевидным в дни постсоветского повсеместного разрушения сельского хозяйства. «Так же оговорюсь, пишет С. Г.

Кара-Мурза, что вовсе не считаю советское сельское хозяйство идеально устроенным – возможности его улучшения были велики. Но они могли быть реализованы только через развитие, а не шельмование и разрушение того, чем мы реально располагали.

Мы говорим о типе хозяйства и о тенденции его развития в рамках этого типа.

А если уж сравнивать с Западом, то всем нам надо было, прежде всего, поклониться нашим колхозам и совхозам – по эффективности фермеры им в подмётки не годились. Ибо эффективность – это соотношение того, что производится, с тем, что вкладывается в производство».

Даже в 1992 году российские колхозы продавали зерно по цене несколько более 10 рублей за один кг, а в США в эту же осень покупали зерно по 70 рублей за один кг. Разница в цене, возможно, объясняется тем, что вместе с государственными дотациями и другими вложениями стоимость производства зерна фермерами США была в 7 раз выше стоимости производства зерна колхозами СССР.

Колхозы разрушали специально, как специально разрушали веру в Сталина, социализм, советскую власть. Архитектор перестройки, то есть уничтожения СССР, А. Н.

Яковлев писал: «Нужны воля и мудрость, чтобы постепенно разрушить большевистскую общину – колхоз. Здесь не может быть компромисса, имея в виду, что колхозно-совхозный агро-ГУЛАГ крепок, люмпенизирован беспредельно.

Читайте также:  7 заброшенных чудес ссср

Деколлективизацию необходимо вести законно, но жёстко».

Разрушение колхозов было произведено по плану с целью уничтожения русской общины, на которой веками держалось российское государство.

Источник: http://lawinrussia.ru/content/sovetskie-kolkhozy

Мифы о колхозах в СССР. Часть 1

За последние два десятка лет были вложены десятки миллиардов долларов для того, чтобы создать в мозгу сограждан образ кошмарной жизни в сталинском СССР.

Причины этого уже не раз объяснялись – это общество было очень сильным цивилизационным конкурентом обществ экслуататорского типа, страх западной элиты перед сталинским СССР столь силён, что они и их шавки пытаются вытравить любую память о героическом периоде нашей страны, заменив историю набором лживых бредовых мифов. В честном научном соревновании антисоветчики проигрывают с разгромным счётом, оказывается что они не в состоянии доказать ни одного из своих утверждений – ни десятков миллионов «репрессированных», ни нищеты в СССР, сравнительно с уровнем жизни тех лет, ни каторжных условий жизни, ни неэффективности экономики, ничего вообще. Поэтому отсутствие аргументов компенсируется мощью оболванивающей пропаганды и технологиями манипуляции психикой. Антисоветчики крайне редко бывают умными людьми, обычно это осознанные геополитические враги со своими интересами. Отечественный антисоветчик – это либо подлец, либо дурак различной степени, то есть в медицинском смысле слабоумный, вне зависимости от позиции в обществе и полученного формального образования.

Увы, одним из важных уроков гибели СССР стало и то, что человек – намного более тупое и бессовестное животное, чем предполагали европейские гуманисты и их русские последователи – большевики. Чему тут можно удивляться, так это беспредельной глубине человеческой тупости и подлости.

В то же время само построение СССР показало, что не всё так безнадёжно плохо и останется в человеческой истории беспримерным взлётом лучших человеческих качеств.

Тогда из части тупых дебилов Советской Власти удалось воспитать людей и это было самым большим её успехом, предопредилившим все остальные успехи.

Абсолютно все антисоветские штампы — тупая и наглая ложь, рассчитанная действительно на умственно дефективных нравственных дегенератов.

Слабоумные сограждане, составялющие, увы, абсолютное большинство, неспособны к самостоятельной мыслительной деятельности в обычных, неэкстремальных условиях, а мыслят внушёнными штампами.

Вернее, слово ”мыслят” не подходит, они, скорее, реагируют выдавая выработанные условно-рефлекторные реакции на сигналы-раздражители. Мыслительные процессы идут только на самом минимальном уровне, если они не стимулируются серьёзными внешними стимулами.

Созданием сигналов-раздражителей (штампов или слоганов) как раз и занимаются пропагандисты.

Точно так же, как у дрессированной собачки, лающей при щелчке пальцев дрессировщика у дебилов в мозгу при слове «Сталин» сразу появляется реакция – «массовые репрессии», при слове колхоз — «крепостной строй», «работа за палочки» и так далее. Просто и очень эффективно, если аудитория состоит из дебилов. Пропагандисты знают что делают – их бред рассчитан именно на ту аудиторию, которой и является большинство дорогих сограждан. Если бы это было неэффективно, то этот подход не использовался бы во все времена по всем континентам.

Интересно, что граждане, способные решать сложные математические и инженерные задачи, которым их обучили, знающие несколько языков и прочитавшию целую библиотеку умных и глубоких книг тупо повторяют совершенно идиотские штампы про «десятки миллионов репрессированных», «колхозное рабство», «заградотрядах, стрелявших в спину», «Сталин разрушил страну» и всё такое прочее.

Оказалось подтверждено общественной практикой, что заучивание формул, умение играть прекрасную музыку, чтение самых лучших книг сами по себе не приводят вид гомо сапиенс к к способности мыслить, хотя голые одомашненные обезьяны могут успешно имитировать эту способность путём повторения заученных алгоритмов и штампов.

Это всего лишь успешное подражание, а не самостоятельная умственная деятельность.

Дебилами, в том числе и квалифицированными ( усвоившими и запомнящими много алгоритмов) очень просто управлять, особенно если в руках управляющего есть машина для производства штампов и вкладывания их в черепную коробку дебилов. Увы, это просто одомашненые приматы, способные к повторению довольно сложных умственных операций, но способных к самостоятельному мышлению разве что только в критической ситуации.

Увы, пока не будет решена задача независимого критичного мышления, стабильный социализм, Общество Будущего, о котором мечтали лучшие умы человечества и который строили большевики, невозможен. Социализм – это общество людей, а не голых одомашненных обезьян. Как решить эту задачу, пока не вполне понятно. Но тут важно то, что короткая история СССР хотя бы поставила этот вопрос.

В связи с катастрофической деградацией лучшего в мире, но всё равно катастрофически недостаточного для развития мышления советского образования имеет смысл остановиться на некоторых моменты  наиболее частов встречающихся антиколхозных штампов. Это будет полезно молодёжи, не получившей советского образования, да и для граждан постарше, но желающих мыслить независимо, будет полезно освежить взгляд на окружающий мир.

Почему-то чуть ли не первое, что встречается – повсеместное употребление уж совсем тупыми жуликами выражения вроде «вот таким оказался колхозный рай…» Позвольте, но рая крестьянам в СССР никто никогда не обещал.

Всё, что Советская Власть с самого начала обещала крестьянам – это равная для всех возможность работать на земле и равноправие с другими сословиями. Всё остальное является инфантильной фантазией неспособных к адекватному восприятию реальности граждан.

Интересующееся могут проверить декреты Советской Власти и работы Ленина, главы Совета Народных Комиссаров.

Что интересно, также чрезвычайно часто встречаются истерические выкрики о некой «беззаконности» действий Советской Власти «типа имели ли она право…» Это отличный пример слабоумия. Верховный Совет Народных депутатов был именно верховной властью в стране и принимал любой закон, который считал нужным.

Он мог бы принять закон «расстрелять завтра всех кулаков и эксплуататоров» (а такие предложения от народных депутатов действительно были на разных уровнях) и это был бы жестокий и бесчеловечный, но закон. В период между созывами сессий Верховного Совета страной управлял Совет Народных Комиссаров – Совнарком.

Мог ли, например, Совнарком принять решение о раскулачивании, то есть лишении имущества? Мог — и всё было строго по закону.

Точно так же, как правительства других стран принимали решения о безвозмездном изъятии имущества у владельцев в ряде обстоятельств – при войнах, катастрофах, решениях о безвозмездной национализации (например, в Торонто в начале ХХ века были безвозмездно национализированы элетросети), всегда любили на Западе и обобрать идейных противников.

Например, в 40-х годах лейтенант-губернатор Канады (наместник королевы) выпустил т.н. «закон о висячем замке», согласно которому любое частное помещение, где велась коммунистическая или просоветская пропаганда немедленно конфисковывалась. Для живущие в мире своих либеральных фантазий граждан это будет откровением. «Святость и неприкосновенность» частной собственности – весьма и весьма относительна, если эта собственность не принадлежит реально правящей страной высшей элите.

Источник: https://pust-valyat.livejournal.com/88339.html

КОЛХОЗЫ, СОВХОЗЫ, КООПЕРАТИВНЫЙ ПЛАН В СССР

Колхоз (коллективное хозяйство) — кооперативная организация добровольно объединившихся крестьян для совместного ведения крупного социалистического сельскохозяйственного производства на основе общественных средств производства и коллективного труда. Колхозы в нашей стране были созданы в соответствии с разработанным В. И. Лениным кооперативным планом, в процессе коллективизации сельского хозяйства (см. Кооперативный план).

Коллективные хозяйства в деревне стали создаваться сразу же после победы Октябрьской революции.

Крестьяне объединялись для совместного производства сельскохозяйственной продукции в сельскохозяйственные коммуны, товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы), сельскохозяйственные артели.

Это были разные формы кооперации, отличавшиеся уровнем обобществления средств производства и порядком распределения доходов среди крестьян-участников.

В начале 30-х гг. по всей стране была проведена сплошная коллективизация и основной формой коллективного хозяйства стала сельскохозяйственная артель (колхоз).

Ее преимущества в том, что в ней обобществлены основные средства производства — земля, рабочий и продуктивный скот, машины, инвентарь, хозяйственные постройки; правильно сочетаются общественные и личные интересы членов артели. Колхозникам принадлежат жилые постройки, часть продуктивного скота и т. д.

, в их пользовании находятся небольшие приусадебные участки. Эти основные положения были отражены в Примерном уставе сельскохозяйственной артели, принятом Вторым Всесоюзным съездом колхозников-ударников (1935).

За годы Советской власти в колхозной жизни произошли большие перемены. Колхозами накоплен богатый опыт ведения крупного коллективного хозяйства. Возросла политическая сознательность крестьян. Еще крепче стал союз рабочих и крестьян при руководящей роли рабочего класса.

Создана новая материально-техническая база производства, что позволило развивать сельское хозяйство на современной индустриальной основе. Возрос материальный и культурный уровень жизни колхозников. Они активно участвуют в строительстве коммунистического общества.

Колхозный строй не только избавил трудовое крестьянство от эксплуатации и нищеты, но и позволил установить в деревне новую систему общественных отношений, которые ведут к полному преодолению классовых различий в советском обществе.

Происшедшие изменения были учтены в новом Примерном уставе колхоза, принятом Третьим Всесоюзным съездом колхозников в ноябре 1969 г. В нем было опущено название «сельскохозяйственная артель», потому что слово «колхоз» приобрело международное значение и на любом языке означает крупное коллективное социалистическое сельскохозяйственное предприятие.

Колхоз — это крупное механизированное социалистическое сельскохозяйственное предприятие, основная деятельность его — производство продукции растениеводства и животноводства.

Производство продукции колхоз организует на земле, которая является государственной собственностью и закрепляется за колхозом в бесплатное и бессрочное пользование.

Колхоз несет полную ответственность перед государством за правильное использование земли, повышение уровня ее плодородия в целях увеличения производства сельскохозяйственных продуктов.

Колхоз может создавать и иметь в своем составе подсобные предприятия и промыслы, но не в ущерб сельскому хозяйству.

В СССР 25,9 тыс. колхозов (1981). В среднем на колхоз приходится 6,5 тыс. га сельскохозяйственных угодий (в том числе 3,8 тыс. га пашни), 41 физический трактор, 12 комбайнов, 20 грузовых автомобилей. Во многих колхозах построены современные тепличные и животноводческие комплексы, организуется производство на промышленной основе.

Колхозы во всех видах своей деятельности руководствуются Уставом колхоза, который принимается в каждом хозяйстве общим собранием колхозников на основе нового Примерного устава колхоза.

Экономическую основу колхоза составляет колхозно-кооперативная собственность на средства производства.

Колхоз организует сельскохозяйственное производство и труд колхозников, используя для этого различные формы — тракторно-полеводческие и комплексные бригады, животноводческие фермы, различные звенья и производственные участки. Деятельность производственных подразделений организуется на основе хозяйственного расчета.

Как и в совхозах, все шире применяется новая, прогрессивная форма организации труда — по единому наряду при аккордно-премиальной оплате (см. Совхоз).

Членами колхоза могут быть граждане, достигшие 16 лет и изъявившие желание своим трудом участвовать в общественном производстве. Каждый член колхоза имеет право на получение работы в общественном хозяйстве и обязан участвовать в общественном производстве. В колхозе установлена гарантированная оплата труда.

Кроме того, применяется дополнительная оплата за качество продукции и работы, различные формы материального и морального поощрения.

Колхозники получают пенсию по старости, инвалидности, по случаю потери кормильца, путевки в санатории и дома отдыха за счет средств фондов социального страхования и обеспечения, создаваемых в колхозах.

Источник: http://enciklopediya-tehniki.ru/promyshlennost-na-k/kolhozy-sovhozy-kooperativnyy-plan-v-sssr.html

Ссылка на основную публикацию