Рождение джаза в ссср

Джаз в СССР — история появления и развития

06 Август 2016 | Джаз | Музыка  

Многие из нас каждый день прослушивают музыкальные композиции любимого жанра, однако мало кто знает историю появления такой музыки на территории своей страны.

Мы восхищаемся различными современными и классическими композициями джаза, блюза, кантри, рока, хип-хопа, шансона и других направлений.

Для того, чтобы больше разобраться в появлении одного из моих любимых музыкальных жанров — джаза в СССР, — мне пришлось изучить немного материалов, и я узнал, что впервые данное музыкальное течение пришло на территорию СССР и Украины в начале ХХ столетия из Европы, где ноты этого стиля звонко звучали на улицах, клубах и ресторанах от виртуозов, которые вкладывали всю свою душу, чтобы подарить слушателям качественную музыку. Вскоре и наши слушатели также полюбили такую музыку, которая однажды вошла в их сердце и осталась там навсегда.

Все началось в далеком 1922 году, когда иммигрирующий поэт и танцор Валентин Парнах (на фото), возвращается в Москву из Парижа с несколькими музыкальными инструментами, которые достались ему в Европе. Именно этот человек пытается создать качественную музыку с московскими музыкантами, которую он привык слышать на грамафонных пластинках в Европе.

Сам Парнах выступает на концертах, как танцор, изображая красивые образы, однако его команда первая из всех музыкантов предоставляет советским слушателям варианты джазовой музыки, которую вскоре замечает Всеволод Мейерхольд известный театральный режиссер.

Не колеблясь, он приглашает весь ансамбль участвовать в своих спектаклях, что позволяет услышать новое музыкальное течение большому количеству зрителей.

На фото — Валентин Парнах

Добавили популярности джазу в СССР гастролирующие в 1926 году Jazz Kings, которые продемонстрировали оригинальность джазовой музыки слушателям не только Москвы, но также жителям Советской Украины. Кроме Москвы легендарный на то время коллектив выступил в Киеве, Харькове и Одессе и много людей из нашей страны получили возможность впервые ознакомиться с джазом того времени.

Джазовое средневековье

Действительно хорошие и качественные вещи, как в жизни, так и в музыке не могут быть незамеченными.

Именно поэтому уже в конце 20-х годов в СССР появляется первый коллектив профессиональной джазовой музыки под названием «АМА-джаз», который вскоре на радио волнах услышат слушатели всей страны.

А еще немного позже их музыка будет записана на грампластинках, что позволит продвинуть джаз еще дальше в прогрессивное музыкальное советское общество того времени.

Сегодня ты играешь джаз, а завтра — Родину продашь!Знаменитая сатирическая фраза как нельзя лучше показывает отношение властей СССР к прогрессивному направлению в музыке того времени — джазу.

Однако, история джаза в Советские времена является не такой уж безоблачной. Популярный советский писатель Максим Горький обрушивается на данный жанр с большой критикой.

Именно по его мнению это западное музыкальное течение, является не чем другим, чем «музыкой сытой буржуазии, которая любит слушать оркестры безумных мелодий с плохо уловимыми ритмами».

Именно данная формулировка почти на десятилетии становится официальной позицией Советского Кремля, который не приемлет никаких западных продуктов культуры и нравов.

Американский джаз становится ненадолго «официально дозволенным», когда во время Второй Мировой Войны западные союзники открывают второй фронт. В это время даже популярный певец Леонид Утесов записывает джазовую песню «Comin' In On A Wing And A Prayer» от известного композитора Jimmie McHugh.

После окончания войны, в конце 40-х годов ВКП(б) (всесоюзная коммунистическая партия большевиков) издает культурное постановление, которое характеризует джаз, как музыкальное направление, чуждое советскому народу. Именно после издания этого официального документа развитие джаза на территории не только России и Украины, но и других республик СССР прекращается на несколько лет.

Джазовая оттепель и снова падение

Однако, как известно каждому меломану, силу хорошей музыки никак не остановить и уже в 1957 году, когда в столице СССР проходит всемирный фестиваль молодежи и студентов, многие иностранные гости привозят большое количество интересной молодежной музыки того времени на это мероприятие. Именно джазовые мелодии становятся хитом среди студентов и уже в конце 50-х многие из них после занятий пытаются создать свои собственные молодые джазовые коллективы, которые внезапно окажутся такими модными в то время.

С началом 60-х годов развитие джаза ждет новый виток и новое падение. В начале этого десятилетия в Москве и ряде других советских городов открываются джазовые клубы, которые посещает большое количество советской молодежи, а также проходит первый фестиваль джаза, после которого многие музыкальные композиции записываются популярной студией записи «Мелодия».

После чехословацких событий 1968 года, Советский Союз опять пытается откорректировать культурные течения на территории своей страны и в это время по приказу сверху ликвидируется Федерация Советских Исполнителей Джаза, которая была создана ранее.

Начало 70-х отразилось приездом легендарного Дюка Эллингтона. Он прибывает в Советский Союз с двухнедельными гастролями, посещая не только Россию, но и другие республики.

Очарованные его музыкой фанаты, следуют за звездой джазовой музыки по всем городам, где музыкант дает концерты.

Именно это является настоящим знаком всенародной любви не только к отечественному, но и к зарубежному джазу.

На фото — Дюк Эллингтон (Duke Ellington)

Поздние 70-е года и ранние 80-е являются не только периодом застоя развития СССР, но также тихим периодом продвижения музыкальной джазовой культуры во всех странах Союза. Если же в странах Запада этот жанр в то время стремительно развивался, в Украине, России и в других республиках в это время выходили только единичные записи малоизвестных артистов.

В период перестройки, когда Советский Союз пытался измениться и стать более открытым, в 1990 году в Москве проходит Первый международный джазовый фестиваль, где играют любимый джаз не только советские звезды, но и знаменитости мирового масштаба – Лестер Боуи, Фредди Хабард, Сан Ра, Бенни Голсон и другие.

Через год Советского Союза не станет, и каждой республике станет доступно много альтернативной джазовой музыки, которая покорит сердца не только прогрессивного молодого поколения, но и зрелых меломанов, которые еще в молодости в условиях жесткой цензуры смогли полюбить этот «почти запрещенный жанр».

Автор статьи — Константин Романюк.

Источник: https://yuragalin.com/jazz/106-jazz-v-sssr-poyavlenie-i-razvitie

Первые джаз-исполнители: Леонид Утесов, Олег Лундстрем, Леопольд Теплицкий, Александр Цфасман

Джаз музыкальному миру подарила встреча двух культур — европейской и африканской. На интернациональной волне в начале 20-х годов ХХ века музыкальное направление ворвалось в Страну Советов. Вспоминаем исполнителей, которые первыми играли джаз в СССР.

Валентин Парнах — пионер советского джаза

«Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-банд Валентина Парнаха» дебютировал на сцене в октябре 1922 года. Это была не просто премьера, а премьера нового музыкального направления.

Революционный для музыки того времени коллектив собрал поэт, музыкант и хореограф, шесть лет проживший в Европе. Парнах услышал джаз в парижском кафе в 1921 году и был потрясен этим новаторским музыкальным направлением.

Он вернулся в Советский Союз с комплектом инструментов для джаз-банда. Репетировали всего месяц.

В день премьеры на сцене Центрального техникума театрального искусства — нынешнего ГИТИСа — собрались будущий писатель и сценарист Евгений Габрилович, актер и художник Александр Костомолоцкий, Мечислав Капрович и Сергей Тизенгайзен. Габрилович сидел за роялем: он хорошо подбирал на слух. Костомолоцкий играл на ударных, Капрович — на саксофоне, Тизенгайзен — на контрабасе и ножном барабане. Все равно контрабасисты отбивают ритм ногой — решили музыканты.

На первых концертах Валентин Парнах рассказывал зрителям о музыкальном направлении и том, что джаз — это соединение традиций разных континентов и культур в один «интернациональный сплав». Практическую часть лекции принимали с восторгом.

В том числе Всеволод Мейерхольд, который не замедлил предложить Парнаху собрать джаз-банд для своего спектакля. Популярные фокстроты и шимми звучали в спектаклях «Великодушный рогоносец» и «Д.Е». Энергичная музыка пришлась кстати даже на первомайской демонстрации 1923 года.

«Джаз-банд впервые участвовал в государственных торжествах, чего до сих пор не было на Западе!» — трубила советская пресса.

Александр Цфасман: джаз как профессия

Произведения Ференца Листа, Генриха Нейгауза и Дмитрия Шостаковича гармонично уживались с джазовыми мелодиями в творчестве Александра Цфасмана.

Еще будучи студентом Московской консерватории, которую музыкант позже окончил с золотой медалью, он создал первый в Москве профессиональный джазовый коллектив — «АМА-джаз». Первое выступление оркестра прошло в 1927 году в Артистическом клубе.

Коллектив тут же получил приглашение от одной из самых модных на тот момент площадок — сада «Эрмитаж». В этом же году джаз впервые появился в советском радиоэфире. И именно в исполнении музыкантов Цфасмана.

«Утомленное солнце нежно с морем прощалось» зазвучало в 1937 году с пластинки, записанной ансамблем Александра Цфасмана уже под названием «Московские ребята».

Впервые в Союзе в джазовой обработке услышали известное танго польского композитора Ежи Петерсбурского «Последнее воскресенье» на слова поэта Иосифа Альвека.

Первым про нежное прощание солнца и моря спел солист цфасмановского джазового ансамбля Павел Михайлов. С легкой руки музыкантов хитом на все времена стала еще одна запись с того же диска — про неудачное свидание.

«Так значит завтра, на том же месте, в тот же час», — распевала вслед за джазовым ансамблем вся страна.

Хоть Александр Цфасман и занимался джазовым ансамблем, он не оставлял сольную программу, выступал в качестве пианиста и композитора.

Вместе с Дмитрием Шостаковичем Цфасман работал над музыкой к фильму-эпопее «Встреча на Эльбе», а затем по просьбе композитора исполнял его музыку к фильму «Незабываемый 1919-й».

Он стал и автором джазовой музыки, которая звучала в знаменитом спектакле «Под шорох твоих ресниц» театра кукол Сергея Образцова.

Леопольд Теплицкий. Классика в джазовой обработке

Леопольд Теплицкий дирижировал симфоническими оркестрами на сеансах немого кино в петербургских кинотеатрах «Эрмитаж» и «Люкс» еще во время учебы в консерватории. В 1926 году Народный комиссариат отправил молодого музыканта в Филадельфию для выступлений на Международной выставке. В Америке Теплицкий услышал симфоджаз — музыку этого направления исполнял оркестр Пола Уайтмена.

Когда Леопольд Теплицкий вернулся в СССР, он организовал «Первый концертный джаз-банд» из профессиональных музыкантов. В джазовой обработке зазвучала классика — музыка Джузеппе Верди, Шарля Гуно.

Играл джаз-банд и произведения современных американских авторов — Джорджа Гершвина, Ирвинга Берлина. Так Леопольд Теплицкий оказался в авангарде профессионального ленинградского джаза 1930-х годов.

Леонид Утесов называл его «первым из отечественных музыкантов, кто показал джазовую игру».

Первое выступление джазменов прошло в 1927 году. Предваряла концерт лекция «Джаз-банд и музыка будущего» музыковеда и композитора Иосифа Шиллингера.

Особый интерес публики вызвала и непривычная для тех лет музыка, и солистка — с музыкантами выступала эстрадная и джазовая певица из Мексики Коретти Арле-Тиц.

Успех коллектива длился недолго: в 1930 году Леонид Теплицкий был арестован и осужден по статье «шпионаж». Его освободили спустя два года, однако жить в Ленинграде Теплицкий не остался — переехал в Петрозаводск.

С 1933 года музыкант работал главным дирижером Карельского симфонического оркестра, но джаз не оставил — играл с академическим оркестром и джазовую программу. Выступал со своим новым коллективом Теплицкий и в Ленинграде — в рамках Декады карельского искусства.

В 1936 году при участии музыканта появился новый коллектив «Кантеле», для которого Теплицкий написал «Карельскую прелюдию». Ансамбль стал победителем Первого всесоюзного радиофестиваля народного творчества в 1936 году. Леопольд Теплицкий так и остался жить в Петрозаводске.

Читайте также:  Самые интересные журналы советского союза

Памяти знаменитого джазмена посвящен фестиваль джазовой музыки «Звезды и мы».

Леонид Утесов. «Песенный джаз»

Громкая премьера на рубеже 1930-х годов — «Теа-джаз» Леонида Утесова.

Модное музыкальное направление с легкой руки знаменитого эстрадного артиста, бросившего коммерческое училище ради музыки, приобрело масштабы театрализованного действа.

Джазом Утесов увлекся во время турпоездки в Париж, где оркестр Теда Льюиса поразил советского музыканта своей «театрализацией» в лучших традициях мюзик-холла.

Эти впечатления и воплотились в создании «Теа-джаза». Утесов обратился к трубачу-виртуозу, академическому музыканту Якову Скоморовскому, которому идея джаз-оркестра тоже показалась интересной.

Собрав музыкантов из ленинградских театров, «Теа-джаз» в 1929 году выступал на сцене ленинградского Малого оперного театра.

Это был первый состав коллектива, который проработал недолго и вскоре перешел на Ленинградское радио в «Концертный джаз-оркестр».

Утесов набрал новый состав «Теа-джаза» — музыканты ставили целые спектакли. Один из них — «Музыкальный магазин» — позже лег в основу известного фильма, первой советской музыкальной комедии. Картина Григория Александрова «Веселые ребята» с Любовью Орловой в главной роли вышла на экраны в 1934 году. Она стала популярна не только на родине, но и за рубежом.

В репертуаре «Теа-джаза» были джазовые рапсодии Исаака Дунаевского на темы народных песен и песни на стихи советских композиторов. Так с легкой руки Утесова — блестящего исполнителя, который «пел сердцем», — по стране прокатилась волна «песенного джаза». Песни Дунаевского подхватили многие джаз-оркестры: их включали в импровизации, фантазии и обработки.

Олег Лундстрем. «Джазовый король Дальнего Востока»

Олег Лундстрем вдохновился джазовой музыкой в 1933 году, когда услышал мелодию Дюка Эллингтона «Дорогой старый Юг». Под впечатлением Лундстрем расписал аранжировку, собрал коллектив, сам сел за фортепиано. Спустя два года музыкант покорил Шанхай, где жил в тот момент.

Так определилась дальнейшая судьба: за границей Лундстрем учился одновременно в политехническом институте и музыкальном техникуме. Его оркестр играл джазовую классику и музыку советских композиторов в джазовой обработке.

Пресса называла Лундстрема «королем джаза Дальнего Востока».

В 1947 году музыканты решили переехать в Советский Союз — в полном составе, с семьями. Обосновались все в Казани, здесь же учились в Консерватории.

Однако спустя год вышло постановление ЦК КПСС, осуждавшее «формализм в музыке».

Коллектив вернулся на родину, чтобы стать государственным джазовым коллективом Татарской АССР, но музыкантов распределили в оперный театр и оркестры кинотеатров. Вместе они выступали только на редких разовых концертах.

Лишь оттепель снова вывела джаз на сцены. В год 60-летия оркестр Олега Лундстрема попал в Книгу рекордов Гиннесса — как старейший в мире непрерывно существующий джазовый оркестр. Довелось музыканту встретиться и с автором того самого «Дорогого старого Юга», когда Дюк Эллингтон в 1970-е годы приезжал в Москву. Олег Лундстрем всю жизнь хранил пластинку, подарившую ему любовь к джазу.

Источник: https://www.culture.ru/materials/193417/oni-pervymi-igrali-dzhaz

Советская политика и развитие джаза в России

Пока джаз набирал обороты и активно развивался в США, достигая своего расцвета, в постреволюционной России он только-только начал свое робкое движение.

Нельзя сказать, что этот музыкальный жанр категорически запрещали, но то, что развитие джаза в России шло не без критики со стороны властей – это факт.

Но, тем не менее, эти препятствия не остановили развитие джазовой музыки в нашей стране, и она находила все больше поклонников и почитателей.

Содержание статьи

  • Как все начиналось
  • Еще раз про запреты
  • Оттепель

Как все начиналось

Дебютом джазового восхождения можно назвать выступление  эксцентричного оркестра джаз-банд под руководством Валентина Парнаха, который состоялся в Москве 1 октября 1922 года. Не исключено, что многие советские музыканты, находящиеся в поисках новых форм, обратились к джазу именно после присутствия на этом зажигающем мероприятии.

В самом деле, весьма насыщенный ритм и возможность свободной импровизации давали возможность джазменам создавать новые музыкальные модели.

Чем и не преминул воспользоваться пианист Александр Цфасман, выступив в 1927 году со своим оркестром «АМА-джаз» на московском радио и записав грампластинку «Аллилуйя».

Вслед за ним ранние джаз-банды начали исполнять фокстроты, чарльстоны и другие модные танцы.

Но, пожалуй, «отцом» русского джаза можно назвать Леонида Утесова. Да, его музыка не совсем ассоциировалась с традиционными негритянскими мотивами, коими пропитан американский джаз. Но такова уж русская особенность – всё, в том числе джаз в России, развивается по своим законам.

Еще раз про запреты

Однако развитию отечественного джаза весьма жестко противодействовала советская идеология:

Карикатура, отражающая видение джаза советскими властями

Само это слово, ставшее синонимом идеологической диверсии, коммунистическая партия негласно запретила упоминать в СМИ.

 Репертуар, в основном состоящий из зарубежных композиций, признали тлетворным и разлагающим сознание молодежи.

 Но, к счастью, запреты не были настолько жесткими, и джазовая музыка все-таки распространялась, хотя и не так активно, как в других странах.

Есть версия, что джаз в СССР выжил благодаря тому, что считался «музыкой негров», а негры – нация угнетенная, и значит, дружественная советской державе.

Поэтому джаз в Союзе не задушили совсем, несмотря на то, что многие талантливые джазмены не могли «пробиться» к широкой публике. Им не давали выступать и записывать грампластинки. Одним словом – давали дышать, но не давали жить.

Джаз в России по-прежнему считался якобы идеологическим оружием, с помощью которого, например, США собиралась поработить СССР. Простые граждане искренне в это верили.

Оттепель

С наступлением хрущевской оттепели гонения на музыкантов значительно ослабли. После проходившего в Москве VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов зародилось новое поколение советских джазменов. Они впервые выступили на зарубежном джазовом фестивале в Польше, удивляя Европу самим существованием советского современного джаза с собственными традициями.

В 1965-м на II Московском фестивале джаза, вошедшем в историю, Всесоюзная фирма грамзаписи «Мелодия» выпускает сборник лучших музыкальных номеров. Гремят имена джазовых музыкантов Игоря Бриля, Бориса Фрумкина и других. А гастроли Леонида Чижика в США вызвали настоящий фурор среди американской публики – такого уровня мастерства русских пианистов там не ожидали.

Сегодня джаз в России снова популярен, особенно в молодежной культуре. Созданы эстрадно-джазовые отделения в музыкальных образовательных учреждениях, выпускаются учебники джазовой гармонии. На ежегодные фестивали съезжаются тысячи отечественных и зарубежных поклонников джаза. И, очевидно, прав был Луи Армстронг, когда сказал, что дать определение джазу нельзя – его можно только любить.

(Пока оценок нет)
Загрузка…

Источник: https://ProPianino.ru/razvitie-dzhaza-v-rossii

К 90-летию со дня рождения. юрий саульский — «министр джаза ссср»

23 октября 2018 мы вспоминаем композитора и джазового функционера — продюсера, промоутера, защитника интересов джазового искусства на государственном уровне. Ему не было равного в истории отечественного джаза. В этот день 90 лет назад родился Юрий Саульский (1928-2003).

Имя Юрия Саульского — одно из важнейших имён в истории советского джаза. Удивительным образом это связано не столько с музыкальной деятельностью Юрия Сергеевича, сколько с его ролью организатора музыкальной жизни.

Его можно с полным правом назвать «музыкальным политиком», потому что как минимум сорок лет истории отечественного джаза связаны с его непрестанными усилиями по признанию джаза в СССР полноправным видом музыкального искусства, по преодолению тяжёлого наследия «эпохи разгибания саксофонов».

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)

Его имя появилось на советском джазовом горизонте в середине 1950-х гг., то есть как раз тогда, когда под воздействием политической «оттепели» прежнее категорическое исключение джаза из числа уважаемых и поддерживаемых на уровне государственной политики видов музыкального искусства дрогнуло и начало отступать.

Юрий Саульский выпустился в 1954 г. из Московской консерватории, которую окончил по теоретико-композиторскому факультету (класс композиции Семёна Богатырёва, класс теории музыки Игоря Способина), и сразу же стал музыкальным руководителем эстрадного оркестра Дмитрия Покрасса, который работал при Центральном Дворце культуры железнодорожников. В 1955 г.

при Мосэстраде был создан эстрадный оркестр п/у Эдди Рознера — знаменитого европейского джазового трубача, бежавшего в СССР в момент начала Второй мировой войны, а в то время только что вернувшегося в Москву из колымских лагерей.

27-летний Юрий Саульский стал музыкальным директором этого оркестра, который, несмотря на прописку по эстрадному ведомству, играл много настоящего горячего джаза. Но в истинном смысле большая джазовая карьера Саульского началась в 1957 г., когда он возглавил оркестр Центрального Дома работников искусств (ЦДРИ).

В оркестре собралась вся блестящая джазовая молодёжь новой эпохи, воспитанная не на старых пластинках эстрадного «советского джаза», а на джазовых радиопередачах «Голоса Америки»: Георгий Гаранян, Алексей Зубов, Константин Бахолдин, Борис Рычков, Николай Капустин, Игорь Берукштис… Музыкальный профессионал с консерваторским образованием, Саульский беспощадно «дрючил» молодёжный бэнд, заставляя музыкантов-любителей бесконечно заниматься, чтобы добиться от них более или менее профессионального звучания. К лету 1957, к началу легендарного VI Международного фестиваля молодёжи и студентов, оркестр ЦДРИ был в весьма приличной форме. Он уверенно выступил на фестивале перед тысячами иностранных гостей и заслужил не только серебряную медаль фестиваля, но и высочайшую по тем временам оценку — беспощадный разнос от газеты «Советская культура», которая откликнулась на успех молодых советских джазменов статьёй «Музыкальные стиляги»:

Вскоре оркестр был расформирован.

Уже в то время Саульский писал много музыки для эстрадных исполнителей, ставшей весьма популярными песнями.

Помимо хрестоматийного «Чёрного кота» — самого, наверное, популярного советского твиста начала 1960-х — достаточно вспомнить песни «Два белых снега», «Не забывай», «Обида», «Ожидание», «Счастья тебе, земля!», «Тихие города», «Дети спят», «Обычная история», «Две мечты», «Татьянин день» и др.
ВИДЕО: Тамара Миансарова «Чёрный кот» (Юрий Саульский)

Помимо написания песен, Саульский все 60-е годы провёл во главе сначала оркестра Московского мюзик-холла, а с 1966 по 1970 — биг-бэнда «ВИО-66». Не ВИА, а именно «ВИО», то есть «Вокально-инструментальный оркестр»: помимо традиционного джазового состава (трубы, тромбоны, саксофоны, ритм-секция), в бэнде был вокальный октет — ансамбль из восьми вокалистов.

Среди участников оркестра в разные годы были саксофонист Алексей Козлов, пианист Игорь Бриль, барабанщики Владимир Журавский и Александр Симоновский, в вокальной группе пели будущие звёзды советской эстрады Вадим Мулерман и Валентина Толкунова.

ВИДЕО: ВИО-66 «Знакомство с оркестром» (Юрий Саульский), съёмка 1967

Оставив руководство оркестром в 1970 г., Юрий Саульский впоследствии дирижировал только изредка, по особым случаям. С этого момента он сконцентрировался на написании эстрадных песен, а также музыки для кинофильмов (более 60), театральных постановок (более 20) и мультипликации.

Но джаз продолжал оставаться важнейшей частью его жизни: он был, как это называется в американском джазовом сообществе, jazz advocate, то есть «защитник джаза».

Благодаря его членству в Союзе композиторов СССР, который в те времена имел решающий голос в определении государственной политики в области музыки, джазовым энтузиастам удалось, переборов полувековую инерцию, ввести изучение джаза как отдельного вида музыкального искусства в систему государственного музыкального образования (1974) и учредить в Союзе композиторов «творческую секцию джазовой и эстрадной музыки», которую сам Саульский и возглавил. Это позволяло ему успешно бороться за «официальный» статус множества отечественных джазовых авторов в те годы, когда официальное отношение к джазу варьировалось от безразличного до прямо враждебного — и, в конечном счёте, за признание джаза видом музыкального искусства.

Юрий Саульский (фото © Павел Корбут)

В конце 1980-х Саульский возглавил Международный джазовый ангажемент (позже — Московский джаз-ангажемент) — организацию, которая провела в 1990 г.

исторический Первый международный московский джазовый фестиваль с участием множества западных звёзд первой величины и впоследствии участвовала в организации множества джазовых фестивалей по всей стране, от «Евразии» в Оренбурге до столичного «Джаза в саду Эрмитаж».
ДАЛЕЕ: продолжение биографии Юрия Саульского, МУЗЫКА 

Западные партнёры почти без иронии именовали Юрия Сергеевича «министром джаза СССР».

Читайте также:  6 советов, как правильно выбрать строительный песок

Государство — и советское, и независимая Россия — признавало заслуги Саульского: в 1978 он стал заслуженным деятелем искусств РСФСР, в 1990 — народным артистом России, в 1998 — лауреатом премии Президента РФ в области литературы и искусства, был отмечен орденами Дружбы народов (1986) и «За заслуги перед Отечеством» (1998).

Народный артист России Юрий Сергеевич Саульский умер вечером 28 августа 2003 г. после тяжелейшей болезни: много месяцев рак сжигал его силы, постепенно отнимая способность говорить и жить. На панихиду утром 3 сентября 2003 пришло столько людей, что не все они поместились в Доме Композиторов.

В тот же день Юрия Саульского похоронили в Москве на Ваганьковском кладбище.
СЛУШАЕМ: Юрий Саульский, 1978 — четыре инструментальные пьесы: «Дорога», «Воспоминание», «Драматический этюд», «Печальная баллада». Эстрадный оркестр Чешского радио (1, 3, 4) и Эстрадно-симфонический оркестр Всесоюзного радио.

Дирижирует автор.

Юрий Сергеевич был одной из самых ярких фигур в истории советского джаза — и не только (и даже, наверное, не столько) как музыкант, бэндлидер, композитор, но в первую очередь как продюсер — тогда, когда самого этого понятия на нашей почве не существовало.

Он приложил огромные усилия сначала к тому, чтобы у советского джаза была возможность обращаться к аудитории, чтобы у него вообще была аудитория, чтобы джазовая жизнь в Советском Союзе существовала не только в воображении музыкантов, и здесь заслуги Саульского трудно переоценить. Когда пришло другое время, он сделал очень многое для того, чтобы джазовые музыканты советского периода продолжали концертировать в новых условиях, чтобы на сцены проводимых его Московским джаз-ангажементом фестивалей выходили те, кто составлял славу советского джаза 60-70-х.

Олег Лундстрем и Юрий Саульский (фото конца 1990-х)

Впрочем, только ли они? А юные джазмены — МДА проводил детские джазовые фестивали? А публика отдалённых российских городов, куда без МДА Юрия Саульского никогда не приехали бы высококлассные музыканты? Кроме того, как активный деятель российской культуры, вхожий в самые высокие правительственные сферы, Саульский ещё с советских времен, когда он занимал видные посты в Союзе композиторов и был неофициальным «министром джаза», активно организовывал и проталкивал внимание государственных культурных органов к музыкантам, в том числе — присуждение им званий заслуженных и народных артистов (что много помогало тем из них, кто работал и работает в филармонической системе, особенно вне столиц), организовывал (или помогал организовывать) приезд в СССР американских и европейских джазменов — включая знаменитый Первый международный фестиваль.

https://www.youtube.com/watch?v=sP_myq8HZ9c

Юрий Саульский (фото 1970-х гг.)

Юрий Сергеевич говорил в интервью Михаилу Митропольскому, опубликованном «Джаз.Ру»в 1999 г.:

И это была правда: в ситуации, когда единое (и единодушное) некогда советское джазовое движение, с развалом СССР и прежней концертно-фестивальной системы стремительно не только разбежалось по региональным «норкам», но и разделилось на своего рода «партии», связанные общими коммерческими интересами и разделённые достаточно жёсткой конкуренцией, Юрий Саульский и его Джаз-ангажемент старались как-то отстраняться от конкурентной борьбы, оставаться «над схваткой». Нельзя сказать, чтобы эта позиция давалась Юрию Сергеевичу легко:

Что греха таить, иногда в запале безудержного отрицания советского опыта деятельность МДА кому-то казалась ретроградной, её нацеленность на сохранение возможностей концертных и фестивальных выступлений для категории ЛСД («Легенд советского джаза») — консервативной, и молодые российские (и зарубежные русскоязычные) джазовые издания, в том числе и «Джаз.Ру», не стеснялись это высказывать.

Но что никогда не вызывало никаких сомнений — это личная позиция Саульского. Конечно, безупречных позиций не бывает, но позиция Юрия Сергеевича в нешироком, отчаянно боровшемся в 90-е годы за выживание постсоветском джазовом сообществе вызывала главным образом понимание, уважение и почтение.

Тем более что Саульский никогда не был ретроградом: в собственном творчестве учитывал новейшие тенденции, охотно поддерживал экспериментаторов и антиортодоксов (достаточно упомянуть его интерес к джаз-ансамблю «Архангельск» покойного Владимира Резицкого) и довольно критически относился к агрессивно-консервативному настрою части российской джазовой публики, с достойным активистов Линкольн-Центра упорством отказывавшей поисковым направлениям импровизационного искусства в праве называться джазовыми.

Под этими словами Юрия Саульского я готов подписаться и сейчас.

ВИДЕО: документальный фильм «Джазовые импровизации одной судьбы», 2013. Режиссёр Роман Саульский

Источник: http://journal.jazz.ru/2018/10/23/yuri-saulsky-90/

О джазе | троянский джаз

Начало

Советский джаз появился в 1922 году. Именно в это время в столице Страны Советов состоялся дебют первого отечественного джазового ансамбля, так называемого, «джаз-банда». Премьера программы пришлась на середину осени 1922 года. Для нее был выбран Большой зал в Государственном институте театрального искусства.

Харьковчанину Юлию Мейтусу и москвичу Леониду Варпаховскому выпала честь первыми популяризировать джаз в СССР с организации ансамблей, которые ориентировались на музыкальные произведения, услышанные в 1926 году во время гастролей в Советской России джазовых коллективов из США. Ими управлял Фрэнк Уитерс.

Также в СССР в двадцатых годах показали оперетту «Шоколадные ребята». Оркестром во время представления дирижировал Сэм Вудинг.

20-е и 30-е

В 1927 году в столице Александр Цфасман создал музыкальный коллектив «АМА-джаз». В это же время ленинградец Леопольд Теплицкий основал джазовый оркестр в своем родном городе. Именно с этих двух коллективов и начался советский профессиональный джаз.

Концертные программы оркестров состояли в большинстве своем из западных композиций. Наркомпрос даже отправил Теплицкого в США в командировку, где он изучал музыку для картин немого кинематографа. Там ему очень понравился оркестр, которым руководил Пол Уайтмен.

Он играл музыку в стиле так называемого симфоджаза.

В 1929 году в Северной столице СССР Борис Крупышев и Георгий Ландсберг создали «Ленинградскую джаз-капеллу», на концертах которой можно было услышать зарубежные композиции, а также музыку, сочиненную молодыми советскими авторами – Николаем Минхом, Генрихом Терпиловским, Алексеем Животовым и другими композиторами. Коллектив Крупышева и Ландсберга просуществовал до 1935 года.

Советский джаз. Утёсов.

В начале весны 1929 года трубач Яков Скоморовский и актер Театра Сатиры из Ленинграда Леонид Утесов организовали «ТЕА-джаз», концерты которого делались в виде театрализованного джаза со своим сценарием, конферансом, танцами и эстрадными номерами. Оркестр начал сотрудничать с композитором Исааком Дунаевским.

В это же время Александр Варламов, Александр Цфасман, Георгий Ландсберг и Яков Скоморовский создали свои коллективы, которые блистали на советской джазовой сцене и начали записывать пластинки.

В 30-х годах оркестры стали все чаще исполнять композиции, написанные советскими композиторами – Даниилом и Дмитрием Покрассами, Леонидом Дидерихсом, Александром Цфасманом, Александром Варламовым, Юлием Хайтом, Николаем Минхом, Георгием Ландсбергом, Генрихом Терпиловским и другими.

Исаак Дунаевский в это время прославился своими рапсодиями, а Алексей Животов и Дмитрий Шостакович – джазовыми сюитами. В 1938 году в столице дирижером Виктором Кнушевицким и художественным руководителем Матвеем Блантером завершено создание Государственного джаз-оркестра.

В это же время Александром Варламовым был образован оркестр Всесоюзного радиокомитета. Чуть позже коллективом доверили руководить Александру Цфасману. В конце 30-х годов джаз в СССР уже можно было услышать по отечественным радиостанциям. В 1940 году Николай Минх создал свой оркестр при Ленинградском радио.

В довоенные годы грузинские, армянские и азербайджанские музыканты создают в своих республиках джаз-коллективы.

40-е и 50-е

Когда началась Великая Отечественная война, Николай Минх, Яков Скоморовский, Юрий Лаврентьев, Борис Ренский, Исаак Дунаевский, Леонид Утесов, Дмитрий Покрасс, Клавдия Шульженко, Борис Карамышев, Виктор Кнушевицкий, Александр Варламов и ряд других музыкантов, композиторов и певцов со своими оркестрами гастролируют по фронтам. В это время Василий Соловьев-Седой пишет знаменитую песню «Вечер на рейде», а Никита Богословский – «Темную ночь».

Александр Цфасман

После войны из джазовых музыкантов-фронтовиков был создан эстрадный оркестр Всесоюзного радио под управлением Виктора Кнушевицкого. В 1946 году Александру Цфасману довелось работать над созданием большого эстрадного оркестра «Симфоджаза», творческой базой которого стал театр «Эрмитаж».

В московском ресторане «Метрополь» после войны любители джаза ходили на выступления популярного ансамбля с Сергеем Седых на ударных, Александром Розенвассером на контрабасе, Виктором Андреевым и Леонидом Кауфманном на фортепиано, Яном Френкелем на скрипке и Александром Ривчуном на тенор-саксофонах и кларнете.

Конец 40-х годов считается наиболее сложным периодом в истории советского джаза. Это было время борьбы с так называемым «космополитизмом», то есть с влиянием «буржуазной» западной культуры.

10 февраля 1948 года Политбюро ЦК ВКП(б) выпустило печально известное постановление «Об опере «Великая дружба» Вано Мурадели»  заклеймившее «формалистическое направление, чуждое советскому народу».  Была открыта охота на всё что могло попасть в категорию «буржуазного» искусства.

И в эту категорию как «западная» музыка естественно угодил и джаз . Кстати, никогда, даже в самый разгар «антикосмополитской» кампании, джаз не был официально запрещён. Но в то же время джаз как музыкальное течение и джазовые коллективы подвергались «критике» означавшей на деле бешеную травлю.

Были даже запрещены некоторые музыкал.ные инструменты ассоциировавшиеся с джазом. Травля прекратилась только с началом хрущёвской «оттепели».

В 50-х годах Владимиром Рубашевским в столице был создан диксиленд, специализировавшийся на исполнении джазовых стандартов и пьес, написанных отечественными композиторами.

В это же время в Москву с гастролями прибыл Олег Лундстрем со своим джазовым оркестром. Его изначальным местом прописки была Казань.

Коллектив презентовал в столице, как свои авторские композиции, так и джазовые пьесы, основанные на фольклорных мотивах.

Начиная с конца 50-х годов, Лундстрем вместе со своим оркестром переехал в столицу и и с того времени считался одним из лучших отечественных джазовых коллективов.

В 50-х годах Матвеем Блантером и Исааком Дунаевским были написаны песни, вошедшие в золотой фонд отечественного джаза. Кроме того, композиции для оркестров писали Борис Мокроусов, Никита Богословский и Василий Соловьев-Седой.

Многие из них были лирическими и шуточными. Они игрались как большими составами, так и импровизационными ансамблями «комбо».

Отдельно стоит сказать о том, что такие советские композиторы как Вано Мурадели, Андрей Эшпай, Арно Бабаджанян и Тихон Хренников в это время также писали песни для оркестров.

60-е

Иосиф Вайнштейн (1959)

В 60-х советский джаз начал свой новый виток развития. В это время он уже прочно стал не просто развлекательным жанром, а настоящим музыкальным искусством. Джаз начали изучать в музыкальных образовательных учреждениях. Появились многочисленные ответвления в виде новых стилей. Джазовая музыка стала смешиваться с национальным фольклором советских республик.

Повысилось профессиональное мастерство отечественных музыкантов. Совершенствовалась ансамблевая игра в больших оркестрах. Появилось много молодых музыкантов, которые научились импровизировать не хуже своих зарубежных коллег.

В этом контексте отдельно стоит сказать о «золотой восьмерке», состоящей из ударника Александра Салганика, пианиста Юрия Рычкова, тромбониста Константина Бахолдина, трубача Виктора Зельченко, саксофонистов Алексея Зубова и Георгия Гараняна. Все они вошли в оркестр Центрального дома работников искусств.

Первое время коллектив работал под руководством Бориса Фиготина, а чуть позже – Юрия Саульского. Оркестр стал лауреатом и обладателем серебряной медали джазового конкурса на 6-м Всемирном фестивале молодежи и студентов в столице СССР. На этом форуме отечественные музыканты много общались с джазменами из зарубежных стран.

В 1958 году был создан ленинградский джаз-клуб, а через два года – московский. В этом процессе активно участвовали городские комитеты комсомола. Позже сеть джаз-клубов охватила практически весь СССР. При них организовывались ансамбли, проходили лекции, изучалась иностранная и отечественная джазовая музыка.
В 60-х годах появились интересные коллективы.

Молодежь активно посещала концерты ленинградского квинтета, которым руководил Владимир Родионов, квартета Юрия Вихарева, а также традиционалистов — «Доктора-джаза» и «Семи диксилендовых парней». Эти коллективы играли музыку отечественных композиторов, самостоятельно аранжировали их песни и занимались исполнением композиций собственного сочинения.

В это же время в Советском Союзе начали появляться любительские джазовые коллективы. В каком-то смысле они стали новой кузницей талантов, которые постепенно переходили в разряд профессионалов.

В конце 50-х – начале 60-х годов начали активно записываться, так называемые, составы «комбо» из молодых столичных музыкантов, которые ранее входили в «золотую восьмерку» — оркестр Центрального дома работников искусств.

Звуковые сессии проходили с участием пианиста из Москвы Бориса Рычкова и ленинградского трубача Германа Лукьянова. Этот состав выполнил первую профессиональную студийную запись, которая была признана новой волной отечественной джазовой музыки.

Маститые советские композиторы стали принимать в свой профессиональный союз видных отечественных джазменов.

Среди них появились такие имена как Вальтер Оякяэр, Уно Найссоо, Константин Орбелян, Юрий Саульский, Владимир Терлецкий, Владимир Рубашевский, Мурад Кажлаев, Игорь Якушенко и Богдан Троцюк. Они занимались записью пластинок, их композиции передавали отечественные радиостанции, а песни исполняли на концертах.

С 60-х годов и до наших дней по всему СССР и постсоветскому пространству отечественные музыканты участвуют в джазовых мероприятиях. Во времена СССР славились тбилисский, новосибирский, донецкий, ярославский и ленинградский фестивали. В 1967 году в Таллин приехали не только отечественные ансамбли, но и швейцарские, финские, шведские и польские исполнители.

В 1962 году состоялось первое зарубежное турне отечественного джазового коллектива в составе Николая Громина, Андрея Товмасяна и Алексея Козлова. Они стали участниками джазового фестиваля в Варшаве.

После этого отечественные музыканты постоянно гастролируют по всему миру.

Во времена СССР Анатолий Кролл, Константин Орбелян, Олег Лундстрем и Вадим Людвиковский со своими оркестрами выступали в столицах Чехии и Польши, где были гастроли и у «Ленинградского диксиленда», а Николай Громин и Георгий Гаранян со своей группой покорили Прагу.

Гастроли оркестра Бенни Гудмана по СССР

В 1962 году в СССР с двухмесячными гастролями посещает оркестр легендарного американского кларнетиста Бенни Гудмена.

Гудман и оркестр дали в общей сложности 32 концерта в Ленинграде, Москве, Киеве, Ташкенте, Тбилиси и Сочи, на которых побывало более 180-и тысяч человек. Оркестр Гудмана встречали и провожали стоя, по десять раз вызывая музыкантов на бис.

Люди попросту не расходились, пока в зале не выключали свет. Как позже признались музыканты оркестра, такого приема никто из них не ожидал. Сам Гудман был восхищен рыбалкой, чудесными исполинских размеров залами и тем, что у русских все в порядке с «чувством свинга».

Среди зрителей также оказались Н.С. Хрущев и А.Н. Косыгин. Правда, первый секретарь удалился уже после первого отделения, сославшись на то, что от этих «джазов» у него болит голова.

Из воспоминаний Советского джазмена Сергея Лавровского: “Я хочу рассказать, пожалуй, о самом знаменательном эпизоде за все время существования первого джаз-клуба – это приезд в Ленинград оркестра Бенни Гудмана в июне 1962 года. Естественно, это было революционное событие в развитии не только питерского, но и всего советского джаза.

Был дан какой-то толчок. Конечно, мы гонялись за музыкантами, нам было интересно с ними поговорить. Но ведь никто ж не разрешил бы нам провести джем-сейшн с американцами. Поэтому мы решили провести его ночью, тайно в здании университета. Рояль там был, я привез свои барабаны, кто-то из ребят привез контрабас.

Гена Гольштейн посадил американских музыкантов в свой катер и повез якобы на прогулку, а сам пристал около университетской набережной. Мы тихонечко провели американцев в университет. Этот джем-сейшен продолжался до тех пор, пока они еще могли сидеть.

Для нас это было такое супер-общение, потому что мы смогли увидеть и услышать, как играют американцы по сравнению с нашими звездами.

Нужно отдать должное Вихареву Юрию Михайловичу. Ведь именно благодаря ему этот секретный джем-сейшен состоялся. Юрий Вихарев -Пианист, композитор, музыкальный журналист и поклонник джаза.

В 1961 году организовал в Ленинградском университете джаз-клуб, был его президентом, читал лекции о джазе, проводил концерты.

Из книги Ю. Вихарев “Есть что вспомнить”: Радости нашей не было предела, хотя большинство музыкантов и любителей джаза испытывали некоторое разочарование от столь странного выбора — почему Бенни Гудман? Странным потому, что вряд ли Гудмана можно считать ярчайшим представителем американского джаз.

“Король Свинга” — пожалуй, но чтобы претендовать на роль “короля джаза” — это уж извините. А ведь для первой встречи русско публики с американским джазом нужен именно “Король”: Луи Армстронг или Дюк Эллингтон, Канта Бэйли или Элла Фитцджеральд, да даже Лиззи Гиллеспи или Майлс Дэвис.

Ведь мы жили уже в 60-х, а не 40-х!

Однако, когда мы все по тому же «Голосу Америки» узнали состав оркестра, разочарованию пришлось потесниться, дабы уступить место томительному ожиданию. Еще бы! На трубе — Джо Ньюмен, саксофонисты Фил Вудс и Зут Симс, тромбонист Джимми Неппер… А ритм —Виктор Фельдман), Билли Кроу, Мэл Льюис на барабанах. Это вселяло надежды.

Вершиной деятельности университетского джаз-клуба был, несомненно, ночной джэм-сейшен с гудмановцами. Все было внове, все было первые: и возможность увидеть живых американских джазменов, потрогать их, поговорить с ними, послушать, а может, — чем черт не шутит! — и поиграть.

Да еще среди ночи! Прямо как в Штатах. Я все-таки до сих пор не могу понять даже не то, как нам это сошло с рук — мне было просто безразлично, что будет потом, ради такой ночи я был готов хоть на эшафот, а как вообще такое стало возможно и прошло та удивление гладко.

Прекрасно понимая, что среди ночи ключ от двери актового зала мне никто не даст, я с небольшой группой музыкантов еще с вчера оккупировал помещение. Никаких подозрений поначалу это не вызывало, поскольку мы нередко репетировали по вечерам. Оставалось только ждать. Все было в воле Божьей. Мы уже никак не могли вмешаться в естественный ход событий.

Далее следует фрагмент разговора Юрия Вихарева с Геннадием Гольштейном, непосредственными участниками тех событий.

“Итак, я оставил нас пребывающими в томительном ожидании в актовом зале университета и ничего не ведающими о том, что творится за его стенами. А творилось вот что.

ГГ: Ну что еще было до этой сессии в университете? До этой сессии был еще джэм в «Астории»!

Источник: https://firstjazztourinussr.com/o-dzhaze/

Как джаз покорил советских людей?

Хотя исторической родиной джаза считается Новый Орлеан, но он нашел распространение во всем мире. Трудно себе представить сегодня страну, где бы не слушали эту музыку. Она удивительно интересным образом проникает в сердца и чарует их.

Вот уже 100 лет, как джаз не перестает радовать людей. Говоря о появлении его в СССР в 1922 году, хочется отметить, что он был принят с радостью, буквально уже через несколько лет после своего рождения в Америке. И все это было заслугой человека, всесторонняя и многогранная деятельность которого заслуживает уважения и восхищения.

Валентин Парнах, прогрессивный деятель того времени, бесподобный танцор, переводчик, театрал, поэт. Посетив в те годы Европу, он открыл для себя эту музыку и поспешил поделиться с нею с соотечественниками.

Этот многосторонне одаренный человек создал самый первый в Советском Цоюзе джазовый оркестр, название которого было своеобразным и уникальным «Первый в РСФСР эксцентрический оркестр джаз-банд Валентина Парнаха».

В октябре 1922 года произошло событие, которое можно считать днем рождения советской джазовой музыки.

Это был самый первый концерт вышеупомянутого оркестра. Шло время и джаз обретал все большую популярность буквально во всех слоях населения. Здесь надо отдать должное талантливому поющему актеру Леониду Утесову, который быквально жил этой музыкой.

В 1934 году на экраны Союза выходит задорная комедия «Веселые ребята», в которой актер чудесно исполняет роль музыканта, страстно влюбленного в джазовую музыку.

Именно благодаря этой ленте и появился театральный джаз – новый и интересный стиль, в котором очень удачно переплетались музыка, оперетта, театр, и все это преподносилось зрителю, как представление.

Особое место в развитии отечественного джаза в 40-е годы занимает талантливый человек Эдди Рознер, который одновременно являлся и руководителем оркестра, и композитором, и музыкантом. Его карьера в этом направлении начиналась в Европейских странах, но потом, переехав в Советский Союз, он явил свету такое интересное направление музыки и танца, как свинг, а также одновременно с этим явился прародителем джаза в Белоруссии.

Надо отметить, что нарядy с такой популярностью и любовью у народа, отношение руководителей СССР к этому видyмузыки было двояким. С одной стороны, советских исполнителей джаза, вроде и не запрещали, но с другой – существовала тенденция непринятия всего иностранного, как разрушающей моральные принципы советского человека.

Ведь, дескать, надо любить все свое, отечественное, а не известно от куда пришедшее. В начале 50-х многие коллективы, исполняющие джазовую музыку, были в не милости, иx то и дело запрещали. Затем потихоньку положение вещей стало меняться повсеместно, коснулось это и «гонимого» джаза.

И уже в конце 50-х, начале 60-х годов начали раздаваться бодрящие мелодии оркестров Эдди Рознера, Олега Лундстрема. На благодатной почве появились новые коллективы, среди которых заметно выделялись Рижский эстрадный оркестр, и оркестры Иосифа Вайнштейна из Ленинграда и Вадима Людвиковского из Москвы.

Музыковед Семен Гинзбург составил хорошую книгу об истории джаза, которая вышла в Ленинграде в 1926 году. Здесь, помимо своих статей, автор поместил переводы статей известных западных критиков и композиторов.

Долгое время о джазе не писали, видимо, просто хотели им наслаждаться. Но вот в 60-х годах, самом начале выходит уже вторая книга под очень кратким названием «Джаз». Это было соавторство Валерия Мысовского и Владимира Фейертага.

Надо отметить, что именно в то время появились первые попытки по созданию первой энциклопедии джаза на русском языке. Работа продолжалась много лет, и учитывая все правки и доработки, это исключительное творение смогло увидеть свет в 2001 году.

Издалось оно уже петербуржским издательским домом » Скифия».

Это богатое на историю и информацию издание насчитывает более 1000 имен личностей, связавших свою жизнь с джазом, а уже в 2008 году, вышедшее в свет следующее издание энциклопедии, содержащее новейшие факты, было дополнено редкими фотографиями. Был существенно увеличен и список джазовых личностей.

Об этой музыке можно говорить нескончаемо много. Но, каждый сам для себя решает, что ему интересно, а что нет. Прежде, чем иметь свое мнение и дать правильно ему сформироваться, будет чрезвычайно полезным послушать и вникнуть в эту чарующую слух музыку. В самом деле, ведь не зря у нее такая длинная и красочная на события история, которая вплетает в себя так много стран.

Источник: https://netrmed.livejournal.com/533052.html

Ссылка на основную публикацию