Василий петров: ампутация рук не повод сдаваться

Василий Петров – единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук

Он прошёл всю Великую Отечественную, ошеломляя храбростью и сослуживцев, и врагов. Он не сдался, даже оставшись без рук… Человек легендарного мужества, дважды Герой Советского Союза Василий Степанович Петров.

Родился 5 марта 1922 года (по другим данным — 22 июня; сам он отмечал свой день рождения 22 июня) в селе Дмитриевка ныне Приазовского района Запорожской области в крестьянской семье. Русский. Окончил среднюю школу. В Красную Армию был призван в 1939 году.

В 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище. Воевал с июня 1941 года.

Заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка капитан Петров отличился в боях на Левобережной Украине, при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.

14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки (ныне Роменский р-н Сумской области) капитан Петров под бомбёжкой и артиллерийским огнём противника быстро и без потерь организовал переправу трёх батарей через реку Сула. Через два часа после переправы батареи подверглись неожиданной контратаке немецких танков и батальона пехоты. Петров, быстро оценив обстановку и подпустив танки на дистанцию 500-600 метров, открыл огонь изо всех орудий, уничтожив 7 танков из тринадцати и до двух рот пехоты. Атака гитлеровцев захлебнулась. Но в это время до 150 немецких автоматчиков зашли батареям в тыл, обойдя их боевые порядки из-за леса справа, и открыли сильный автоматный огонь, стремясь окружить батареи и взять в плен личный состав. Петров развернул 6 орудий в их сторону и открыл огонь картечью. Одновременно капитан Петров за счёт взводов управления и всех свободных от орудий людей создал группу автоматчиков и во главе её с возгласами «Истребители в плен не сдаются», «За мной, за товарища Сталина, вперёд! Истребим немецких фашистов!» пошёл в атаку на вражеских автоматчиков. После двухчасового боя Петров отразил и эту атаку, вывел батареи из окружения, уничтожив при этом до 90 солдат и офицеров противника, семеро были взяты в плен, остальные бежали. В этом бою капитан Петров был ранен в плечо, но остался в строю.23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами своего полка первым в бригаде за одну ночь умело и быстро форсировал Днепр и переправил матчасть, боеприпасы и людей на правый берег, занял боевой порядок и прочно удерживал плацдарм, отражая контратаки противника. 1 ноября при танковой контратаке немцев Петров, находясь в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, лчно руководил огнём, уничтожив 4 танка и 2 шестиствольных миномёта. Когда в третьем расчёте 1-й батареи немецкие танки вывели из строя весь расчёт, Петров и его ординарец бросились к орудию и вдвоём продолжали вести огонь, уничтожив самоходное орудие «Фердинанд». Здесь Петров от прямого попадания вражеского снаряда в орудие получил тяжелейшее ранение обеих рук, но поле боя не покинул и только после отражения контратаки немцев разрешил эвакуировать себя в медсанбат. Благодаря мужеству капитана Василия Петрова, сумевшего воодушевить личный состав батареи, в этот день были отражены 4 контратаки противника, плацдарм был удержан.Тяжело раненому Василию Петрову ампутировали обе руки.Из интервью Василия Петрова газете «Факты» (24.07.2002):

» — Преодолев расстояние в три километра, меня, тяжелораненого, товарищи доставили в Ковалин, где тогда находился наш медсанбат. Но он был переполнен ранеными, и меня, как безнадёжного, оперировать не стали…

Умерших от ран было очень много. Похоронная команда, не успевая предавать тела земле, укладывала их штабелями возле руин разрушенных домов, в сараях… В один из таких сараев положили и меня. Когда командиру бригады доложили, что Петров отправлен в морг, полковник Купин приказал капитану Запольскому и майору интендантской службы Галушко немедленно отбыть в Ковалин, найти моё тело и доставить его в село Старое для похорон. … В общем, среди умерших им в конце концов удалось отыскать меня. Обнаружив, что я жив, Галушко с Запольским вновь перенесли меня в санбат и, приставив пистолет к голове хирурга, потребовали сделать всё, чтобы спасти мне жизнь. На размышление дали одну минуту. И тот рискнул сделать операцию, хотя честно предупредил моих товарищей: шанс выжить у раненого минимальный. Операция, однако, прошла успешно. А спустя несколько недель, где-то в конце ноября — начале декабря 43-го, на самолёте У-2 меня доставили в Московский институт ортопедии и протезирования». По признанию самого Василия Степановича, очнувшись на госпитальной койке, он испытывал такую нестерпимую боль, что кричал до тех пор, пока силы не покидали его. Думая, что жизнь кончена, выкуривал до ста папирос в день… Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.12.1943 за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость капитану Петрову Василию Степановичу было присвоено звание Героя Советского Союза.Когда пришли поздравлять его с присвоением звания Героя, он накричал на посетителей: «Для чего мне это звание? У меня нет рук, я теперь не живу, а существую, лучше бы поймал пулю в сердце и умер героем!»Но однажды к нему в палату пришли боевые друзья-офицеры.— Ну, Василий Степанович, не пора ли домой возвращаться? Вас весь полк ждёт!— Меня? Разве я смогу снова воевать?— Ну не одними же руками воюют! Ждём вас в строю!Петров просто взлетел от счастья. Он пошёл к доктору и потребовал выписку из госпиталя. Выписку ему предоставили, комиссия предлагала ему должности в штабе, но Василий Степанович отказался: «Только на передовую, в родной полк!»Майор Петров был снова включён в состав действующей армии с разрешения Верховного главнокомандующего И.В.Сталина. Правда, об этом Василий Степанович узнал лишь в 1982 году, в день своего шестидесятилетия.

Далее командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 52 армия, 1 Украинский фронт) гвардии майор Петров отличился в боях на Одерском плцдарме.

27 апреля 1945 года его бойцы отбили атаку 16 танков и пехоты. Личный состав понёс большие потери. По рации Петрову приказали ожидать подкрепления для перехода в контратаку.

«Мы не можем ждать подкрепления! Немцы сейчас в панике и растеряны, иду в контратаку, всю ответственность беру на себя!» — ответил по рации Петров. Он подозвал к себе оставшихся солдат, танкистов подбитых боевых машин и поднял их в атаку.

Человек без рук бежал в атаку вместе с товарищами, не боясь за свою жизнь. Они захватили высоту. В Петрова попала пуля, но он продолжал командовать бойцами. Высоту удерживали до прибытия подкрепления, а потом вместе с ним пошли в последнюю в тот день атаку.Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27.06.

1945 года за удержание плацдарма на Одере гвардии майор Петров В.С. был удостоен второй медали «Золотая Звезда».Из интервью Петрова газете «Факты» (24.07.2002):

» — Василий Степанович, а ведь вы, как и ваш отец, спасли жизнь человеку, стрелявшему в вас…

Источник: https://cccp.temadnya.com/1180109938115480455/vasilij-petrov—edinstvennyj-v-mire-ofitser-voevavshij-bez-obeih-ruk/

Офицер, воюющий без обеих рук

Читатель, есть светлые, чистые люди. Они всегда победители. Мы с вами их тоже встречали.

Всему Советскому Союзу была известна история легендарного Алексея Маресьева. Даже в школьной программе есть рассказ об этом подвиге. Безногий летчик продолжил боевой путь. После тяжелейшего ранения, он сумел вернуться в кабину истребителя, и сбил еще семь самолетов гитлеровской авиации.

Их оказалось не мало, солдат, оставшихся без ног, и вернувшихся в свои части уже на протезах. Но помнят их подвиг только историки. Человек, сумевший победить себя, дорогого стоит. Наш герой — Петров Василий Степанович, потеряв две руки, сумел преодолеть смерть, боль, собственные слабости и остаться с боевыми товарищами, воюя с фашистами.

Возможно, Василий единственный воюющий офицер, без рук. Командир артиллеристских частей проявил высокое мужество. Он шел дорогой войны до Победы. Дважды Герой Советского Союза из маленькой деревеньки Дмитровка, что в Запорожье.

Детство русского мальчика не было безоблачным. Он остался сиротой, когда в три года умерла мама, а в восемь лет репрессировали отца. Голод на Украине в 33 году унес брата. Но парень был крепкий, крестьянской закваски. Уехав из села, он поступает в военное Сумское училище и успешно заканчивает его в 1941.

В воинской части молодой офицер оказался за неделю до нападения Гитлера на СССР. Он встретил войну заместителем комбата 92-ого артиллерийского дивизиона. Самый памятный день войны – 22июня. Рушилась налаженная жизнь страны. Все другие дни смешались в общем огне, когда дивизион огнем помогал обороняющимся частям.

Уже в конце дня батарея атакована гитлеровцами. Необстрелянные бойцы отбили атаку, уничтожили два танка. Шел страшный, непонятный первый день боев. Ночью закончились боеприпасы, склады захвачены немцами. Стало ясно, что они в окружении. Оставшиеся бойцы, под руководством молодого лейтенанта, уничтожили тягачи и орудия.

Не отдавать же фашистам воинское имущество. Советские войска искали пешим порядком. Для Василия Петрова начался долгий путь к Берлину. Тяжелое лето 41 года прошло в боевых действиях под Ковелем, Луцком, Владимир-Волынском. С боями выходили из Киева. Вышли не все бойцы, кто начал свой путь с лейтенантом. Теперь Петров назначен в противотанковый артполк.

Эти полки бились с бронемашинами немецких войск в кромешном аду. Многие погибли тогда на батареях. Харьковский котел выпустил его батарею почти без потерь. Тяжелейшие бои на станции Лозовая, под Старым Осколом… Он отличился на переправе через Дон, во время отступления войсковых соединений. Батарея защитила отход живой силы и техники, дав отпор наступавшим гитлеровцам.

Уже двигаясь на запад, комбат Петров опять отличился во время форсирования Днепра. Почему-то ему особенно удавались переправы. Очередная переправа – река Сула сдалась без боя. Василий с товарищами переправили три батареи и тут же подверглись атаке врага. Командир с близкого расстояния уничтожил гитлеровцев огнем из всех орудий.

Их попытались окружить, но бойцы развернули орудия и картечь накрыла атакующих. Собрав всех свободных солдат от орудий, Петров пошел первым в атаку. Тот бой запомнился надолго.

Убито 100 фашистов, и 7 взято в плен. Раненый командир не вышел из боя. На следующий день многие бойцы вышли из боя по причине ранения. Петров и ординарец встали к орудию плечом к плечу.

Бились до прямого попадания снаряда в орудие.

Личное мужество командира всегда воодушевляет солдат. В тот день четыре атаки было отражено. Но тяжелое ранение в обе руки сделало молодого офицера, геройски сражавшегося с захватчиками, инвалидом. В медсанбате ему не оказали помощь. Врачи видели – офицер не выживет. Они занимались другими, перспективными, ранеными.

Да и солдаты были уверены, что командира живым не довезли. В минуты затишья бойцы отыскали, в надежде похоронить его в братской могиле. Живой Василий лежал среди мёртвых красноармейцев. Лихие вояки, прошедшие много военных дорог, силой заставили врача оперировать командира. Хирург шансов на жизнь не давал.

Но операция была успешной. Сильное желание дойти до Берлина и здоровый крестьянский организм победили. Через несколько недель специалисты Московского института ортопедии продолжили лечение героя. Уже в больничной палате, после ампутации обеих рук, ему вручили Звезду Героя Советского Союза за Днепр.

Выздоровление было тяжелым. Невозможную боль и сильнейшие страдания души он глушил папиросами. 100 штук в день. Когда боль чуть утихла, пришло трагичное осознание того, что случилось с ним. Вопрос – зачем теперь жизнь – ежесекундно терзал душу. Кому нужен мужчина офицер без рук? Мучительно осознавая трагедию, он продолжал жить.

Длинные ночные размышления о себе. Он не утратил навыков к ведению боя, не потерял воинское чутье. Он человек! Все присланные приглашения остаться служить в тылу, Василий отверг, настаивая на возвращении в свой полк. И встретился со своими сослуживцами, оставшимися в живых.

Кадровики… Врачебная комиссия… Он хотел идти в бой с товарищами. По всем фронтам о нем ходили легенды. Многие спрашивали, а есть ли он на самом деле? Безрукий майор становился символом мужества. 27 июня 1945 года Василий Степанович Петров был награжден второй Золотой звездой Героя Советского Союза.

Беспримерная смелость, нечеловеческое преодоление боли, желание уничтожить врага придавали ему силы идти вперед, на запад. Он доказал всем, что человек может преодолеть слабости и боль. В любом бою он первый, закончил войну, победив Гитлера и свою смерть. Господь хранил его.

Источник: https://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/velikie/petrov-vasilij-stepanovich-ofitser-kotoryj-voeval-bez-ruk.html

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Родился 5 марта 1922 года (по другим данным — 22 июня; сам он отмечал свой день рождения 22 июня) в селе Дмитриевка ныне Приазовского района Запорожской области в крестьянской семье. Русский. Окончил среднюю школу. В Красную Армию был призван в 1939 году.

В 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище. Воевал с июня 1941 года.

Заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка капитан Петров отличился в боях на Левобережной Украине, при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.

14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки (ныне Роменский р-н Сумской области) капитан Петров под бомбёжкой и артиллерийским огнём противника быстро и без потерь организовал переправу трёх батарей через реку Сула.

Через два часа после переправы батареи подверглись неожиданной контратаке немецких танков и батальона пехоты. Петров, быстро оценив обстановку и подпустив танки на дистанцию 500-600 метров, открыл огонь изо всех орудий, уничтожив 7 танков из тринадцати и до двух рот пехоты.

Атака гитлеровцев захлебнулась. Но в это время до 150 немецких автоматчиков зашли батареям в тыл, обойдя их боевые порядки из-за леса справа, и открыли сильный автоматный огонь, стремясь окружить батареи и взять в плен личный состав. Петров развернул 6 орудий в их сторону и открыл огонь картечью.

Одновременно капитан Петров за счёт взводов управления и всех свободных от орудий людей создал группу автоматчиков и во главе её пошёл в атаку на вражеских автоматчиков.

После двухчасового боя Петров отразил и эту атаку, вывел батареи из окружения, уничтожив при этом до 90 солдат и офицеров противника, семеро были взяты в плен, остальные бежали. В этом бою капитан Петров был ранен в плечо, но остался в строю.

23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами своего полка первым в бригаде за одну ночь умело и быстро форсировал Днепр и переправил матчасть, боеприпасы и людей на правый берег, занял боевой порядок и прочно удерживал плацдарм, отражая контратаки противника. 

1 ноября при танковой контратаке немцев Петров, находясь в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, лично руководил огнём, уничтожив 4 танка и 2 шестиствольных миномёта.

Когда в третьем расчёте 1-й батареи немецкие танки вывели из строя весь расчёт, Петров и его ординарец бросились к орудию и вдвоём продолжали вести огонь, уничтожив самоходное орудие «Фердинанд».

Здесь Петров от прямого попадания вражеского снаряда в орудие получил тяжелейшее ранение обеих рук, но поле боя не покинул и только после отражения контратаки немцев разрешил эвакуировать себя в медсанбат. 

Тяжело раненому Василию Петрову ампутировали обе руки.

Из интервью Василия Петрова газете «Факты» (24.07.2002):

» — Преодолев расстояние в три километра, меня, тяжелораненого, товарищи доставили в Ковалин, где тогда находился наш медсанбат. Но он был переполнен ранеными, и меня, как безнадёжного, оперировать не стали…

Умерших от ран было очень много. Похоронная команда, не успевая предавать тела земле, укладывала их штабелями возле руин разрушенных домов, в сараях… В один из таких сараев положили и меня.

Когда командиру бригады доложили, что Петров отправлен в морг, полковник Купин приказал найти моё тело и доставить его в село Старое для похорон. … В общем, среди умерших им в конце концов удалось отыскать меня.

Обнаружив, что я жив, Галушко с Запольским вновь перенесли меня в санбат и, приставив пистолет к голове хирурга, потребовали сделать всё, чтобы спасти мне жизнь. На размышление дали одну минуту. И тот рискнул сделать операцию, хотя честно предупредил моих товарищей: шанс выжить у раненого минимальный. Операция, однако, прошла успешно.

А спустя несколько недель, где-то в конце ноября — начале декабря 43-го, на самолёте У-2 меня доставили в Московский институт ортопедии и протезирования».  По признанию самого Василия Степановича, очнувшись на госпитальной койке, он испытывал такую нестерпимую боль, что кричал до тех пор, пока силы не покидали его.

Думая, что жизнь кончена, выкуривал до ста папирос в день…  Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.12.1943 за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость капитану Петрову Василию Степановичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Когда пришли поздравлять его с присвоением звания Героя, он накричал на посетителей: «Для чего мне это звание? У меня нет рук, я теперь не живу, а существую, лучше бы поймал пулю в сердце и умер героем!» Но однажды к нему в палату пришли боевые друзья-офицеры.

— Ну, Василий Степанович, не пора ли домой возвращаться? Вас весь полк ждёт! — Меня? Разве я смогу снова воевать? — Ну не одними же руками воюют! Ждём вас в строю! Петров пошёл к доктору и потребовал выписку из госпиталя. Выписку ему предоставили, комиссия предлагала ему должности в штабе, но Василий Степанович отказался: «Только на передовую, в родной полк!»

Майор Петров был снова включён в состав действующей армии с разрешения Верховного главнокомандующего И.В.Сталина. 

Далее командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 52 армия, 1 Украинский фронт) гвардии майор Петров отличился в боях на Одерском плацдарме. 27 апреля 1945 года его бойцы отбили атаку 16 танков и пехоты. Личный состав понёс большие потери.

По рации Петрову приказали ожидать подкрепления для перехода в контратаку. «Мы не можем ждать подкрепления! Немцы сейчас в панике и растеряны, иду в контратаку, всю ответственность беру на себя!» — ответил по рации Петров. Он подозвал к себе оставшихся солдат, танкистов подбитых боевых машин и поднял их в атаку.

Человек без рук бежал в атаку вместе с товарищами, не боясь за свою жизнь. Они захватили высоту. В Петрова попала пуля, но он продолжал командовать бойцами. Высоту удерживали до прибытия подкрепления, а потом вместе с ним пошли в последнюю в тот день атаку. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27.06.1945 года за удержание плацдарма на Одере гвардии майор Петров В.С.

был удостоен второй медали «Золотая Звезда». Из интервью Петрова газете «Факты» (24.07.2002):

» — Василий Степанович, а ведь вы спасли жизнь человеку, стрелявшему в вас…

— Да, это случилось в Германии, за несколько дней до того, как наши водрузили знамя Победы над Рейхстагом. Я был ранен, от сильной потери крови терял сознание, но приказ — оцепить район и задержать стрелявшего — отдать успел. Когда у пленных спросили, кто стрелял, из строя вышел унтер-офицер. Его звали (до сих пор помню) Пауль Имлер. Все мои подчинённые сходились во мнении, что пощады и прощения ему быть не может. Последнее слово оставалось за мной. Я подозвал майора Алексеева и сказал: «Никаких расстрелов! Приказываю вам сейчас же посадить этого человека в бронетранспортёр, вывезти за линию соприкосновения войск и отпустить с миром».
— Чем вы тогда мотивировали своё решение?
— Исход войны был уже предрешён, и смерть этого парня уже ничего не меняла. По красно-белой ленточке на его френче между второй и третьей пуговицами можно было сделать вывод, что на войне он не первый год. Такие нашивки вручали всем солдатам Вермахта, принимавшим участие в зимней кампании 41-го. Лёжа на носилках, я смотрел на этого парня и думал: «Этот человек прошёл всю войну. И сейчас, когда до её окончания остаются считанные дни, он должен погибнуть?.. Несправедливо!»
Это было ответом на вопрос о том, кем был на самом деле советский Воин-Освободитель.

После войны Петров продолжал службу в Вооружённых Силах.  В 1954 году окончил Львовский государственный университет. В 1963 году служил в городке Нестеров на Львовщине в должности зам. командира 35-й бригады оперативно-тактических ракет.

Источник: http://newsland.com/community/1793/content/vasilii-petrov-edinstvennyi-v-mire-ofitser-voevavshii-bez-obeikh-ruk/5877355

Василий Петров: воин, лишившийся рук

Он прошел всю Великую Отечественную, ошеломляя храбростью и сослуживцев, и врагов. Он не сдался, даже оставшись без рук… Мы решили рассказать о «человеке легендарного мужества», дважды Герое Советского Союза Василии Петрове.

Василия Петрова жизнь испытывала на прочность, казалось, с самого детства. Он родился в 1922 году, когда страна пыталась встать на ноги после гражданской войны. Его мать умерла в 1925, а спустя несколько лет за участие в гражданской войне на стороне белогвардейцев репрессировали отца.

В 1933 году от голода умер брат Василия, а сам он чудом остался жив. Несмотря на пережитые трудности, Петров окончил школу и поступил в артиллерийское училище. Получив военную специальность, молодой лейтенант приехал на место службы — в часть неподалеку от Владимира-Волынского.

Шел июнь 1941 года, и через две недели началась война… В кровавых мясорубках под Ковелем и Луцком, Старым Осколом и Воронежем, в Харькове и в Лозовой мужество и решимость двадцатилетнего офицера-артиллериста закалялись, как сталь. Он был требователен, но от своих бойцов ждал не больше, чем делал сам.

К 1943 году капитан Василий Петров был заместителем командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 40-й армии Воронежского фронта. Сослуживцы уважали молодого командира за храбрость и стойкость, проявленные в боях, ему всецело доверяли, потому что знали — с Петровым не пропадешь.

В сентябре в районе села Чеберяки капитан быстро организовал переправу трех батарей через реку Сула. Без потерь, несмотря на мощную бомбежку немецкой авиации и шквальный огонь. Закрепившись на правом берегу, бойцы Петрова отразили несколько вражеских контратак, оставив на месте боя кладбище подбитых танков и исковерканных орудий.

Шли тяжелые бои под Киевом. 23 сентября 1943 года отряд под руководством Василия Петрова форсировал Днепр в районе деревни Щученка. Высокую цену заплатили за эту переправу. Ночью с левого берега реки выдвинулись два парома с артиллеристами и пушками. Не успели бойцы добраться до середины Днепра, как небо осветили вражеские ракеты — паромы стали видны как на ладони.

Нацисты открыли мощный прицельный огонь по десанту. Скрыться было некуда, дать отпор — невозможно. До правого берега добрались пятеро бойцов передового отряда.

В темноте, под громом вражеских орудий они развернули батарею. Огонь не смолкал, гитлеровцы предприняли контратаку… Все кругом полыхало, но артиллеристы стояли намертво. С левого берега прибыло подкрепление.

А немцы все бросали на позицию бойцов танки и пехоту.

Этот страшный бой длился несколько дней. Для Василия Петрова он закончился 1 октября. В этот день тяжелораненого офицера без сознания доставили в медсанбат, где ему ампутировали обе руки… Он пробыл в госпитале почти год. За героическую переправу капитану Петрову присвоили звание Героя Советского Союза.

Но даже эта новость не спасла артиллериста от депрессии. В те тяжелые дни единственным утешением были письма сослуживцев. Петров был счастлив, что бойцы не считают его калекой, не считают, что он отвоевался. И год спустя он вернулся на передовую.

«Да, я потерял руки. — через много лет вспоминал Петров. — Но ведь главное — способность управлять боем и чувство собственного достоинства — я сохранил».

Он продолжил крушить врага, а в 1945 за удержание плацдарма на правом берегу Одера получил вторую медаль Золотая Звезда.

После войны дважды Герой Советского Союза Василий Петров прожил долгую и полноценную жизнь. В документальном фильме о нем очень точно подмечено: «Это человек легендарного мужества, и судьба оставила его, чтобы человечество удивлялось, на что оно способно!»

Источник: http://tainoe.info/vasiliy-petrov-voin-lishivshiysya-ruk.html

Петров Василий Степанович — единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук

Родился он на запорожской земле, в селе Дмитровка Приазовского района Запорожской области 93 года назад – 22 июня 1922 года. Когда началась Великая Отечественная, ему было 19. Год спустя о нем уже писали фронтовые газеты. А к концу войны в Красной Армии не было воинской части, где бы не знали имени Петрова. О нем уже ходили легенды.

Его судьба не имеет аналогов. Да, о нем можно было вполне написать вторую «Повесть о настоящем человеке». Но в отличие от легендарного летчика Маресьева, продолжавшего воевать с ампутированными ногами, артиллерист Петров бил врага, лишившись обеих рук.

Читайте также:  Как подобрать рулонные шторы на пластиковые окна

Без рук, с тяжелым ранением в ногу, он продолжал сражаться с удивительным мужеством и отвагой.

Великую Отечественную Василий закончил на Одере командиром полка с двумя звездами Героя Советского Союза на груди, в звании подполковника. И было ему тогда всего 23 года. В Красную Армию Петров призван в 1939 году Мелитопольским городским военкоматом Запорожской области. В 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище.

Служил в отдельном артиллерийском дивизионе (город Новгород-Волынский). Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Воевал на Южном, Воронежском и Первом Украинском фронтах. Ему довелось воевать в истребительно-противотанковых частях.

А это означало в открытую, практически все время на передовой в огненных дуэлях с бронированными машинами.

Фронтовикам хорошо известно, что это за кромешный ад. Не счесть потерь после каждой стрельбы прямой наводкой. Летом 1941 года в составе артполка пришлось участвовать в ожесточенных боях с немецкими войсками возле городов – Владимир-Волынский, Ковель, Луцк, Малин и Чернобыль.

С боями вырвался из окружения («Киевский котел»). Зимой-весной 1942 года – участник тяжелых боев под Харьковом, Старым Осколом, Лозовой. Проявив мужественную выдержку и находчивость, вывел свою батарею из «Харьковского котла» с минимальными потерями.

В 1943 году освобождал правобережную Украину.

Звание Героя Советского Союза заместителю истребительно-противотанкового артиллерийского полка ( Воронежский фронт) капитану Василию Петрову было присвоено 24 декабря 1943 года за умелое форсирование Днепра и проявленные при этом мужество и стойкость.

При форсировании Днепра Василий Степанович был тяжело ранен и, лишившись обеих рук, около года находился в госпиталях на излечении. Для офицера-фронтовика начались долгие месяцы госпитальной жизни, не менее героической, чем в строю. Трудно даже представить себе, сколько нужно было силы воли и мужества человеку с ампутированными руками, чтобы не пасть духом.

Правда, тогда Василий Степанович все же немного не выдержал — изменил себе биографию, и в его личном деле появилась запись: «Родился в Тамбове». Одно время он там лежал в госпитале. Офицеру не хотелось быть обузой своим родным, поэтому даже не сообщил в родную Дмитриевку о том, что он все-таки выжил. Решил, что лучше пусть близкие считают его без вести пропавшим.

Именно из–за этой записи бюст дважды Героя Советского Союза В.С. Петрову стоит не на его малой родине, а в городе Тамбове.

Приближалось время выписки из госпиталя, офицера мучила неотступно мысль: как жить дальше ему, безрукому калеке. Ему предлагали пост второго секретаря одного из московских райкомов партии. Отказался. Вскоре из полка пришла выписка из приказа о присвоении ему очередного воинского звания. Это его вдохновило: боевые друзья его калекой не считают.

А в письме однополчане писали, что ждут его возвращения. А когда ему было присвоено звание Героя Советского Союза, он вообще воспрянул духом – ведь у него знания, боевой опыт. И Василий Степанович пишет рапорт на имя Сталина с просьбой разрешить остаться в рядах Красной Армии. Его просьба была удовлетворена, и в декабре 1944 года В.С.

Петров вернулся в действующую армию, на должность командира гвардейского истребительно-противотанкового полка.

Второй медали «Золотая звезда» командир полка Петров удостоен 27 июня 1945 года за удержание плацдарма на Одере 19-20 апреля 1945 года, где был тяжело ранен в обе ноги. В порядке исключения, отметив заслуги отважного героя, Сталин после войны подписал приказ о зачислении гвардии подполковника В.С.

Петрова в ряды вооруженных сил СССР пожизненно. После войны Василий Степанович продолжал службу в Вооруженных Силах СССР. В 1954 году окончил Львовский государственный университет. Кандидат военных наук. Был заместителем начальника ракетных войск и артиллерии Прикарпатского военного округа.

После распада СССР продолжал службу в украинской армии. В марте 1994 года Указом Президента Украины генерал-полковник Петров был пожизненно оставлен на военной службе в Вооруженных Силах Украины. Занимал пост заместителя командующего ракетными войсками и артиллерией Главного командования Сухопутных войск Вооруженных сил Украины.

Занимался активно военной, научной и гражданской деятельностью.

Автор книги «Прошлое с нами» Василий Степанович оставался героем и после войны. Каждый прожитый им день – уже подвиг. Он постоянно боролся с непониманием окружающих. Ведь многие хотели видеть героя немощным инвалидом на отдыхе. А он продолжал служить.

И еще всячески старался доказать, что способен выполнять любые задачи, как все, а может, даже лучше. Вся его жизнь связана с Украиной – здесь он родился, учился, воевал, лишился обеих рук, служил, занимался научной деятельностью.

Здесь же, в Киеве, на Байковом кладбище, нашел он свой последний приют.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/petrov-vasilij-stepanovich-edinstvennyj-v-mire-oficer-voevavshij-bez-obeix-ruk.html

Как артиллерист Петров сражался без обеих рук

14 июля 2013, 17:15  •  2420 • Русское

Имя дважды Героя Советского Союза, генерал-полковника Василия Степановича Петрова в нашей стране известно, к сожалению, меньше, чем имя Алексея Петровича Маресьева. Летчик Маресьев лишился обеих ног, а артиллерист Петров сражался без обеих рук. Бог с ней, с известностью, но украинские власти ради своих целей выселили ветерана из квартиры на улицу.

Точная дата рождения Василия Степановича неизвестна. Вроде бы родился он 5 марта 1922 года, но Петров отмечал свой день рождения 22 июня. В любом случае первый день войны Василий Петров встретил 19-летним пареньком, выпускником Сумского артиллерийского училища. В двадцать лет Петров уже командовал батареей.

Первые страшные бои с непобедимой армадой вермахта он вел перед Старым Осколом и в Лозовой. Во время сражения на Северном Донце батарея Петрова пленила вражеский полк. До последнего снаряда держались его бойцы в Харькове. Под Воронежем дрогнули соседи-пехотинцы, но его артиллеристы не двинулись с места.

Под Старым Осколом командир батареи капитан Петров переправил орудия через реку на тросах, а сам по горящему мосту проскочил на машине.

Бывалые саперы удивлялись, как молодой командир лихо вышел из казалось бы безвыходной ситуации — переправил свои орудия на другой берег без моста. Потом вообще был «цирк», который в любую минуту мог стоить жизни молодому офицеру. Набрав в брезентовое ведро воды, он полил уже вспыхнувшие доски.

Остатки вылил на «газик». Свидетели происходящего понимали, что Петров хочет рискнуть проскочить на нем сквозь дым и пламя. Стоявший на берегу майор, бледный от всего пережитого, коротко сказал: «Отчаянная голова, но не безрассудная.

Видели, как он уверенно действовал? Расчет и храбрость — это уже высшая храбрость».

Железная воля и хладнокровный расчет позволили Петрову выделиться из тысяч других отважных и сметливых командиров Красной армии и это не осталось незамеченным командованием. Когда пришла пора форсировать Днепр, первым открыть дорогу приказали Василию Петрову.

Темной октябрьской ночью 1943 года от левого берега Днепра отчалили два парома. Первые два парома с артиллеристами и орудиями. Осветительные ракеты позволили гитлеровцам как на ладони увидеть происходящее и на головы советского десанта посыпались бомбы и засвистели пули. Оба парома ушли под воду.

Фашисты подумали, что с артиллеристами и пушками покончено. Они были недалеки от истины. От первого десанта осталось лишь пятеро. Но если бы враг знал, с кем ему придется столкнуться.

Маленький отряд Петрова, отразив четыре контратаки противника, сумел удержать небольшой плацдарм на правом берегу Днепра и выполнил задачу, поставленную перед численно большим подразделением.

На маленький отряд советских «спартанцев» противник бросил большое количество танков. Петров лично подбил четыре танка и уничтожил два шестиствольных миномета, заменив павших товарищей.

Пока Петров уничтожал самоходную пушку «Фердинанд», один из подбитых танков, развернув башню, изрыгнул снаряд, упавший перед его пушкой. После боя единственный уцелевший ординарец Павлов нашел командира среди убитых.

Очнулся Василий лишь в госпитале. Взрывом снаряда ему оторвало обе руки.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 декабря 1943 года за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость, капитану Петрову Василию Степановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3504). На момент представления капитана В. С. Петрова к званию Героя Советского Союза он уничтожил до 3 батальонов вражеской пехоты, 12 артиллерийских и минометных батарей, подбил 19 немецких танков.

У Василия Степановича были «золотые руки». Он умел починить автомобиль, пишущую машинку и часы. Офицер Петров отлично стрелял и решал на планшете артиллерийские задачи. Теперь обо всем этом приходилось забыть, но произнести слово «отвоевался» было не в его характере.

Из уважения к несгибаемой воле Василия Петрова медкомиссия позволила ему вернуться непросто в строй, а на фронт, в действующую армию. Кадровики, предлагавшие ему высокие должности в штабе, тоже сдались.

И в декабре 1944 года Василий Степанович вернулся в артиллерийский противотанковый полк, бойцы которого тепло и торжественно встретили своего «батю».

О подвигах командира 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка 11-й гвардейской истребительно-противотанковой артиллерийской бригаде 52-й армии, 1-го Украинского фронта гвардии майоре Василии Петрове ходили легенды.

Верили, и верить хотелось в героического майора-артиллериста, который бьет фрицев без обеих рук. И бьет их очень круто! Только скептики иногда указывали, мол, фамилия-то Петров… Все равно что сказать — сам народ сражается.

Безымянный народ: Ивановы, Петровы и Сидоровы.

Долгую жизнь прожил Василий Степанович Петров. Всякое в ней было. Не написали маститые советские литераторы о его подвиге книг. В начале 1960-х он едва не лишился партбилета, поскольку самолично не расписывался в ведомости об уплате членских взносов.

С этим издевательством кое-как разобрались, но осадок остался. Однако большей гнусности, чем сделали самостийные украинские власти — представить себе трудно.

Пока генерал находился в госпитале, киевские градоначальники распорядились выбросить вещи боевого офицера, чтобы устроить в его квартире музей бывшего премьер-министра Голды Меир.

«Стерва одноглазая», как пел Высоцкий, в молодости жила в этом доме и увековечивание ее памяти оказалось важнее даже не памяти, а еще живущего героя. 15 апреля 2003 года Петрова не стало. Деньги на памятник собрали его сыновья. Честное слово, ничего хорошего не ожидает страну, которая так наплевательски относится к тем, кто ее защищал.

Подпишитесь на нас

Источник: http://allpravda.info/content/2860.html

Василий Петров: воин, лишившийся рук

Он прошел всю Великую Отечественную, ошеломляя храбростью и сослуживцев, и врагов. Он не сдался, даже оставшись без рук… В день ракетных войск и артиллерии мы решили рассказать о «человеке легендарного мужества», дважды Герое Советского Союза Василии Петрове.

Василия Петрова жизнь испытывала на прочность, казалось, с самого детства. Он родился в 1922 году, когда страна пыталась встать на ноги после гражданской войны. Его мать умерла в 1925, а спустя несколько лет за участие в гражданской войне на стороне белогвардейцев репрессировали отца. В 1933 году от голода умер брат Василия, а сам он чудом остался жив.

Несмотря на пережитые трудности, Петров окончил школу и поступил в артиллерийское училище.

В кровавых мясорубках под Ковелем и Луцком, Старым Осколом и Воронежем, в Харькове и в Лозовой мужество и решимость двадцатилетнего офицера-артиллериста закалялись, как сталь. Он был требователен, но от своих бойцов ждал не больше, чем делал сам.

К 1943 году капитан Василий Петров был заместителем командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка 40-й армии Воронежского фронта.

В сентябре в районе села Чеберяки капитан быстро организовал переправу трех батарей через реку Сула. Без потерь, несмотря на мощную бомбежку немецкой авиации и шквальный огонь. Закрепившись на правом берегу, бойцы Петрова отразили несколько вражеских контратак, оставив на месте боя кладбище подбитых танков и исковерканных орудий.

Переправа 76-мм артиллерийского орудия ЗИС-3

Шли тяжелые бои под Киевом. 23 сентября 1943 года отряд под руководством Василия Петрова форсировал Днепр в районе деревни Щученка. Высокую цену заплатили за эту переправу.

Ночью с левого берега реки выдвинулись два парома с артиллеристами и пушками. Не успели бойцы добраться до середины Днепра, как небо осветили вражеские ракеты — паромы стали видны как на ладони.

Нацисты открыли мощный прицельный огонь по десанту.

Форсирование Днепра, 1943 год

В темноте, под громом вражеских орудий они развернули батарею. Огонь не смолкал, гитлеровцы предприняли контратаку… Все кругом полыхало, но артиллеристы стояли намертво. С левого берега прибыло подкрепление. А немцы все бросали на позицию бойцов танки и пехоту.

Советские артиллеристы ведут огонь из 76-мм пушки УСВОн пробыл в госпитале почти год. За героическую переправу капитану Петрову присвоили звание Героя Советского Союза. Но даже эта новость не спасла артиллериста от депрессии. В те тяжелые дни единственным утешением были письма сослуживцев. Петров был счастлив, что бойцы не считают его калекой, не считают, что он отвоевался. И год спустя он вернулся на передовую.

Он продолжил крушить врага, а в 1945 за удержание плацдарма на правом берегу Одера получил вторую медаль Золотая Звезда.

После войны дважды Герой Советского Союза Василий Петров прожил долгую и полноценную жизнь. В документальном фильме о нем очень точно подмечено: «Это человек легендарного мужества, и судьба оставила его, чтобы человечество удивлялось, на что оно способно!»

Источник: https://defendingrussia.ru/a/vasilij_petrov_voin_lishivshijsja_ruk-1090/

Василий Петров — единственный в мире офицер, воевавший без рук

Указал mikle1

Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Василий Степанович Петров — единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук

Отмечая в 2002 году свой 80-летний юбилей (родился 22 июня), он рассказал о себе и о людях. В том числе о Сталине и Хрущеве.


Бронзовый бюст героя в России, г.Тамбов. Скульптор Л.Е.Кербель, арх.И.А.Француз,1953г.

Человек поистине уникальный. Единственный, кого дважды решением главы государства, оставляли пожизненно в Вооруженных Силах. Первым было решение Сталина, вторым — президента Украины Кравчука (март 1994 г.). ©Василий петров: «лишь 40 лет спустя я узнал о решении Сталина оставить меня пожизненно в армии… »В годы войны об этом мужественном человеке слагали легенды. Потеряв в двадцать один год обе руки (незадолго до этого гвардии капитан Петров был удостоен звания Герой Советского Союза), Василий Степанович после длительного курса лечения вернулся на фронт и был назначен на должность командира истребительно-противотанкового артполка.Правда, в послевоенные годы о боевом офицере незаслуженно забыли, и кандидат военных наук, дважды Герой Советского Союза полковник Петров в течение четырнадцати(!) лет вынужден был довольствоваться скромной должностью заместителя командира отдельного истребительного противотанкового полка, дислоцировавшегося в Турке — небольшом городке на Львовщине. Когда же один из его сослуживцев на приеме у члена Военного Совета Прикарпатского военного округа генерал-полковника Лукашина поставил вопрос о назначении Петрова на более высокую должность, тот воскликнул:- Что?! Назначить Петрова командиром полка?.. Так ведь он без рук! А значит, даже рапорт у подчиненного, как положено, не сможет принять… Нет-нет, этот вопрос будем считать закрытым.Но пройдет не так много времени, и генерал-майора Петрова назначат на должность заместителя командующего артиллерией Прикарпатского военного округа. А после развала Союза и обретения Украиной независимости дважды Герой Советского Союза Василий Петров, согласно Президентскому Указу от 11 марта 1994 года, будет оставлен на военной службе в Вооруженных Силах Украины пожизненно.

«В годы гражданской войны мой отец служил в белой гвардии»

— В первые дни войны наступление немцев было столь стремительным, что многие из военнослужащих альтернативы плену не видели, — вспоминает Василий Степанович Петров. — От безысходности, в минуты отчаяния они, ничуть не стесняясь, говорили: «Товарищ лейтенант, сопротивление немцам бесполезно. У нас один выход — плен». И, чтобы склонить меня на свою сторону, напоминали о трагической судьбе моего младшего брата Степана, об отце, который несколько лет провел на строительстве Беломорканала. Где-то в глубине души я понимал их: у измотанных донельзя и заглянувших смерти в глаза людей срабатывал инстинкт самосохранения. Обычно в такие минуты привычные условности во взаимоотношениях между людьми исчезают: человек говорит то, что думает (как бы противно и мерзко это не выглядело со стороны).- Василий Степанович, а как ваш отец попал на Беломорканал?- Во время гражданской войны его мобилизовали в белогвардейские части. Однажды, будучи начальником конвоя, он отвел шашку, занесенную его сослуживцем над головой пленного красноармейца, тем самым сохранив ему жизнь. А спустя почти десятилетие тот «отблагодарил»: случайно встретив его на улице и, узнав своего спасителя, донес на него в соответствующие органы. Отца арестовали…Так супруга отца Александра Филипповна (мама умерла, когда мне было три года) осталась с пятью детьми на руках. Прокормить всех ей было трудно, и она, забрав своего ребенка, перебралась в рыбацкое село Троицкое Приазовского района Запорожской области, бросив остальных ребятишек на произвол судьбы. Двух старших сестер взяли на воспитание родственники первой жены отца, ну а мы с братом (восьмилетний Степан был тремя годами моложе меня) остались вдвоем. Какое-то время за нами присматривала тетка Матрена, наша соседка. Но однажды она пришла к нам и сказала: «Мальчики, вам в одиночку тут не выжить. Отправляйтесь, пока не поздно, в Троицкое, к матери».- И вы отважились на переход?- Да. Тем более что расстояние до Троицкого было не таким уж большим — километров восемь-девять. Но мы заблудились, пошли совсем в другую сторону. Блуждали несколько дней, прошли сотни километров и вышли… к западной окраине Бердянска. Меня, совсем обессилившего, почти без сознания, подобрали тамошние рыбаки и сдали в детский детдом. Брата спасти не удалось: он так и остался лежать на берегу моря, присыпанный песком…Из детдома я сбежал и добрался до села. Сбитые в кровь ноги меня больше не слушались и, чтобы не упасть, я стоял у ворот, ухватившись за них руками. По пояс голый, с растрепанными и сбившимися в колтун волосами, грязный и худой — вот таким я предстал перед мачехой. Увидев меня, она и еще несколько женщин бросились бежать. По дороге им повстречался какой-то старик. «Дедушка, там какое-то привидение!» — кричали они, указывая на меня. Но старик тоже оказался не из смелых. Он еще долго не решался подойти ко мне ближе — то ли боялся заразиться дизентерией, то ли я действительно так ужасно выглядел. Лишь потом, признав в «привидении» приемного сына, Александра Филипповна вместе с другими женщинами отнесла меня к морю. Женщины меня хорошенько отмыли…- А с отцом вы больше так и не встретились?- Нет, почему же. В 34-м его досрочно освободили и он вернулся домой. Уже после войны я приезжал к нему и Александре Филипповне на побывку. Мы подолгу беседовали с отцом. Он слушал меня и… плакал.

«Меня нашли среди тел, штабелями уложенных возле руин разрушенного дома»

— Василий Степанович, а ведь вы, как и ваш отец, спасли жизнь человеку, стрелявшему в вас…- Да, это случилось в Германии, за несколько дней до того, как наши водрузили знамя Победы над Рейхстагом. Я был ранен, от сильной потери крови терял сознание, но приказ — оцепить район и задержать стрелявшего — отдать успел. Когда у пленных спросили, кто стрелял, из строя вышел унтер-офицер. Его звали (до сих пор помню) Пауль Имлер. Все мои подчиненные сходились во мнении, что пощады и прощения ему быть не может.Последнее слово оставалось за мной. (К тому времени майор Петров уже командовал 248-м гвардейским истребительно-противотанковым Львовским артиллерийским полком. — Авт. ) Я подозвал майора Алексеева и сказал: «Никаких расстрелов! Приказываю вам сейчас же посадить этого человека в бронетранспортер, вывезти за линию соприкосновения войск и отпустить с миром».- Чем вы тогда мотивировали свое решение?- Исход войны был уже предрешен, и смерть этого парня уже ничего не меняла. По красно-белой ленточке на его френче между второй и третьей пуговицами можно было сделать вывод, что на войне он не первый год. Такие нашивки вручали всем солдатам Вермахта, принимавшим участие в зимней кампании 41-го. Лежа на носилках, я смотрел на этого парня и думал: «Этот человек прошел всю войну. И сейчас, когда до ее окончания остаются считанные дни, он должен погибнуть?.. Несправедливо!»Я ведь сам чуть не погиб в 1943-м на Букринском плацдарме. Преодолев расстояние в три километра, меня, тяжелораненого, товарищи доставили в Ковалин, где тогда находился наш медсанбат. Но он был переполнен ранеными, и меня, как безнадежного, оперировать не стали…Умерших от ран было очень много. Похоронная команда, не успевая предавать тела земле, укладывала их штабелями возле руин разрушенных домов, в сараях… В один из таких сараев положили и меня.Когда командиру бригады доложили, что Петров отправлен в морг, полковник Купин приказал капитану Запольскому и майору интендантской службы Галушко немедленно отбыть в Ковалин, найти мое тело и доставить его в село Старое для похорон. На поиски ушли почти сутки, но приказ командира они так и не выполнили. Возвратившись на плацдарм, Галушко с Запольским доложили комбригу, что капитан Петров… уже похоронен. Но Купин отказывался верить в это. Он приказал офицерам вернуться в Ковалин и возобновить поиски моего тела.В общем, среди умерших им в конце концов удалось отыскать меня. Обнаружив, что я жив, Галушко с Запольским вновь перенесли меня в санбат и, приставив пистолет к голове хирурга, потребовали сделать все, чтобы спасти мне жизнь. На размышление дали одну минуту. И тот рискнул сделать операцию, хотя честно предупредил моих товарищей: шанс выжить у раненого минимальный. Операция, однако, прошла успешно. А спустя несколько недель, где-то в конце ноября — начале декабря 43-го, на самолете У-2 меня доставили в Московский институт ортопедии и протезирования.

«Чтобы заглушить после ампутации рук душевные страдания, я выкуривал до ста папирос в день»

— Первые полтора месяца, проведенные в московском госпитале, были ужасными, — продолжает Василий Степанович. — Когда сознание возвращалось ко мне, я испытывал нестерпимую боль во всем теле и начинал кричать до тех пор, пока силы не покидали меня. А затем все повторялось снова. Позже, когда боли поутихли и я осознал весь трагизм своего положения, мне казалось, что жизнь потеряла всякий смысл. Чтобы заглушить душевные страдания, я много курил, иногда до ста папирос в день. «Что произошло? Почему судьба так жестока ко мне?» — спрашивал я себя и не находил ответа.В те дни я находился в такой глубокой депрессии, что не хотел не только никого видеть рядом, но и жить. Я вновь и вновь, до мельчайших подробностей, прокручивал в памяти тот день, когда произошла трагедия. «Конечно, — размышлял я, — можно было спрятаться, отсидеться. Но что подумали бы обо мне те, кто всегда видел во мне отважного воина, кто писал мне в госпиталь ободряющие письма? Да, я потерял руки. Но ведь главное — способность управлять боем и чувство собственного достоинства — я сохранил». Наверное, тогда я впервые осознал, что с мыслью о самоубийстве распрощался навсегда…- Вы могли остаться в тылу?- Конечно. Мне предлагали должность второго секретаря одного из райкомов партии в Москве. Но весной 44-го я вернулся на фронт, в свою часть.- Увидевшему ваш почерк и в голову не придет, что принадлежит он человеку без обеих рук. Скажите, сколько времени ушло у вас на то, чтобы заново научиться писать?- В госпиталь мне приходило огромное количество писем. Ответить на все было просто физически невозможно. И все же я старался по возможности писать ответы, надиктовывая их своему адъютанту Павлову. А позже мне захотелось вести переписку самостоятельно. Сперва научился писать свою фамилию, затем — воинское звание. И по прошествии трех-четырех месяцев неустанных тренировок я уже мог похвастаться первыми результатами. Дальше — больше. Кстати, и мемуары, и диссертацию я писал сам. А это сотни, тысячи страниц рукописного текста…- А как называлась тема вашей диссертации?- «Князь Бисмарк и возникновение германской империи 1860—1871 годов». Любопытный эпизод произошел в ходе защиты работы. Слушая мой доклад, председатель комиссии вдруг спросила: «Василий Степанович, а не кажется ли вам, что вы поете дифирамбы капиталистическому укладу жизни?» На что я ответил: «Я не пою никаких дифирамбов, а лишь констатирую величие человеческого духа и превосходство образцового порядка над хаосом». После этих слов зал взорвался аплодисментами.- Это правда, что решение пожизненно оставить вас в Вооруженных Силах СССР принимал лично Сталин?- Об этом решении я узнал лишь в 1982 году от своего однофамильца, главкома Сухопутных войск маршала Петрова. Несмотря не то что мы с ним дружили, только когда мне исполнилось шестьдесят, Иван Васильевич признался о существовании стенограммы телефонного разговора, состоявшегося между Верховным Главнокомандующим и маршалом Василевским. Вот тогда, по его словам, Сталиным и было принято решение оставить меня в Вооруженных Силах пожизненно. Но, повторяю, от меня этот факт тщательно скрывали на протяжении десятилетий.- Но почему?- Я тоже как-то задал этот вопрос Корягину, начальнику сектора в административном отделе ЦК КПСС. Он ответил весьма витиевато: мол, говорить об этом ранее было нецелесообразно, поскольку «ваше поведение могло выйти за рамки должной скромности». Вот, оказывается, какая проблема волновала товарищей из ЦК.

Читайте также:  Как правильно выбрать минеральную вату для утепления

«В ведомости об уплате партийных взносов я не возражал, чтобы за меня расписывался адъютант»

Источник: https://yarodom.livejournal.com/790481.html

Василий Степанович Петров: офицер, воевавший без рук

Практически все в России знают о подвиге легендарного Алексея Петровича Маресьева.

Этот военный летчик, лишившийся обеих ног, сумел, несмотря на тяжелое ранение и инвалидность, не просто вернуться в действующую армию, но и продолжить летать, сбив уже после ранения 7 немецких самолетов.

И таких примеров личного мужества в нашей стране найдется достаточно, правда, помнят о них в основном лишь любители истории. От этого их подвиг и самоотверженность не становятся менее значимыми.

Одним из таких офицеров с большой буквы был Василий Степанович Петров, который в годы Великой Отечественной войны лишился обеих рук, но не оставил армейской службы, продолжая принимать участие в боях. Возможно, он был единственным в истории офицером, который воевал без обеих рук.

В годы Великой Отечественной войны Василий Степанович, командуя артиллерийскими частями, проявил воинскую храбрость и мужество. Он прошел всю войну с первого до последнего ее дня. В боях с немецко-фашистскими захватчиками он был трижды ранен, лишился обеих рук.

После длительного лечения он вернулся в полк и оставался в строю до конца войны. Родина по достоинству оценила заслуги своего славного сына. Он дважды был удостоен высокого звания Героя Советского Союза (24 декабря 1943 и 27 июня 1945 гг.

), а также был награжден многочисленными орденами и медалями.

Петров Василий Степанович родился 5 марта (по другим данным 22 июня) 1922 года в небольшом селе Дмитриевка, расположенном сегодня в Приазовском районе Запорожской области, по национальности русский. Детство будущего офицера трудно было назвать безоблачным, оно было трудным и во многом трагичным.

Уже в возрасте трех лет он лишился матери, а в 1930-е годы за участие в гражданской войне на стороне белых был репрессирован его отец, в 1933 году во время голода на Украине умер его родной брат, сам он чудом остался жив.

В 1939 году после окончания Нововасильевской средней школы он поступил в Сумское артиллерийское училище, которое окончил в 1941 году.

Молодой, только что выпустившийся из училища офицер-артиллерист прибыл в свою часть накануне Великой Отечественной войны, в середине июня 1941 года.

22 июня 1941 года будущий генерал, а пока лейтенант, заместитель командира 3-й батареи 152-мм гаубиц 92-го отдельного артиллерийского дивизиона, встретил в городе Владимир-Волынский. Данный дивизион входил в состав Владимир-Волынского укрепрайона.

Вместе с 85-м отдельным артдивизионом он должен был обеспечивать артиллерийскую поддержку узлов обороны юго-западного фаса УРа, а также прикрытие его полевого заполнения, которое обеспечивала 87-я стрелковая дивизия.

Весь первый день войны 3-я батарея своим огнем поддерживала обороняющиеся советские части, а к концу дня, по воспоминаниям Василия Петрова, была атакована немецкими танками. Артиллеристы смогли отбить эту атаку, уничтожив два танка.

При этом в боях 22 июня дивизион понес потери в людях и материальной части, немцы захватили его склады и к ночи артиллеристы остались без снарядов.

Части дивизиона оказались в окружении, в этих условиях было принято решение уничтожить оставшиеся тягачи и орудия и выходить к своим в пешем порядке.

Так началась Великая Отечественная война для будущего дважды Героя Советского Союза Василия Петрова. Тем трагичным летом он принимал непосредственное участие в боях с захватчиками возле Владимира-Волынского, Ковеля, Луцка, Малина и Чернобыля. С боями вырывался из окружения под Киевом, что удалось далеко не всем участникам того сражения.

В том же 1941 году он был назначен в ИПТАП — истребительный противотанковый артиллерийский полк. Именно противотанкисты первыми встречали врага, находясь на передовой, они вели огневые дуэли с бронированными машинами противника.

Фронтовики знают, что это был кромешный ад, редко когда стрельба по танкам противника прямой наводкой заканчивалась без потерь в батареях.

Петров Василий Степанович воевал на Южном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах. Зимой-весной 1942 года он был участником тяжелых боев под Харьковом, Старым Осколом, Лозовой.

Проявив мужество, находчивость и выдержку он сумел вывести свою батарею (личный состав вместе с тяжелой техникой) из Харьковского котла с минимальными потерями. При этом Петров служил в ИПТАП и в 1942, и в 1943 годах.

О комбате Василии Петрове заговорили после вошедшей во фронтовые легенды переправе через подожженный и разбитый немецкими бомбардировщиками мост через реку Дон. После этой переправы батарея сумела быстро развернуться и отразить атаку на переправу немецких танков.

14 сентября 1943 года капитан Василий Петров повторил этот бой, но река была уже другая. На тот момент он был уже заместителем командира 1850-го ИПТАП, который входил в состав 32-й отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады 40-й армии Воронежского фронта.

Он отличился в боях на Левобережной Украине, при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.

14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки (сегодня это Роменский район Сумской области) капитан Петров под сильной бомбежкой с воздуха и артогнем противника быстро и без потерь сумел организовать переправу трех батарей через реку Сула.

Через два часа после переправы батареи подверглись контратаке, на них наступали 13 танков и до батальона пехоты. Быстро оценив обстановку, Василий Петров подпустил противника на 500-600 метров, после чего открыл огонь из всех орудий. В результате артиллеристы подбили 7 немецких танков и уничтожили до двух рот пехоты, атака гитлеровцев захлебнулась.

Но в это время до 150 немцев вышли в тыл артиллеристам и открыли сильный огонь из автоматического оружия, стремясь окружить батареи и взять их личный состав в плен. Капитан Петров не растерялся и развернул в сторону пехоты противника 6 орудий, открыв по ним губительный огонь картечью.

Одновременно с этим он собрал солдат взводов управления и всех свободных от орудий людей и лично повел их в атаку на противника. После двухчасового боя он сумел отразить и эту атаку немцев, уничтожив до 90 солдат и офицеров противника, еще 7 немцев удалось взять в плен, остальные разбежались.

При этом капитан Василий Петров получил ранение в плечо, но остался в строю.

23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами полка первым в бригаде за одну ночь быстро и умело форсировал Днепр, переправив через реку материальную часть, личный состав и боеприпасы. Его батареи заняли боевой порядок и прочно удерживали плацдарм, отражая атаки противника. Именно орудия Петрова стали первой артиллерией Букринского плацдарма.

1 октября 1943 года при очередной танковой атаке немцев Василий Петров находился в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, он лично руководил их огнем. Под его непосредственным руководством артиллеристы подбили 4 танка и уничтожили 2 шестиствольных миномета гитлеровцев.

Когда в 3-м расчете 1-й батареи немцы своим огнем вывели из строя весь личный состав, Петров вместе со своим ординарцем сам стал к орудию.

Вдвоем они продолжали вести огонь по противнику, смогли подбить самоходную установку, они сражались до того момента, пока прямым попаданием снаряда орудие не было выведено из строя, а сам Петров тяжело ранен в обе руки.

Благодаря мужеству и отваге капитана Петрова, который сумел личным примером воодушевить бойцов и командиров полка, за тот день артиллеристы отразили 4 контратаки немцев на плацдарм.

При этом тяжелое ранение едва не стоило ему жизни и сделало инвалидом. Тяжелораненого капитана его товарищи доставили в Ковалин, где располагался медсанбат. На тот момент он был переполнен ранеными и его как безнадежного не стали оперировать.

По воспоминаниям самого героя, погибших было очень много, похоронная команда не успевала предавать тела земле и их просто сносили к стенам разрушенных домов и в сараи. В один из таких сараев отнесли и Петрова, где он пролежал почти сутки.

Нашли его, благодаря поискам, которые были организованы командиром бригады. Офицеры отправились на поиски, так как хотели похоронить своего офицера и товарища, но в итоге обнаружили того живым среди мертвых и под дулом пистолета заставили хирурга делать операцию.

Тот сразу предупредил их, что шанс выжить будет минимальным, однако операция оказалась успешной. Спустя несколько недель в конце ноября — начале декабря 1943 года самолетом У-2 Василия Петрова доставили в Московский институт ортопедии и протезирования.

А 24 декабря 1943 года указом Президиума Верховного Совета СССР капитану Петрову Василию Степановичу за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость было присвоено звание Героя Советского Союза.

Время в госпитале было очень тяжелым. Сначала Василий Степанович страдал от сильнейших болей. Для того, чтобы заглушить боль и душевные страдания, он много курил, выкуривая иногда до 100 папирос в день.

Позднее, когда боли от ран поутихли, к нему пришло осознание трагизма своего положения, тогда он думал, что жизнь навсегда потеряла свой смысл: на что мог сгодиться офицер, лишившийся обеих рук? Но храбрый и мужественный человек, а Василий Степанович, безусловно, был таковым, сумел преодолеть все испытания и невзгоды, которые выпали на его долю. В конце концов, он пришел к мысли о том, что руки он потерял, но главное — способность управлять боем и чувство собственного достоинства сумел сохранить. Ему советовали остаться в тылу, предлагали должность второго секретаря одного из райкомов в Москве, но он не соглашался и весной 1944 года вернулся на фронт, в свою часть. Его не смогли задержать ни врачебная комиссия, ни кадровики. В полку своего командира встретили торжественно и тепло, как самого дорогого человека.

Уже в 1945 году, когда советские войска шагали по немецкой земле, о безруком майоре-артиллеристе Герое Советского Союза на фронте ходили легенды.

Говорили, что он был сказочно храбр, а противотанковые батареи, которыми он командовал, уничтожили огромное количество танков, оставляя после себя буквально кладбища из уничтоженной немецкой техники.

При этом не все тогда верили, что легендарный майор существовал в действительности, однако жизнь порой оказывается удивительнее любых мифов и легенд.

Более того, в 1945 году майор Василий Степанович Петров стал дважды Героем Советского Союза. К тому моменту его часть уже стала гвардейской.

Командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая бригада, 52-й армии, 1-го Украинского фронта) гвардии майор Василий Петров отличился в боях на Одерском плацдарме.

9 марта 1945 года крупные силы немцев контратаковали в районе Поль-Грос-Нойкирх, их задачей было сбросить советские части с плацдарма на западном берегу реки Одер.

В бою гвардии майор Петров мужественно и умело руководил действиями полка, лично присутствуя в боевых порядках батарей под очень сильным пулеметным и артиллерийско-минометным огнем противника, неоднократно рискуя своей жизнью. В течение боя, который продолжался около двух часов, артиллеристы смогли отбить 5 немецких атак, не допустив его к переправам. В бою полк уничтожил 9 танков и около 180 солдат и офицеров противника.

15 марта 1945 года в бою по прорыву немецкой обороны на западном берегу реки Одер Василий Петров снова проявил непреклонное мужество и высокий уровень оперативного руководства вверенным ему полком. Под его непосредственным руководством артиллеристы уничтожили 4 артиллерийских орудия, 13 огневых точек и до 120 гитлеровцев.

19 апреля 1945 года в ожесточенных боях с немцами в районе Ниски гвардии майор Василий Петров снова проявил себя геройски.

Немцы, сосредоточив крупные силы танков и пехоты, предприняли ряд ощутимых атак в направлении шоссе Ротенбург — Ниски, стараясь перерезать дорогу, по которой советские части наступали на Дрезден.

С целью занятия более выгодного рубежа противотанковой обороны Петров повел в атаку две штурмовых батареи на населенный пункт, занятый немцами.

Благодаря умелому и эффективному сочетанию огня орудий прямой наводкой с автоматно-пулеметным огнем орудийных расчетов, а также исключительной храбрости командира полка, удалось отбить у гитлеровцев населенный пункт Эдерниц-Вильгельминенталь, что позволило основным силам полка закрепиться на выгодном рубеже обороны. Позднее немцы несколько раз переходили в контратаки, но полк, которым руководил Василий Степанович, их успешно отразил, уничтожив 8 танков и до 200 человек пехоты.

20 апреля 1945 года на боевые порядки полка наступало 16 танков и до батальона пехоты немцев. Лично руководя боем батарей, Василий Петров сумел отразить атаку противника, сорвав его замысел — перерезать шоссе на Дрезден. В этом бою полк сумел уничтожить еще 4 немецких танка.

Свой последний бой Великой Отечественной гвардии майор Петров провел 27 апреля 1945 года. В напряженный момент боя он лично поднял в атаку 1-й батальон 78-го стрелкового полка. В этом бою он вновь был тяжело ранен, на этот раз в обе ноги.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года гвардии майор Петров Василий Степанович за исключительные мужество и героизм, проявленные в боях, был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

После завершения Великой Отечественной войны в порядке исключения, отмечая высокие заслуги отважного офицера, Сталин подписал приказ о зачислении гвардии подполковника Василия Перова в ряды ВС СССР пожизненно. После войны Василий Степанович продолжил свою военную службу.

В 1954 году успешно окончил исторический факультет Львовского государственного университета им. Ивана Франко. В университете он учился заочно. Позднее он успешно защитил кандидатскую диссертацию: «Князь Бисмарк и возникновение Германской империи 1860-1871 годов».

Следует отметить, что служба в мирное время и подъем по карьерной лестнице стоили ему больших трудов. И диссертацию, а позднее и мемуары он, безрукий инвалид, писал лично.

Для этого он ежедневно трудился по 14-16 часов, свои записи вел карандашом, зажатым между зубами, позднее научился писать пальцами ног.

В 1963 году Василий Петров, который служил тогда в небольшом городке Нестеров (Львовская область) на скромной должности заместителя командира 35-й бригады оперативно-тактических ракет, получил очередное воинское звание генерал-майора.

Следующей ступенью его карьеры стала должность заместителя командующего артиллерией и ракетными войсками Прикарпатского военного округа. В 1977 году он стал генерал-лейтенантом артиллерии.

После распада Советского Союза и образования независимой Украины Василий Степанович, согласно Указу Президента Украины от 11 марта 1994 года, был оставлен на военной службе в Вооруженных силах Украины пожизненно. В 1999 году ему было присвоено звание генерал-полковника артиллерии ВС Украины.

Последние годы своей жизни он занимал пост заместителя командующего Ракетными войсками и артиллерией Главного командования Сухопутных войск ВС Украины. В эти годы он занимался активной научной, гражданской и военной деятельностью.

Прославленный ветеран, герой Великой Отечественной войны ушел из жизни 15 апреля 2003 года в возрасте 81 года. Был похоронен в Киеве на Байковом кладбище. Здесь же установлен памятник герою, деньги на который собрали его сыновья, которые также связали свою жизнь с армейской службой.
 

Источник: http://svgbdvr.ru/voina/vasilii-stepanovich-petrov-ofitser-voevavshii-bez-ruk

Жизнь давалась генералу петрову, лишившемуся на фронте обеих рук, настолько тяжело, что в редкие..

40 дней назад умер дважды Герой Советского Союза Василий Петров

26 апреля 1945 года наши солдаты уже не хотели рисковать — залегли под огнем противника и не могли подняться в атаку.

Командир артполка майор Петров вышел на передний край, сбросил плащ-палатку, которой прикрывал отсутствие обеих рук, и со словами «Пехота, за мной!» в полный рост пошел на высоту.

Увидев впереди безрукого офицера, не кланявшегося пулям, солдаты поднялись в атаку… За этот героический поступок Василий Петров был вторично удостоен звания Героя Советского Союза.

С этого эпизода начал свой рассказ корреспонденту «ФАКТОВ» о генерал-полковнике Василии Петрове народный художник Украины Валентин Зноба.

«Василий Степанович любил сгущенку и мог залпом выпить целую баночку»

— Во время той атаки Василия Петрова буквально прошили пулями, — рассказывает Валентин Зноба. — К тому же у него была какая-то редкая группа крови. Одним словом, снова Василия Степановича еле-еле спасли.

Ведь и на Букрине Петров, оглушенный взрывом снаряда, оказался среди убитых. Просто каким-то чудом услышали его бьющееся сердце, и истекающего кровью офицера доставили в медсанбат.

Хирург оперировать тяжелораненого отказался: «Должен спасать тех, кого еще можно спасти!» Доставивший Петрова капитан Галушко тут же выхватил пистолет: «Вы не представляете, какой это человек!» Под дулом пистолета военный хирург провел многочасовую операцию, в результате которой пациент лишился обеих рук.

Я разыскал однополчан Петрова — Галушко, генерал-майора Чапаева, сына знаменитого Василия Ивановича, командира дивизии генерала Купина. Все вместе они помогали мне в работе над Букринским мемориалом.

Василий Степанович консультировал меня, собирал фотографии, позировал. На одном из горельефов в Букрине я запечатлел офицера Петрова того времени, в атаке.

Вторая моя работа — портрет Василия Степановича — находится в Национальном музее украинского искусства.

Василий Степанович любил приезжать ко мне в мастерскую, мы часто ездили на Букринский плацдарм, где ему был знаком каждый окоп. Как-то мы решили подкрепиться, и по просьбе генерала адъютант достал две баночки сгущенки. Свою Петров выпил залпом, считая это полезным делом, а я смог сделать всего несколько глотков.

Конечно, во время наших поездок на Букрин звучала военная тема. Создавалось впечатление, что генерал все еще на передовой и война для него не закончилась.

По команде генерала рядом с его дачей в Пуще-Водице расчистили лес, а из срубленных деревьев по всем правилам соорудили накаты — фронтовые землянки.

Помните, «землянка наша в три наката, сосна сгоревшая над ней… »? Здесь и жили его адъютанты — у Василия Степановича во всем был военный режим и порядок. Адъютантов распекал за каждую мелочь: не туда пошел, не так машину развернул.

Но когда мальчишки, отслужив, уходили, он выбивал для них квартиры, помогал материально. Люди, которым было нелегко работать с Василием Степановичем, на его похоронах рыдали…

«Младшего сына Иванко, не особого крепыша, генерал заставлял подтягиваться до изнеможения»

— Под внешней суровостью генерала скрывалась добрая душа, — вспоминает Валентин Иванович. — Он держал себя так, чтобы не вызывать жалость. Разговаривал всегда командным тоном, не терпящим возражений.

Если я ему звонил (последний раз поздравлял его 23 февраля с Днем защитников Отечества), он сразу же перехватывал инициативу: «Как себя чувствуете? Обязательно делайте такие-то дыхательные упражнения!» Получалось даже, что не я его поддерживал, а он меня.

Таким же образом дисциплинировал коллег — надо работать над собой, заниматься спортом, отжиматься. Потому что считал: офицер должен показывать пример, быть подтянутым, а значит, без живота. Своего младшего сына Иванко, ровесника моего сына, заставлял до изнеможения подтягиваться на турнике. «Ты должен!» — и весь разговор. Хотя Иванко особым крепышом не был.

У Василия Петрова было моральное право требовательно относиться к другим. Когда ему прострелили коленную чашечку, сустав перестал сгибаться. Чтобы нога работала, нужно было заменить сустав на металлический.

В Кремлевской больнице генерала уже готовили к операции, запретив двигаться. Но вопреки требованиям врачей больной самостоятельно сползал с кровати на пол и начинал приседать, теряя сознание от боли.

Кроме этого, уговорил медсестру молчать и массировать ему колено.

До операции Василий Степанович довел количество приседаний до сорока — с не работавшим ранее коленом! И обошелся без хирургического вмешательства. Врачи долго не могли поверить, что человек в состоянии разработать затвердевший сустав, преодолевая нечеловеческую боль.

«Нельзя пользоваться лифтом!» — считал Василий Петров, всегда поднимавшийся только пешком. Чтобы разрабатывать раненую ногу, ходил пешком из Пущи-Водицы до Киева (машина следовала за генералом). По пути запоминал номера грузовиков, следовавших порожняком. Если выяснял, что это были левые ходки, ставил водителей на место — Василий Степанович болезненно воспринимал любой беспорядок.

Жизнь давалась герою настолько тяжело, что в редкие минуты слабости он говорил: «Мне легче сигануть с шестого этажа, чем жить!» Но воля у Василия Петрова была колоссальная. Он никогда ни на что не жаловался — не такой это был человек. Кажется, одного легкого у генерала совсем не было, а второе — еле дышало. Врачи говорили: «Непонятно, на чем он держится… » Думаю, на силе духа!

Дома генерал ногой включал магнитофон и под маршевую музыку целый час делал зарядку.

Чтобы компенсировать потерю кровообращения из-за ампутации рук, до седьмого пота катался клубком по полу, бился грудью о стену… Как-то, играя с нами в футбол, не удержал равновесия и до крови поранился при падении. Скомандовал: «Не обращайте внимания!» — он был счастлив от того, что как физически полноценный человек играл в футбол.

«В гостях легендарный генерал просил, чтобы сначала накормили его солдат»

— Василий Степанович показывал мне домашнее устройство, — продолжает Валентин Зноба, — которое он придумал для снятия брюк — набор крючков, прикрепленных к стене на уровне пояса.

«Оно спасло мне жизнь!» — говорил генерал. Естественно, он очень переживал, что многое не может делать сам.

Например, телефонную трубку держал ординарец, но со временем генерал приспособился при разговоре прижимать ее протезом.

Даже приноровился писать мемуары.

Хотя при содействии Валентины Шевченко, в то время еще заместителя председателя Президиума Верховного Совета УССР, дважды Герою прислали из Японии диктофон, а врачи писать строго-настрого запретили (правый протез сильно натирал плечо). Когда Василий Степанович подписал с помощью крючка на культе нам с женой свою книгу «Прошлое с нами», извинился: «Может, там не совсем разборчиво», но все читалось нормально.

Мемуары генерал Петров начал писать по совету председателя Президиума Верховного Совета УССР Ивана Грушецкого, который старался вывести героя войны из депрессии. Василий Степанович работал в кабинете на четвертом этаже «Политиздата». Здесь у него висела огромная, во всю стену, политическая карта мира, на стеллажах была собрана военно-историческая литература.

Автор с головой окунулся в работу. Когда была готова очередная рукопись, «Политиздат» расформировали, кабинет Петрова отдали в аренду какой-то фирме. Василий Степанович приехал на Десятинную, а из его бывшего кабинета все выбросили, листы рукописи летали во дворе…

Мы с женой, Татьяной Голембиевской, этот момент хорошо помним — окна кабинета Петрова находились напротив нашей квартиры. Как-то Василий Степанович зашел к нам домой и сказал нашему четырехлетнему сыну: «Коля, смотри, не обижай дедушку!» Мы даже удивились. Оказалось, что генерал иногда слышал какие-то отголоски споров дедушки и внука.

Моя теща настолько восхищалась Василием Степановичем, что, несмотря на свой возраст и болезни, из-за которых ходила с двумя палочками, всегда встречала его при полном параде. Как будто Ангелине Владимировне было не больше сорока.

Мы с женой не ожидали от нее такого героизма. Теща бровью не повела, когда генерал сказал тост, а рюмку за него поднял ординарец, чокнулся со всеми и по кивку генерала поднес ему.

Хотя впервые увиденное такое зрелище — не для слабонервных.

Как-то у нас к обеду на горячее были вареники с творогом и картошкой. Они готовились на пару, поэтому получились очень большие: за один раз целый не съешь.

Ординарец поднес Василию Степановичу такой вареник, но генерал сказал: «Сначала сам попробуй и тогда будешь знать, как им кормить… » Между прочим, перед тем как сесть за стол, он всегда просил, чтобы в первую очередь накормили его солдат.

Источник: https://fakty.ua/71918-zhizn-davalas-generalu-petrovu-lishivshemusya-na-fronte-obeih-ruk-nastolko-tyazhelo-chto-v-redkie-minuty-slabosti-on-govoril-quot-mne-legche-siganut-s-shestogo-etazha-chem-zhit-quot

Петров василий степанович — единственный в мире офицер, воевавший без обеих рук

Опубликовано 03.08.2016

Родился 5 марта 1922 (точная дата рождения Василия Степановича неизвестна, но сам он отмечал свой день рождения 22 июня) 1922 года в селе Дмитриевка ныне Приазовского района Запорожской области (Украина) в крестьянской семье. Русский. В 1939 году окончил Нововасильевскую среднюю школу.

В Красную Армию призван в 1939 году Мелитопольским городским военкоматом Запорожской области. В 1941 году окончил Сумское артиллерийское училище. Служил в 92-м отдельном артиллерийском дивизионе (город Владимир-Волынский).

Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Воевал на Южном, Воронежском и 1-м Украинском фронтах.

Заместитель командира 1850-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка (32-я отдельная истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 40-я армия, Воронежский фронт) капитан Петров отличился в боях на Левобережной Украине, при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.

14 сентября 1943 года в районе села Чеберяки (ныне Роменский район Сумской области) капитан Василий Степанович Петров под сильной бомбёжкой с воздуха и артиллерийским огнём противника быстро и без потерь организовал переправу трёх батарей через реку Сула.

Читайте также:  7 советов по выбору грифельной и магнитной краски для стен

Через два часа после переправы батареи подверглись неожиданной контратаке 13 танков и батальона немецкой пехоты.

Капитан Петров, быстро оценив обстановку и подпустив танки и пехоту противника на дистанцию 500—600 метров, открыл массированный огонь всех орудий и в короткий срок подбил 7 танков и расстрелял до 2 рот вражеской пехоты. Атака гитлеровцев захлебнулась.

В это время до 150 немецких автоматчиков зашли батареям в тыл, обойдя их боевые порядки из-за леса справа и открыли сильный огонь из автоматов, стремясь окружить батареи и пленить личный состав.

Капитан Петров, невзирая на крики немцев «рус, сдавайся», развернул 6 орудий в сторону немецких автоматчиков и открыл губительный для них огонь картечью.

Одновременно Петров за счёт взводов управления и всех свободных от орудий людей создал группу автоматчиков и во главе их с возгласом: «Истребители в плен не сдаются», «За мной, за товарища Сталина, вперед! Истребим немецких фашистов», пошёл в атаку на немецких автоматчиков.

После 2-часового боя капитан Петров отразил и эту атаку, вывел батарею из окружения, уничтожив при этом до 90 солдат и офицеров противника, пленил 7 человек, остальные разбежались. В этом бою капитан Петров, несмотря на ранение в плечо, остался в строю.

23 сентября 1943 года, замещая выбывшего из строя командира полка, Петров силами и средствами своего полка, первым в бригаде, за одну ночь умело и быстро форсировал реку Днепр и переправил материальную часть, боеприпасы и людей на правый берег реки, занял боевой порядок и прочно удерживал плацдарм, отбивая неоднократные контратаки противника.

1 октября 1943 года при танковой контратаке немцев капитан Петров, находясь в боевых порядках 1-й и 2-й батарей, лично руководил огнём и подбил 4 немецких танка и 2 шестиствольных миномёта.

Когда в 3-м расчёте 1-й батареи танки противника своим огнём вывели из строя весь расчёт, Петров со своим ординарцем бросились к орудию и вдвоём продолжали вести огонь, подбив самоходную пушку «Фердинанд».

Здесь Петров от прямого попадания вражеского снаряда в пушку получил тяжелейшее ранение обеих рук, но поле боя не покинул; только после отражения контратаки немцев Петров разрешил эвакуировать себя в медсанбат.

Благодаря мужеству и исключительной храбрости и отваге капитана Петрова, сумевшего воодушевить личный состав батареи, в этот день полком были отражены 4 контратаки противника, плацдарм был удержан.

Тогда форсировании Днепра В. С. Петров был тяжело ранен и, ему ампутировали обе руки, более года находился в госпитале.

Из интервью взятого у Василия Петрова газетой «Факты» 24.07.2002

«-Я ведь чуть не погиб в 1943-м на Букринском плацдарме. Преодолев расстояние в три километра, меня, тяжелораненого, товарищи доставили в Ковалин, где тогда находился наш медсанбат. Но он был переполнен ранеными, и меня, как безнадежного, оперировать не стали…

Умерших от ран было очень много. Похоронная команда, не успевая предавать тела земле, укладывала их штабелями возле руин разрушенных домов, в сараях… В один из таких сараев положили и меня.

Когда командиру бригады доложили, что Петров отправлен в морг, полковник Купин приказал капитану Запольскому и майору интендантской службы Галушко немедленно отбыть в Ковалин, найти мое тело и доставить его в село Старое для похорон. На поиски ушли почти сутки, но приказ командира они так и не выполнили.

Возвратившись на плацдарм, Галушко с Запольским доложили комбригу, что капитан Петров… уже похоронен. Но Купин отказывался верить в это. Он приказал офицерам вернуться в Ковалин и возобновить поиски моего тела.

В общем, среди умерших им в конце концов удалось отыскать меня. Обнаружив, что я жив, Галушко с Запольским вновь перенесли меня в санбат и, приставив пистолет к голове хирурга, потребовали сделать все, чтобы спасти мне жизнь. На размышление дали одну минуту.

И тот рискнул сделать операцию, хотя честно предупредил моих товарищей: шанс выжить у раненого минимальный. Операция, однако, прошла успешно.

А спустя несколько недель, где-то в конце ноября — начале декабря 43-го, на самолете У-2 меня доставили в Московский институт ортопедии и протезирования.»

По признанию самого Василия Степановича, очнувшись на госпитальной койке, он испытывал такую нестерпимую боль во всем теле, что кричал до тех пор, пока силы не покидали его. Думая, что жизнь кончена, инвалид выкуривал до ста папирос в день. Петрову предложили должность второго секретаря одного из райкомов партии в Москве, но он рвался на передовую.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 декабря 1943 года за успешное форсирование Днепра, удержание плацдарма и проявленные при этом мужество и стойкость, капитану Петрову Василию Степановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 3504).

Весной 1944 года, с разрешения верховного главнокомандующего И. В. Сталина, майор Петров был снова включен в состав действующей армии. Правда об этом он узнал лишь в 1982 году, в год своего 60-летия.

Война шла уже в Германии. Там Василий Степанович спас от расправы своих подчиненных немца, который стрелял в него, их командира.

Из интервью взятого у Василия Петрова газетой «Факты» 24.07.2002

«- Василий Степанович, а ведь вы, как и ваш отец, спасли жизнь человеку, стрелявшему в вас…

— Да, это случилось в Германии, за несколько дней до того, как наши водрузили знамя Победы над Рейхстагом.

Я был ранен, от сильной потери крови терял сознание, но приказ — оцепить район и задержать стрелявшего — отдать успел. Когда у пленных спросили, кто стрелял, из строя вышел унтер-офицер.

Его звали (до сих пор помню) Пауль Имлер. Все мои подчиненные сходились во мнении, что пощады и прощения ему быть не может.

Последнее слово оставалось за мной. (К тому времени майор Петров уже командовал 248-м гвардейским истребительно-противотанковым Львовским артиллерийским полком. — Авт. ) Я подозвал майора Алексеева и сказал: «Никаких расстрелов! Приказываю вам сейчас же посадить этого человека в бронетранспортер, вывезти за линию соприкосновения войск и отпустить с миром».

— Чем вы тогда мотивировали свое решение?

— Исход войны был уже предрешен, и смерть этого парня уже ничего не меняла. По красно-белой ленточке на его френче между второй и третьей пуговицами можно было сделать вывод, что на войне он не первый год.

Такие нашивки вручали всем солдатам Вермахта, принимавшим участие в зимней кампании 41-го. Лежа на носилках, я смотрел на этого парня и думал: «Этот человек прошел всю войну.

И сейчас, когда до ее окончания остаются считанные дни, он должен погибнуть?.. Несправедливо!»

Это было ответом на вопрос о том, кем был на самом деле советский Воин-Освободитель.

Командир 248-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка (11-я гвардейская истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 52-я армия, 1-й Украинский фронт) гвардии майор В. С. Петров отличился в боях на Одерском плацдарме.

9 марта 1945 года крупные силы противника перешли в наступление в районе Поль-Грос-Нойкирх (10 километров южнее Козеля, Германия) с задачей сбросить наши части с занимаемого плацдарма на западном берегу реки Одер.

Гвардии майор Петров, умело и мужественно руководя боем своего полка, лично находясь в боевых порядках батарей под исключительно сильным артиллерийско-минометным и пулемётным огнём, неоднократно рискуя жизнью, в течение двухчасового боя сумел отразить 5 контратак противника и не допустить его на переправы плацдарма. В бою было уничтожено 9 танков и свыше 180 солдат и офицеров.

15 марта 1945 года в бою по прорыву обороны противника на западном берегу реки Одер гвардии майор Петров проявил высокие образцы оперативного руководства полком и непреклонное мужество при выполнении боевого задания. Под его руководством полк уничтожил 4 орудия, 13 огневых точек и до 120 солдат и офицеров противника.

19 апреля 1945 года в ожесточенных боях в районе Ниски (Германия) гвардии майор Петров вновь показал своё безграничное мужество, геройство и умение руководить подразделениями в любой обстановке.

Противник, сосредоточив крупные силы пехоты и танков, предпринял ряд сильных атак в направлении шоссе Ротенбург — Ниски с задачей перерезать дорогу, по которой двигались наши наступающие войска на Дрезден.

Гвардии майор Петров с целью занятия выгодного противотанкового рубежа обороны повёл две штурмовые батареи в атаку на населённый пункт, занимаемый противником.

Благодаря умелому сочетанию огня орудия прямой наводкой с автоматно-пулемётным огнём орудийных расчётов и исключительной храбрости командира полка гвардии майора Петрова населённый пункт Эдерниц-Вильгельминенталь был взят, и полк закрепился на выгодном рубеже. Противник несколько раз переходил в яростные контратаки, но полк, руководимый Петровым, стойко отразил все атаки. Было уничтожено 8 танков, до 200 человек пехоты.

20 апреля 1945 года на боевые порядки полка двигалось 16 танков и до батальона пехоты. Лично руководя боем батарей, гвардии майор Петров сумел отразить атаку противника и сорвать замысел — перерезать дорогу на Дрезден. В этом бою полком было уничтожено 4 танка.

В бою 27 апреля 1945 года в напряжённый период сражения лично поднял в атаку 1-й батальон 78-го стрелкового полка и во время атаки получил тяжелое ранение.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 за удержание плацдарма на Одере гвардии майор Петров Василий Степанович удостоен второй медали «Золотая Звезда» (№ 6091).

После войны продолжал службу в Вооруженных Силах. Член ВКП(б)/КПСС с 1945 года. В 1954 году окончил Львовский государственный университет. Свою диссертацию Петров тоже написал самостоятельно, избрав своей темой «Князь Бисмарк и возникновение Германской империи 1860-1871 годов».

Во время защиты работы, рассказывал позднее Петров, председатель комиссии вдруг спросила: «Василий Степанович, а не кажется ли вам, что вы поете дифирамбы капиталистическому укладу жизни?» На что тот ответил: «Я не пою никаких дифирамбов, а лишь констатирую величие человеческого духа и превосходство образцового порядка над хаосом».

После этих слов зал взорвался аплодисментами, скромно как школьник признавался Петров.

В 1963 году Петров служил в небольшом городке Нестеров на Львовщине в должности заместителя командира 35-й бригады оперативно-тактических ракет. Нашлись такие сослуживцы, которые представили героя злостным неплательщиком партийных взносов, аргументируя это отсутствием подписей в ведомости об уплате взносов. Иногда за инвалида расписывался его адъютант.

Источник: http://likorg.ru/post/petrov-vasiliy-stepanovich

Василий Петров

Опубликовано пользователем сайта

Он родился 22 июня 1922 года. Великая Отечественная грянула в день, когда ему исполнилось всего 19 лет… Через год о нем уже писали фронтовые газеты, а к концу войны в Красной Армии, пожалуй, не было воина, который не знал его имени.

Человек из легенды, победивший смерть, ставший уникальным примером несгибаемости духа – так говорят о дважды Герое Советского Союза Василии Петрове.

Судьба уроженца Приазовского района Запорожской области Василия Петрова не имеет аналогов. О нем можно было бы запросто написать вторую «Повесть о настоящем человеке».

Но в отличие от легендарного летчика Маресьева, продолжившего воевать с ампутированными ногами, артиллерист Петров бил врага, лишившись обеих рук.

Без рук, с тяжелым ранением в ногу он продолжал сражаться так, что являл собой пример удивительного мужества и отваги. Великую Отечественную 23-летний Василий закончил на Одере – командуя полком, с двумя геройскими звездами на груди и в звании майора.

Причем он остался в строю и после Победы – дослужился до генеральских погон, написал несколько книг, защитил диссертацию… Увы, многие не знают о нем. А ведь каких-то пару десятков лет назад о Василии Петрове ходили легенды.

С первых минут

В Великую Отечественную войну Василий Петров вступил уже с ее первых минут. Владимир-Волынский укрепрайон, где командовал взводом совсем молоденький лейтенант, одним из первых принял на себя удар немецко-фашистских захватчиков. Офицерской службе Василия Петрова в тот роковой для всей страны день исполнилось лишь две недели.

«Проснувшись, я не мог сообразить, что происходит… Стены содрогались. Над головой, раскачиваясь, жалобно звенела люстра. Комнату заполнял едкий дым. Где-то совсем рядом, за стеной, гремели взрывы… Война! Я взглянул на часы.

Стрелки показывали 3 часа 02 минуты», – так начало войны в своих мемуарах опишет уже генерал-майор артиллерии Василий Степанович Петров.

В огне не горит

Воевать Василию Петрову довелось противотанкистом. Это, без вариантов, сугубо на передовой, в постоянных дуэлях с бронированными «тиграми» да «леопардами». Или, как говорят фронтовики, в кромешном аду. После каждого боя потери противотанкистов были огромными. Но лейтенанту Петрову до поры до времени везло. О нем можно было запросто сказать: «В воде не тонет и в огне не горит».

 «В 42-м на Дону мы подошли к переправе, и в этот момент фашистские самолеты подожгли мост. Признаюсь: я не мог найти решения.

И вдруг – на пылающий мост врывается одна машина с пушкой, вторая, третья… Мост рухнул, но батарея, ведомая Петровым, успела проскочить на ту сторону и прямой наводкой стала расстреливать пехоту и танки врага», – вспоминал уже в мирное время генерал-майор артиллерии, бывший командир соединения 40-й армии Иван Куприн.

Кстати, свой проход «сквозь огонь и воду» уже капитан Василий Петров повторил через год – на Сумщине. Сначала организовав переправу через реку Сула своим батареям, сам офицер преодолел пылающий мост уже под артобстрелом и бомбежкой с воздуха.

«Истребители не сдаются!»

Та самая переправа через Сулу состоялась 14 сентября 1943 года. Через два часа после нее три батареи капитана Петрова были атакованы 13 танками и батальоном немецкой пехоты. Противотанкисты приняли бой – за короткое время вывели из строя семь бронемашин и уничтожили две роты пехотинцев.

Но тут из-за спин воинов раздались крики: «Рус, сдавайся!». 150 немецких автоматчиков зашли батареям в тыл и окружали их. «Истребители не сдаются!» – закричал капитан Петров и лично повел в атаку на врага своих подчиненных. Бой кипел два часа, и в итоге наш земляк таки вывел из окружения свои подразделения.

Не остановило Василия Петрова даже ранение в плечо – до конца схватки он оставался в строю.

На Букринском плацдарме

Уже через неделю после боя и ранения капитан Петров снова отважно принял вызов врага. Заменив выбывшего из строя командира полка, наш земляк и его подразделение успешно форсировали Днепр.

Первыми, оказавшись на правом берегу реки, артиллеристы Петрова захватили «пятачок» Букринского плацдарма и держали его не одни сутки, в кромешном дыму и аду. Огнем батарей прямо на передовой руководил лично Василий Степанович Петров.

А 1 октября офицеру пришлось и самому становиться за орудия – контратака немецких танков вывела из строя весь расчет 1-й батареи. Петров подбегал то к одному, то к другому орудию, становился на место наводчика и метко вел огонь. «1 октября 1943 года при танковой контратаке немцев тов.

Петров, находясь в боевых порядках, руководил огнем и лично подбил четыре немецких танка, два шестиствольных миномета», – свидетельствует один из наградных листов Василия Степановича.

«И меня отправили в морг…»

В тот же день на Букринском плацдарме случилось непоправимое – Петров получил тяжелые ранения в бедро, голову и обе руки. «Нашли меня только на рассвете. Я потерял много крови. Мое почти безжизненное тело переправили через Днепр.

В перегруженном сверх всяких представлений медсанбате очереди ждали сотни раненных бойцов. И меня отправили в морг…» – вспоминал уже в мирное время Василий Степанович. Тяжелораненого капитана сочли безнадежным и не стали даже оперировать.

Еще живой Петров оказался в сарае, где штабелями складывали тела погибших до похорон – под грудой усопших. Семье героя в село Дмитриевку полетела похоронка…

Второе рождение

И лишь настойчивость однополчан Петрова позволила ему во второй раз родиться. Когда командиру бригады, где служил капитан, доложили, что Петров отправлен в морг, то тот приказал немедленно найти тело Василия для погребения с воинскими почестями.

Целые сутки поиска ничего не дали – искали нашего земляка даже среди уже погребенных. Пока кто-то не услышал стон, доносившийся из сарая-морга. «Мои товарищи потребовали всех показать, и где-то в нижнем ярусе обнаружили меня», – вспоминал после буквально воскресший Петров.

Капитан выжил, но лишился обеих рук – одну оторвало еще во время сражения, вторую пришлось ампутировать из-за гангрены.

«Родился в Тамбове»

Затем в биографии Петрова были долгие месяцы госпитальной жизни. Не менее героической, чем в строю. Ведь даже трудно представить, сколько нужно силы воли и мужества человеку с ампутированными руками, чтобы не пасть духом.

Кстати, тогда Василий Степанович все же немного не выдержал – изменил себе биографию, и в его личном деле появилась запись «Родился в Тамбове». Офицер не хотел быть обузой своим родным и даже не сообщил в родную Дмитриевку, что все-таки выжил. Решил, что лучше пусть близкие считают его без вести пропавшим.

Кстати, именно из-за той записи бюст дважды Героя Советского Союза Василия Петрова стоит не на его малой родине, а в городе Тамбове.

Снова в строю

«Мы думали о Василии Степановиче, когда освобождали Житомир и Тернополь, когда вышли к государственной границе. Знали: невозможно после такого ранения вернуться в строй – и опять вопреки всему верили: а наш Петров вернется.

И он вернулся к нам в полк – с «Золотой Звездой» Героя!» – вспоминает гвардии старшина запаса, ветеран 40-й армии Андрей Дмитриевич Сазонов. Вот так весной 44-го уже в звании майора и с геройской звездой наш земляк вернулся на службу.

Заметьте, войну лишенный обеих рук Петров продолжил не в тылу или в штабе, как ему предлагали, а на передовой, в своей родной части.

Вот где огромные воля и любовь к своей Родине! В состав действующей армии майор Петров был возвращен с разрешения самого Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина. Однополчане встречали Героя Советского Союза торжественно – словно второе полковое знамя!

Вторая звезда

Как тут не вспомнить народное выражение «Как без рук», означающее крайнюю степень беспомощности. Так вот Василий Петров его полностью дискредитировал. Вернувшись в строй, он прошел с боями Польшу и вошел в Германию.

И самое удивительное – и доселе невиданное в истории! – было в том, что 22-летний майор, не имея обеих рук, уверенно командовал в то время истребительно-противотанковым артполком. И всегда этот полк шел самым первым – впереди пехоты. Таков уж род войск – истребительная противотанковая артиллерия. А потом был бой под Дрезденом.

Во время него гвардии майор Петров лично поднял в атаку на вражескую высоту стрелковый батальон. Он встал во весь рост и закричал: «Пехота, за мной!». Увидев безрукого майора, солдаты без кол:)ий пошли в атаку. Ведомые бесстрашным комполка воины обратили в бегство противника. На поле боя осталось 350 трупов и девять подбитых танков противника.

В этом сражении Петров и заслужил вторую «Золотую Звезду» Героя Советского Союза. Но получил ее только в госпитале, куда угодил с пробитыми пулями ногами…

Указ о присвоении ему звания дважды Героя был подписан 27 июня 1945 года.

Прощение

Кстати, с тем самым гитлеровцем, который его ранил, Петров разобрался очень редким для войны способом – просто простил. Пленного унтер-офицера, который признался, что стрелял в майора, раненный Василий Степанович приказал вывести за линию соприкосновения войск и… отпустить с миром.

«Исход войны был уже предрешен, и смерть этого парня уже ничего не меняла. У него была красно-белая ленточка на его френче между второй и третьей пуговицами.

Такие нашивки вручали всем солдатам Вермахта, принимавшим участие в зимней кампании 41-го. Лежа на носилках, я смотрел на этого парня и думал: «Этот человек прошел всю войну.

И сейчас, когда до ее окончания остаются считанные дни, он должен погибнуть?.. Несправедливо!» – объяснял свое тогдашнее решение уже после войны Василий Петров.

Как все

Василий Степанович оставался героем и после войны. Каждый прожитый ним день – уже подвиг. Он постоянно боролся с непониманием окружающих. Ведь многие желали видеть героя немощным инвалидом на отдыхе.

А он продолжал служить, имел такое право – по личному распоряжению Сталина Петрова зачислили в ряды Вооруженных Сил пожизненно. И еще всячески старался доказать, что способен выполнять любые задачи, как все, а может даже и лучше.

Назло инвалидности Василий Петров не пользовался лифтом, играл в футбол, ежедневно совершал часовые пробежки и делал по 1000 приседаний! Он даже расчесывался и брился самостоятельно – для этого во дворе на дереве для него прикрепили расческу и бритву.

Не говоря уже о том, что лично, без чьей-либо помощи, написал сотни тысяч страниц рукописей своих мемуаров. С помощью специального приспособления, крепившегося к протезу. То есть каждая буковка рождалась ценой огромных усилий всего тела.

Отец солдатам

Рассказывают, что, будучи еще лейтенантом, Василий Петров всегда ел из одного котла со своими подчиненными, а холодными ночами всегда накрывал своей шинелью лошадей, которые тягали орудия его батареи. Подобные «странности» были присущи и уже дослужившемуся до генеральских звезд Петрову.

Его спартанский образ жизни удивлял многих: спал на солдатской койке и всячески открещивался от каких-либо льгот. Василию Степановичу как-то еще в застойные времена областные власти хотели построить за свой счет дом у Азовского моря. Дважды Герой Советского Союза назвал предложение абсурдом.

Тогда же запорожцы предлагали присылать Петрову во Львов, где он служил, продукты. На что генерал возмущенно ответил: «Вы думаете, я не могу их себе купить?»

Петров боролся много лет с угрожающей ему после неоднократных ранений атрофией мышц ног, занимаясь футболом, бегая по часу и приседая по 1000—1500 раз в день (!!!!).

Он заканчивает истфак Львовского университета, защищает диссертацию («Князь Бисмарк и возникновение Германской империи 1860-1871 годов») в Военно-артиллерийской командной академии в Ленинграде, становится кандидатом военных наук, пишет два тома мемуаров «Прошлое с нами».

Пишет всё сам — сначала зажимая ручку в зубах, потом научившись держать её ногой, а потом — с помощью специального, крепящегося к телу, держателя.

В.С. Петров пишет. Кадр из док. фильма о нём.

После развала СССР Василий Степанович Петров остаётся на Украине, где прошла вся его мирная жизнь и немалая часть боевой. Его назначают заместителем командующего Ракетными войсками и артиллерией сухопутных войск украинской армии, в 1999 году присваивают звание генерал-полковника.

Хотя далеко не всё на закате его жизни было безоблачно. Под конец жизни здоровье подводило его всё чаще, с 1994 года стало портиться зрение. Власти обещали ему особняк в Киеве, но так и не дали. Свои последние годы генерал прожил за городом в совершенно простом деревянном доме-даче.

Генерал-полковник Петров скончался в 2003 – на 81-м году жизни. Человек-легенда прожил без обеих рук, с осколками в груди и 17 шрамами, которые жгли все тело почти 60 лет.

Он вошел в историю как единственный воин без обеих рук, защищавший свою Отчизну на поле боя. Василию Степановичу посвящали стихи, книги и киноленты. Имя Петрова носила базирующаяся в Запорожье артиллерийская бригада.

Вот только в родной Дмитриевке так до сих пор и нет хотя бы бюста в память о героическом земляке…

Есть музей — «Музей-усадьба дважды Героя Советского Союза Василия Степановича Петрова». Это хата Петровых в его родной Дмитриевке.

Под экспозицию приспособлена одна комната, в двух других живёт сестра героя Александра Петрова, она же смотрительница музея, в котором ещё в 2005 году не было ни воды, ни телефона…

А простой дом, в котором генерал прожил последние годы, снесли через год после его смерти — видимо, чтобы не портил окрестности правительственных дач…

Кавалер двух орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, трёх орденов Красной Звезды, многих медалей, ордена Дружбы (Россия), ордена Богдана Хмельницкого (Украина), польских орденов «Виртути милитари» V класса и «Военный крест» Василий Степанович Петров похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Про Василия Петрова в 1973 году  в Киеве был снят документальный фильм.

YouTube / Andrew Chek — via Iframely

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/govoryat_chto/130059_vasiliy-petrov

Ссылка на основную публикацию